Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Притормаживает: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

О нет, АПЛ опять притормаживает из-за ковида. Уже отменили матчи «Сити» и «Тоттенхэма» — О духе времени — Блоги

Похоже, АПЛ близка к жесткому коронавирусному кризису.

В понедельник уже отменили матч «Эвертона» и «Ман Сити» (из-за вспышки у гостей), а во вторник и среду появилось сразу несколько грустных и тревожных новостей.

The Telegraph пишет, что клубы обсуждают возможный двухнедельный перерыв в январе. Некоторые топ-менеджеры после переноса игры «Сити» якобы затрагивали тему в неформальных переговорах. Ситуация ухудшается – положительных тестов все больше:

•‎ Вспышка в «Фулхэме». Несколько представителей клуба сдали положительные тесты, и теперь игра с «Тоттенхэмом» в среду под вопросом. Последний матч с «Саутгемптоном» пропустил тренер «Фулхэма» Скотт Паркер – один из членов его семьи заразился. Но сам Паркер здоров и уже вернулся к работе. 

Жозе Моуринью за четыре часа до матча написал, что АПЛ пока не уточнила статус игры.

«Матч в 6 вечера… Мы все еще не знаем, сыграем ли. Лучшая лига мира», – написал Жозе в инстаграме. 

Новости пришли примерно через час после поста Жозе – матч перенесен! Серьезнейший удар по АПЛ после выхода из ковидного кризиса. 

•‎ Вспышка в «Шеффилде». В команде ряд положительных тестов, но игра с «Бернли» состоялась («Юнайтед» проиграли 0:1).

•‎ Тренер «Саутгемптона» Ральф Хазенхюттль ушел на самоизоляцию и пропустил матч с «Вест Хэмом» из-за заболевшего члена семьи.

•‎ Серьезные проблемы есть и в EFL (объединяет чемпионшип, Лигу 1 и Лигу 2) – из-за вспышек пострадали шесть клубов, сильнее всех – «Сандерленд», где уже 14 положительных тестов. Лига отменила восемь матчей в Boxing Day и десять – во вторник.

•‎ И самое важное: АПЛ объявила о рекордном количестве положительных тестов за неделю. С 21 по 27 декабря анализ сдали 1479 футболистов и представителей клубов, положительных результатов – 18.

Из-за этого лига ужесточает правила – теперь клубам придется делать тесты дважды в неделю.

Все это на фоне в целом ухудшающейся ситуации с коронавирусом в Великобритании: с декабря в стране распространяется новый штамм (быстро укоренилось его название «британский»), многие уже закрыли авиасообщение с островным государством (Россия – с 22 декабря). Все боятся скорости распространения: она, по словам премьер-министра Бориса Джонсона, на 70% выше, чем у других вариантов вируса.

Официальных подтверждений того, что обсуждается приостановка, пока нет. Днем во вторник The Guardian наоборот уточняла, что и в АПЛ, и в EFL издание заверили: планов ставить сезон на паузу нет – все в рабочем режиме.

Хочется верить. Но динамика точно не радует, еще и проблем с календарем только прибавляется.

Лига отрицает планы о приостановке

АПЛ и EFL (отвечает за остальные профессиональные лиги) утром в среду подчеркнули, что не обсуждали вопрос о вынужденной паузе. В заявлении Премьер-лиги говорится, что лига доверяет протоколам безопасности и клубам, которые их соблюдают.

Подчеркивается, что недавно число тестов увеличили вдвое – с одного раза в неделю до двух, и результаты в пределах допустимого. 

Источник The Guardian в правительстве также заявил, что никаких планов по пересмотру протоколов для спорта пока нет.

Но медиа уточняет, что все может измениться с ростом статистики. 

Фото: Gettyimages.ru/Alex Livesey / Stringer; REUTERS/John Walton, Naomi Baker, Andy Rain 

Легковая автомашина массой 1610 кг притормаживает на прямолинейном отрезке дороги. Модуль

Умоляю, помогите. В опыте Юнга расстояние между щелями равно d, а расстояние от щелей до экрана равно l. Щели освещают монохроматическим светом с дли … ной волны λ1, при которой положение m-й светлой полосы определяется координатой Х1, а m-й темной полосы определяется координатой Х2. Если заменить светофильтр (длина волны монохроматического света станет равной λ2) и поместить всю систему в среду с показателем преломления n, то ширина интерференционных полос равняется ∆Х.

Определить неизвестную величину.

При распаде ядра технеция-92 (Тс92) образовались позитрон и дочернее ядро нового химического элемента. Запишите уравнение реакции распада технеция-92 … (Тс92). Назовите новый химический элемент, образовавшийся при данном распаде.

Запишите уравнение реакции распада технеция-92 (Тс92).

я ничего не понимаю , помогите : Протон, движущийся со скоростью 2,65-10° м/с, влетев в однородное магнитное поле с индукцией 300м Тл, продолжил движе … ние по спирали с радиусом 8 см. Определить шаг спирали.​

я ничего не понимаю , помогите : Протон, движущийся со скоростью 2,65*10° м/с, влетев в однородное магнитное поле с индукцией 300м Тл, продолжил движе … ние по спирали с радиусом 8 см. Определить шаг спирали .​

Сколько амплитуда составляет

В таблице приведены результаты измерений пути при свободном падении стального шарика в разные моменты времени. Каково, скорее всего, было значение пут … и, пройденное шариком при падении, к моменту времени t = 2 с?​

На каком расстоянии от точечного заряда 10 нКл, находящегося в воздухе, напряженность электрического поля будет равна 0,25 В/м?​

На каком расстоянии нужно расположить два заряда 6 нКл и 4нКл, чтобы они отталкивались друг от друга с силой 12·10 -5 Н.

Срочно,даю 30 баллов,на контрольные вопросы отвечать не нужно.ПОЖАЛУЙСТА,СРОЧНО!!!!

Промышленность притормаживает на разгоне — Российское агентство поддержки малого и среднего бизнеса

Краткосрочные прогнозы в обработке вновь стали ухудшаться

Первые июльские оценки активности в обрабатывающей промышленности свидетельствуют, что российские компании переоценили скорость выхода экономики из «коронакризиса». По данным опросов Института Гайдара, в этом секторе стали вновь снижаться планы выпуска, а также ухудшаться прогнозы по спросу и найму работников. Впрочем, инвестиционные планы предприятий продолжили развивать тренд на оптимизм. Вероятно, на фоне медленного восстановления внешнего спроса компании продолжают надеяться на скорый приход в экономику бюджетных инвестиционных вливаний.

Июльские результаты конъюнктурных опросов представителей обрабатывающей промышленности Институтом Гайдара показали дальнейшее восстановление отрасли. Индекс промышленного оптимизма, рассчитываемый аналитиками института, в июле вырос третий месяц подряд и даже вышел «в плюс» за счет улучшения оценок запасов и спроса, а также фактического изменения последнего (см. график). Впрочем, планы выпуска продемонстрировали ухудшение, как и прогнозы предприятий в отношении спроса, а также найма персонала. 

Быстрый выход российской промышленности из вирусного кризиса, похоже, откладывается»,— заключает автор расчетов Сергей Цухло, поясняя свой вывод тем, что компании были излишне оптимистичны в прогнозах после провального апреля.

Об этом свидетельствует в том числе и заметное расхождение между ожиданиями и фактическими объемами спроса (хотя последние в июле уже оказались на докризисном уровне конца 2019 года).

По данным Росстата, падение в обработке незначительно сократилось — до 3% в июне с 3,4% в мае (в годовом выражении; см. “Ъ” от 17 июля). Впрочем, учитывая, что в июне 2020 года было на один рабочий день больше, чем годом ранее, падение усилилось. Между тем, по оценке ЦМАКП, сокращение обработки в июне по сравнению с маем значительно замедлилось — до 3,6% с 5,9% в годовом выражении. Такая динамика выпуска в секторе больше схожа с результатами оценок ИЭП, а оценки ЦМАКП основаны на исходных данных Росстата, однако не включают статистики по закрытым отраслям. Кроме того, на индекс Росстата повлияла высокая база июня 2019 года, когда производство компьютеров, электронных и оптических изделий показало более чем полуторакратный скачок, связанный с завершением выполнения очень крупного заказа одним из предприятий (в ЦМАКП исключают из учета товары, для которых характерны «идиосинкратические шоки» и данные об объемах производства которых не отражают тенденции динамики производства, пояснили аналитики расхождения в оценках).

Иными словами, даже на фоне некоторого охлаждения ожиданий относительно скорости восстановления промышленности в июле фактический отскок экономической активности от дна в обработке мог уже произойти — на фоне продолжающегося ухудшения, которое позволяла наблюдать официальная статистика.

Об этом свидетельствуют и инвестиционные планы в промышленности, которые, по оценкам ИЭП, в июле продолжили медленно набирать оптимизм. Об отсутствии ухудшения инвестиционного спроса говорят также стабилизация годовых темпов спада объемов строительства и замедление темпов падения перевозок железнодорожным транспортом в июле (по данным Росстата).

«Ключевыми факторами небыстрого восстановления обрабатывающих отраслей являются медленный рост внешнего спроса на российский экспорт и слабая инвестиционная активность. Впрочем, на фоне восстановления мировой экономики и фокуса отечественной бюджетной политики (и в первую очередь плана по выходу из кризиса) на инвестиции можно ждать улучшения этих факторов в ближайшие месяцы»,— считают экономисты Райффайзенбанка.

Отсутствие ухудшения инвестиционных планов может объясняться ожиданием скорого роста инвестрасходов государства.

«Мы одномоментно продолжаем реализацию пакета антикризисных мер — то, что касается программ кредитования, поддержки бизнеса, отсрочек, которые были установлены еще весной, и занимаемся запуском нового инвестиционного цикла»,— расшифровал вчера тактику правительства глава Минэкономики Максим Решетников. По его словам, предполагается, что к четвертому кварталу 2021 года экономика выйдет на докризисный поквартальный ВВП. Между тем заметным риском для реализации этих планов стало снижение доходов от предпринимательства во втором квартале 2020 года (см. “Ъ” от 20 июля). Напомним, если верить Росстату, последние несколько лет рост капвложений, когда он обнаруживался официальной статистикой, определяли не крупные и средние компании и не государство, а малый бизнес.

Алексей Шаповалов

«Зенит» притормаживает. Когда завершится спад в игре петербуржцев?

сергей подушкин

Спорт 27 Августа 2019

Ноль голов в двух последних матчах, всего-навсего одна победа и только пять очков в четырех августовских встречах при невыразительной игре. О кризисе в «Зените» говорить, пожалуй, рано, однако определенный спад налицо. Или Сергей Семак просто пожертвовал летним отрезком чемпионата, чтобы вывести команду на пик формы к середине сентября, когда начнется Лига чемпионов?

ФОТО Вячеслава ЕВДОКИМОВА/fc-zenit. ru

После субботнего поражения от «Уфы» зенитовцы опустились в турнирной таблице РПЛ с первого места на пятое. Любопытно, что так низко при Семаке команда прежде никогда в чемпионате России не падала. Впрочем, отставания от занимающего первое место «Краснодара» по очкам нет, «Зенит» находится в группе пяти команд (среди них также «Спартак», «Ростов» и «Локомотив»), имеющих после семи туров по 14 очков. Хотя с учетом довольно простого календаря на старте сезона, «Зенит», по идее, должен был сейчас находиться в отрыве. Ведь, по сути, с равным по силам соперником петербургская команда встретилась лишь однажды, да и тогда пришлось уходить от поражения только в самой концовке домашней встречи с «Краснодаром».

«Все абсолютно нормально с точки зрения функционального состояния, — рассуждал Семак перед двумя неудачными матчами с «Ахматом» и «Уфой». — Конечно, кому-то даем набирать или добирать кондиции, кому-то нужно почувствовать игровой тонус и общекомандные взаимодействия. Мы продолжаем проводить серьезные тренировки в недельном цикле, не сбавляем обороты. Продолжаем готовиться и добирать, потому что в сентябре возможности как следует тренироваться у нас уже не будет».

Неужели стелил соломку, пытаясь объяснить игрой «под нагрузкой» последующие потери очков? Скорее, тренер просто пытался таким образом объяснить некоторое отсутствие свежести, но все же рассчитывал добиваться положительных результатов в матчах с не самыми грозными оппонентами. Однако неидеальный «Зенит», как выяснилось, не способен побеждать на классе даже довольно посредственных, что уж тут скрывать, соперников.

При этом нельзя говорить о каких-то экспериментах или масштабной ротации состава. По сути, «Зенит» начал чемпионат довольно узкой обоймой футболистов и продолжает ею играть. Во всех семи матчах приняли участие сразу десять (!) футболистов, причем Ярослав Ракицкий, Бранислав Иванович, Магомед Оздоев, Дуглас Сантос и Андрей Лунев сыграли все встречи от звонка до звонка, да и Артем Дзюба, Вильмар Барриос и Сердар Азмун пропустили совсем мало игрового времени. Вариативности игре в нападении добавлял Себастьян Дриусси, но аргентинец получил травму в матче с «Динамо». По иронии судьбы, в это же время «сломался» и купленный за 40 миллионов евро бразилец Малком, который, по идее, мог бы занять место Дриусси в основном составе.

В итоге вместо переизбытка креативных крайних полузащитников «Зенит» внезапно столкнулся с их нехваткой. Пришлось даже «отряхнуть от пыли» аргентинца Эмилиано Ригони, которого этим летом собирались (а возможно, еще и собираются) продать или отдать в аренду. Но и это не помогло. По матчам с «Ахматом» и «Уфой» бросалось в глаза, что в нынешнем «Зените», по сути, никто не отмечается нестандартными действиями, не идет в обводку вблизи чужой штрафной, не делает нестандартных передач. Все достаточно предсказуемо, читаемо плюс небыстро, что позволяет свести количество опасных моментов к минимуму.

Да и реализация тех шансов, что все же появляются, объективно хромает. Летний «Зенит» пока уступает «Зениту» весеннему по многим показателям. В частности, троица легионеров, купленная в зимнее трансферное окно, сейчас действует пусть не провально, но уже не столь ярко, как в марте — мае, а Сердар Азмун в семи играх забил лишь дважды. И это после девяти голов в 12 матчах по весне.

Не исключено, что до закрытия трансферного окна 2 сентября «Зенит» приобретет еще одного-двух легионеров, но не факт, что они мгновенно усилят командную игру. Быстрое восстановление и набор формы Малкома и Дриусси также не гарантированы, а значит, «Зениту» неплохо бы изыскать внутренние резервы. Иначе с началом группового этапа Лиги чемпионов проблемы только усугубятся. Не стоит забывать, что осень (особенно, поздняя) для «Зенита» вообще в последнее время в чемпионате России какой-то заколдованный период. Достаточно вспомнить выступления команды в чемпионате на протяжении последних четырех сезонов под началом Андре Виллаш-Боаша, Мирчи Луческу, Роберто Манчини и самого Семака. Не собираемся никого пугать, но заметим, что 14 очков в семи турах — худший старт «Зенита» с сезона-2013/14. В двух предыдущих сезонах после такого же количества матчей у петербургской команды было 19 очков, в сезонах-2015/16 и 2016/17 — 15, а чемпионат-2014/15 «Зенит» и вовсе начал с семи побед подряд.

Футбол 

Чемпионат России. 7-й тур. 

«Уфа» — «Зенит» — 1:0 
«Краснодар» — «Локомотив» — 1:1
«Тамбов» — «Динамо» — 0:2
ЦСКА — «Ахмат» — 3:0
«Крылья Советов» — «Спартак» — 1:2
«Ростов» — «Рубин» — 2:1 
«Арсенал» — «Оренбург» — 2:1
Матч «Урал» — «Сочи» завершился вчера вечером.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 158 (6511) от 27.08.2019 под заголовком ««Зенит» притормаживает».


Материалы рубрики

Nikon подтверждает, что Foxconn притормаживает запуск LCD-завода в Китае

Неделю назад японским источникам стало известно, что компания Foxconn пытается свернуть или изменить проект строительства завода по выпуску LCD-панелей в США и притормозить с запуском передового LCD-завода в Китае (в Гуанчжоу). В США подобное производство экономически невыгодно, а в Китае наблюдается первое за 28 лет снижение темпов экономического  развития. Проект в США пока находится на этапе рытья котлована под фундамент. Он не требует спешки и Дональд Трамп в ходе личной беседы с руководителем Foxconn убедил того продолжить строительство.

Литографический сканер компании Nikon

В Китае новый завод построен и находится на этапе завоза литографического и другого промышленного оборудования. Однако ухудшение экономических прогнозов якобы вынудило Foxconn повременить с полномасштабным запуском производства, которое планировалось начать в октябре этого года. В компании Foxconn отрицали подобное развитие событий и заявили СМИ, что ввод предприятия поколения 10.5G идёт по расписанию. Но вчера во время отчётного доклада компании Nikon было раскрыто, что месяц назад Foxconn действительно попросила производителя литографических сканеров приостановить поставки оборудования для LCD завода в Гуанчжоу.

Неразрезанная подложка для LCD поколения 10G (Corning)

По словам представителей Nikon, которые приводит информагентство Reuters, в настоящий момент идёт дискуссия, на сколько необходимо задержать поставки и какие именно. Для Nikon это тоже плачевная ситуация. Компания несёт потери на фронте выпуска цифровых фотокамер. Продажа литографических сканеров ― это хорошее подспорье для бизнеса этого японского производителя. Тем более, что Nikon выиграла судебный спор у ASML и Carl Zeiss по поводу прав на патенты для выпуска литографических сканеров. В итоге квартальная выручка Nikon могла быть намного лучше, если бы в это раз не подвели китайцы.

Если вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.

«Мальорка» притормаживает «Реал» :: Футбол :: РБК Спорт

«Мальорка» немного обострила борьбу за чемпионство. Видимо, островитяне решили, что, раз в субботу проиграл «Депортиво», то и «Реалу» негоже набирать три очка.

Читайте нас в

Новости Новости

Фото: ИТАР-ТАСС

«Мальорка» немного обострила борьбу за чемпионство. Видимо, островитяне решили, что, раз в субботу проиграл «Депортиво», то и «Реалу» негоже набирать три очка. Матч «Мальорка» — «Реал» получился очень интересным. Весь первый тайм преимуществом владели хозяева. Это’о упустил несколько неплохих возможностей, но в итоге исправился. Гола он не забил, но так активно поборолся в штрафной, что Касильяс пропустил удар Лукве. Гол остался единственным. Но это не соответствовало ходу игры. ВО втором тайме «Реал» просто обязан был забивать. Мадридцы прижали хозяев к воротам, давили, но забить не смогли. В конце матча несколько опасных контратак «Реал» пропустил. Но опять Это’о немного терялся перед воротами.

«Барселона» такой прекрасной возможностью приблизиться к «Реалу» не воспользовалась. Матч против «Нумансии» не казался слишком уж сложным, но каталонцы сплоховали. Клюйверт открыл счет уже в первом тайме, но на этом «Барса» успокоилась. И гол Рубена Наварро во втором тайме стал для нее совсем неожиданным. Матч так и завершился ничьей 1-1.

«Овьедо» продолжает удивлять. Пожалуй, за последние несколько лет это один из самых сильных сезонов для команды. В этом туре был повержен четвертьфиналист Кубка УЕФА «Райо Вальекано», причем повержен в гостях .Голы забивали Данжу и Оли.

Совсем тонет «Расинг». «Вильяреал» вел против сантандерцев аж 4-0, и лишь в концовке немного расслабился. Похоже, с приобретением Мартина Палермо атака «Вильяреала» сильно видоизменилась, и к лучшему.

Результаты тура:

Сарагоса — Атлетик 2-2
Голы: Хамелли, 17, Эснайдер, 29 — Тико, 19, Урсаис, 74

Вильяреал — Расинг 4-2
Голы: Канья, 10, Хорхе Лопес, 39, Палермо, 53, Крайовяну, 73 — Магалланес, 75, Маццони, 90

Реал Сосьедад — Алавес 1-1
Голы: де Паула, 42 — Луис Альберто, в свои ворота, 58

Райо Вальекано — Овьедо 0-2
Голы: Данжу, 6, Оли, 65

Осасуна — Малага 3-3
Голы: Фернандес, 35, Ганседо, 66, Иван Росадо, 75 — Руфете, 23, Дели Фальдес, 35, Зарате, 90

Эспаньол — Вальядолид 1-0
Гол: Тамудо, 80

Нумансия — Барселона 1-1
Голы: Рубен Наварро, 64 — Клюйверт, 31

Мальорка — Реал 1-0
Гол: Лукве, 40

БРИМИКАСы в низкотехах.

Как Россия притормаживает, потому что не планирует!

Продолжаем обзор эффективности выстроенных в эпоху заката глобализации (2005-2015 гг.) глобальных цепочек стоимости (ГЦС)

Продолжаем обзор эффективности выстроенных в эпоху заката глобализации (2005-2015 гг.) глобальных цепочек стоимости (ГЦС). Мы уже вскрыли малоудовлетворительные итоги выступления России в высокотехнологичных и среднетехнологичных отраслях. На этот раз обратимся к низкотехнологичным -_низкотехам. К таковым по международной классификации, принятой в ОЭСР и разделяемой нашим Росстатом (ОКВЭД), относятся такие виды деятельности, где доля затрат на НИОКР в добавленной стоимости менее 3 %:

  • Добыча полезных ископаемых
  • Пищевая промышленность
  • Легкая промышленность
  • Деревообрабатывающая промышленность.

Несмотря на малопочетный титул эти отрасли для значительного количества стран, прежде всего, из числа тех развивающихся, которые пытаются продвинуться вверх по лестнице мирового разделения труда, являются основным боевым оружием на полях мировой экономической войны. Все помнят, как в свое время, Япония, Южная Корея, другие азиатские «тигры», и в самое последнее время, Китай, начинали с развития именно таких низкотехов, приносящих поначалу небольшую добавленную стоимость, но постепенно, смогли капитализировать свои экспортные доходы и достроить широкую технологическую палитру отраслей с перевесом высокотехнологичных. Поэтому, нынешние участники погони за счастьем, включая Россию, получившие в недалеком прошлом статус быстрорастущих экономик (БРИКС), пытаются оседлать схожую траекторию успеха.

Еще не забытая аббревиатура BRICS может быть дополнена. Предлагаю к известной пятерке стран (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) добавить еще три развивающиеся страны, которые за прошедшие 20 лет демонстрировали в целом очень неплохие темпы развития экономики. Это Мексика, Аргентина, Индонезия. Мексика на фоне тенденции к деглобализации с 2008 года рассматривается США как новая индустриальная площадка, заменяющая Китай, и уже пожинает плоды политики решоринга. Аргентина еще не растеряла своего былого величия первой половины 20 века, когда она была аж четвертой-пятой экономикой мира. Индонезия наступает на пятки России и не ровен час сместит нас с шестого места в мире по ВВП. Поэтому, рассмотрим достижения нашей страны в ГЦС на фоне восьмерки наиболее промышленно-развитых и динамичных развивающихся стран BRIMICАS – Бразилия, Россия, Индия, Мексика, Индонезия, Китай, Аргентина, ЮАР.

Для оценки внешней конкурентоспособности отрасли будем использовать показатель VAc/w – прирост доли национальной отраслевой добавленной стоимости в общемировой добавленной стоимости отрасли. Динамика этого показателя отражает степень вытеснения иностранных конкурентов из данной отрасли в глобальном измерении. Т.е. положительный прирост данного показателя за период свидетельствует о том, что производители – резиденты данной страны увеличили свою долю на мировом рынке за счет производителей – резидентов других стран.

А для оценки внутренней конкурентоспособности отрасли будем использовать показатель сравнительных выявленных преимуществ RCA, который рассчитывается как отношение удельного веса экспорта продукции по определенному виду в общем объеме экспорта страны к удельному весу того же вида продукции в мировом объеме экспорта.

RCAij = (xij/Xit) / (xwj/Xwt),

где RCAij , рассчитанный по экспорту продукции;

xij и – стоимостной объем экспорта товара j для страны i

xwj – стоимостной объем мирового экспорта товара j;

Xit и – общий объем экспорта выбранной страны;

Xwt – общий объем экспорта всего мира.

Значения индекса свыше 1, т.е. ситуация при которой относительный отраслевой экспорт страны растет быстрее, чем относительный общий экспорт страны, свидетельствует о наличии конкурентного преимущества страны в производстве данного вида продукции.

Индекс предложен B. Balassa в 1965 с целью выявления представления о торговых преимуществах страны в отношении промышленной продукции, которая, по его представлениям, наиболее полно соответствует сравнительным преимуществам, имеющимся в данной стране.

Несмотря на то, что RCA традиционно считается показателем внешней (международной) конкурентоспособности отрасли, мы будем трактовать динамику данного показателя (темп прироста в процентах за период 2005-2015 гг) именно как внутреннюю конкурентоспособности, или сравнительную с другими отраслями национальной экономики степень роста относительного экспорта страны.

Практически все отраслевые показатели RCA страны не могут вырасти за определенный период или, наоборот, все уменьшится. Если некая отрасль страны увеличила свой отраслевой RCA, то обязательно должны обнаружиться такие отрасли этой же страны, которые уменьшили свой отраслевой RCA. Это следует из логики самого показателя. Отрасли с отрицательным RCA Balassa считал не обладающими сравнительным конкурентным преимуществом. По сравнению с кем? С другими отраслями данной страны. Поэтому, на определенном временном периоде некоторые отрасли страны будут демонстрировать положительные приросты RCA, а некоторые – обязательно отрицательные. Это не означает, что отрасль А с отрицательной динамикой RCA не может увеличить свой удельный вес в данной отрасли в глобальном измерении, т.е. на мировой арене, т.е. с точки зрения внешней конкурентоспособности. Это значит, что в данной стране найдётся другая отрасль Б с положительным приростом RCA, которая растет относительного мирового экспорта быстрее, чем отрасль А.

Рассмотрим динамику указанных показателей 8-ми стран за 2005-2015 гг. (Таблицы 1-4). Все таблицы составлены на основе: 1) Trade in Value Added: 2018 / OECD. [Электронный ресурс]; 2) Revealed comparative advantage / WITS. – World Bank. Страны упорядочены по убыванию показателя внешней конкурентоспособности VAc/w – прирост доли национальной отраслевой добавленной стоимости в общемировой добавленной стоимости отрасли. Данные по динамике показателя RCA приведены на основе базы данных WITS, остальные данные – по TiVA.

Таблица 1. Добыча полезных ископаемых. Динамика показателей сравнительных выявленных преимуществ RCA, прироста доли национальной отраслевой добавленной стоимости в общемировой добавленной стоимости отрасли VAc/w, 2005-2015, %

Страна Добыча полезных ископаемых
RCA VAc/w
1. Китай -42 87
2. Аргентина 2 80
3. Индонезия 9 27
4. Индия -27 8
5. Россия -1 1
6. Бразилия 77 -11
7. ЮАР 1 -1
8. Мексика -26 -56

Таблица 2. Пищевая промышленность. Динамика показателей сравнительных выявленных преимуществ RCA, прироста доли национальной отраслевой добавленной стоимости в общемировой добавленной стоимости отрасли VAc/w, 2005-2015, %

Страна Пищевая промышленность
RCA VAc/w
1. Китай -26 180
2. Аргентина 26 75
3. Индонезия 23 55
4. Бразилия -11 17
5. Индия 8 11
6. Россия 64 -13
7. Мексика 7 -20
8. ЮАР -35 -25

Таблица 3. Легкая промышленность. Динамика показателей сравнительных выявленных преимуществ RCA, прироста доли национальной отраслевой добавленной стоимости в общемировой добавленной стоимости отрасли VAc/w, 2005-2015, %

Страна Легкая промышленность
RCA (указано макс. значение из трех подотраслей) VAc/w
1. Китай -17 100
2. Аргентина -25 67
3. Индия 0 20
4. Индонезия 82 20
5. Бразилия 1 -17
6. Россия -28 -28
7. Мексика 5 -42
8. ЮАР 16 -68

Таблица 4. Деревообрабатывающая промышленность. Динамика показателей сравнительных выявленных преимуществ RCA, прироста доли национальной отраслевой добавленной стоимости в общемировой добавленной стоимости отрасли VAc/w, 2005-2015, %

Страна Деревообрабатывающая промышленность
RCA VAc/w
1. Китай 12 205
2. Индия 23 158
3. Аргентина -38 139
4. Индонезия 1 63
5. ЮАР -18 18
6. Россия 17 -7
7. Бразилия 16 -9
8. Мексика -3 -9

Какие закономерности бросаются в глаза?

Безусловное лидерство Китая во всех отраслях по приросту добавленной стоимости. Но, при этом, как мы видим, по показателю RCA Китай в трех из четырех отраслей получил минусы. Это значит, что нашлись другие отрасли, относящиеся к средне и высокотехнологичным, которые добились больших относительных приростов экспорта по сравнению с данными низкотехнологичными. Китай уверенно переходит из категории развивающихся стран, специализирующихся на экспорте низкотехнологичной продукции, в категорию высокоразвитых, но за счет огромных масштабов экономики его низкотехнологичные отрасли также увеличивают свою долю в мировом производстве.

Аргентина, Индонезия, Индия (АИИ) во всех отраслях добились положительного прироста VAc/w и почти везде в отличие от Китая отметились положительным приростом RCA. Этот факт свидетельствует о существенном отставании данных стран от Китая по уровню промышленного развития. Ведь этой тройке в отличие от Китая, приходится расплачиваться своими конкурентными преимуществами RCA в низкотехнологичных отраслях для того чтобы увеличивать свою добавленную стоимость на мировом рынке. Иначе, залогом роста внешней конкурентоспособности является внутренняя конкурентоспособность данных низкотехнологичных отраслей (кроме Добычи полезных ископаемых в Индии и деревообрабатывающей промышленности в Аргентине). Если Китай растет на внешних рынках при отрицательной внутренней конкурентоспособности низкотехов, то могучая тройка АИИ добивается внешних положительных результатов за счет сложившейся внутренней специализации низкотехов на экспортные рынки.

Оставшаяся четверка стран – Бразилия, Россия, ЮАР, Мексика (БРЮМы) – являются аутсайдерами в общем списке BRIMICАS. Наша Отчизна сумела чуть-чуть продвинуться по VAc/w только в добыче полезных ископаемых (ну а где еще, если не здесь!?), и потеряла внешнюю конкурентоспособность в остальных низкотехах. При этом, наши торжественные провалы в пищевке и деревообработке происходили на фоне впечатляющего роста внутренней конкурентоспособности этих отраслей! Наиболее конкурентоспособные по RCA российские низкотехнологичные отрасли фактически проиграли конкурентам на мировом рынке! Уметь надо!

В схожей ситуации оказывается Бразилия, наш верный коллега по первоначальной четверке БРИК, страна с наиболее схожими условиями по природному и людскому потенциалу! Особенно показательна отрасль деревообработки, где Россия и Бразилия как две великие «древесные» державы идут нога в ногу. Они так активно увлеклись вырубкой леса для экспорта, что даже на первом этапе обработки сырья, превращения его в элементы мебели и стройматериалов, они умудряются проигрывать зарубежным конкурентам, хотя внутри страны эти отрасли относительно растут. Первый парень на деревне не превращается в городского лидера! И не подтверждают эти две великие (без кавычек) державы кластерную теорию М.Портера, который на примере Финляндии вывел закономерность, согласно которой сырьевое богатство служит трамплином для развития сопряженных и более продвинутых технологических отраслей.

Итак, резюмируем. Среди восьмерки БРИМИКАСов, наиболее крупных развивающихся экономик, выделяются три группы. Первая – это Китай, который по критерию своих оглушительных успехов в низкотехнологичных отраслях уже давно перерос эту соревновательную лигу! Вторая группа – Аргентина, Индонезия, Индия (АИИ), доминируют в этой лиге за счет концентрации своих ресурсов на конкуренции именно в низкотехах. Они сохраняются на прогрессивной траектории освоения технологической лестницы от низко к средне и высокотехнологичным отраслям! Третья группа БРЮМы – Бразилия, Россия, ЮАР, Мексика. Они, увы, неудачники даже в низкотехах. Обладая предрасположенностью (сравнительными конкурентными преимуществами) к лидерству на мировых рынках именно в низкотехнологичных отраслях, они умудряются сравнительно проигрывать своим конкурентам. Т.е. иные страны вытесняют их даже с наиболее простых позиций в ГЦС обрабатывающих отраслей, отличающихся невысокими вложениями в НИОКР, невысокой создаваемой добавленной стоимостью. Конкуренты выдавливают незадачливых БРЮМов еще дальше вниз, в самое начало всемирной технологической империи, в добычу исходного сырья.

Как всегда, кто виноват и что делать? Ответ на эти вопросы зависит от идеологической позиции исследователя. Сторонники либерально-глобалистической позиции все достижения припишут рынку, свободе предпринимательства, внешней открытости, иностранному капиталу, а все проблемы – государственной бюрократии, неэффективным институтам. А сторонники регулируемого социального капитализма будут повнимательнее относиться к институтам планирования и подозрительно к глобальным рыночным свободам, которые, собственно, и привели мир к кризису глобализации, наблюдаемой с 2008 года.

Попробуем оценить БРИМИКАСов по простому критерию – уровень развития народнохозяйственного планирования в экономике. В первой половине – Китай, Индия, Индонезия, Аргентина – только последняя страна не демонстрирует уверенных институтов национального планирования. Она и замыкает эту четверку, демонстрируя наименее уверенные успехи развития.

Аргентина давно уже плывет по воле волн мирового глобального океана, и полагается на внешнее регулирование со стороны МВФ, Всемирного банка и иже с ними. Относительные успехи в экономике чередуются с оглушительными провалами, Периодически вспыхивающие острейшие социально-экономические кризисы на фоне очередного провала либеральных реформ. Весьма нашумевшим был провал в начале 2000-х монетаристских реформ адепта либертарианства Кавальо, которого в конце 1998 года некоторые российские либералы даже «сватали» нам в качестве главного эксперта по выходу из кризиса и дефолта, возникших в результате тех же самых либеральных реформ в русле Вашингтонского консенсуса, что и в Аргентине и других развивающихся странах.

Тем не менее, современные российские правительственные эксперты либерального толка признают, что «…несмотря на частые экономические кризисы и рецессии, Аргентина остается одной из наиболее развитых и образованных стран латиноамериканского региона. Однако дальнейшему развитию страны препятствует ряд серьезных институциональных и структурных факторов».

А вот Китай, Индия и Индонезия, кто бы что ни говорил про рыночные реформы и иностранные инвестиции, являются одними из главных сторонников народнохозяйственного пятилетнего планирования. Про Китай и Индию много говорить не нужно, они просто живые классики этого дела, а вот успехи Индонезии связывают с реактуализацией и реинституционализацией именно с 2005 года пятилетнего планирования, которое применяется в стране еще с 1971 года.

Посмотрим на нижнюю четверку, БРЮМы – Бразилия, Россия, ЮАР, Мексика. Кто из них отличается любовью к планированию? Никто!

Бразилия и Мексика – это примерно такая же вотчина глобальных спекулянтов, как и Аргентина. В Бразилии с 2016 года только заикнулись о стратегическом плане развития страны, правда, почему-то на 5 лет, т.е. среднесрочные цели выдают за долгосрочные (стратегические), а до этого планирование сводилось к распределению бюджетных расходов.

Считается, что в России и ЮАР действует система государственного стратегического планирования. Не знаю как у наших южных коллег, но как она «работает» в России нам резидентам Великой Отчизны хорошо известно. В основном, в виде причитаний по вопросу принятого. но так и не работающего Закона о стратегическом планировании N 172-ФЗ от 28.06.2014. Но при всем уважении к последнему, он не содержит инструментария пятилетнего планирования как основного закона экономического развития, подобно тому, как это происходит в Китае, Индии, Индонезии.

Таким образом, отсутствие планирования выталкивает Россию даже из клуба успешных низкотехнологичных стран!

Статья подготовлена в рамках гранта РФФИ-БрФФИ, проект 20-510-00026 «Оценка макроэкономической эффективности интеграции отраслей обрабатывающей промышленности России и Республики Беларусь в глобальные цепочки стоимости».

Самый быстрый словарь в мире: Vocabulary.com

  • замедлить потерю скорости; двигаться медленнее

  • замедление акт замедления или отставания

  • шлюз пролить вниз как из шлюза

  • соскользнуть вниз или сильно утонуть

  • гладкий пух для придания гладкости и глянца

  • гладкий пух для придания гладкости и глянца

  • уменьшенная взлетная масса

  • питьевой питьевой пух в больших количествах

  • вскрытие враждебных разногласий лицом к лицу

  • ливень обильный

  • низменность самого презренного вида

  • солитон (физика) квант энергии или квазичастица, который может распространяться как бегущая волна в нелинейных системах, и которому не предшествует и не следует другое такое возмущение; не подчиняется принципу суперпозиции и не рассеивает

  • клеветы, ложно произнесенные слова, наносящие ущерб репутации другого человека

  • закрытие прекращает работу или вызывает прекращение работы

  • сбить стрелять и заставить сбиться

  • кричать, тишина или подавлять криком

  • psilophyton любое растение или ископаемое из рода Psilophyton

  • запретить заключение заключенных в их камеры

  • убийство путем хладнокровного расстрела путем расстрела

  • закрытие прекращение деятельности

  • границ | Время замедляется при авариях

    Введение

    Эта статья фокусируется на опыте, который люди случайно пережили во время пугающих событий, и особенно на том, как объяснить измененную феноменологию этих событий.Главный интерес представляет опыт замедления времени, который является наиболее часто описываемым случаем измененной феноменологии во время аварий. Это временное искажение является фундаментальным, потому что оно касается нашего ощущения течения времени, когда переживания перетекают от одного к другому, что находится в самом сердце потока сознания, и касается восприятия всех стимулов, а не только некоторых конкретных сенсорных система.

    Более подробно, документ преследует три взаимосвязанные цели. — первый — описывает некоторые важные особенности тех переживаний и ситуаций, когда люди утверждали, что время для них замедлилось. Понимание как феноменологии, так и ситуации, в которой (предположительно) происходят такие искажения, важно, потому что переживания, которые люди сообщают во время несчастных случаев, не ограничиваются феноменологией замедления времени. Следовательно, временные искажения не составляют всего экспланандума.

    Цель second состоит в том, чтобы доказать, что описанная феноменология действительно имеет место во время несчастных случаев.Это будет сделано путем демонстрации того, как два недавно представленных альтернативных объяснения явления, представленные в Stetson et al. (2007), неудовлетворительны. Проблема, о которой здесь идет речь, важна по той причине, что она тесно связана с вопросом, действительно ли скорость течения времени, поток потока сознания когда-либо ощущается. По-видимому, если это не происходит даже в этих часто упоминаемых анекдотических случаях, то становится сомнительным, что это происходит и в нормальных ситуациях.Этот результат, в свою очередь, имел бы важные последствия для теорий сознания времени, многие из которых постулируют, что мы имеем опыт течения времени (о старых, но все еще актуальных теориях см. Husserl, 1991; James, 1890, для получения дополнительной информации. недавние обсуждения см. Dainton, 2000; Lloyd, 2002).

    Наконец, после аргументов в пользу того, что есть веские причины принимать сообщения людей о замедлении времени во время несчастных случаев, цель третья состоит в том, чтобы предоставить феноменально и эмпирически правдоподобное описание описанного опыта.С этой целью также полезны недостатки обсуждаемых теорий, поскольку они указывают на возможное решение, которое будет представлено в заключительном разделе. В такой теории действительно существует потребность, поскольку помимо отвергнутого объяснения и (возможно) связанных объяснений, касающихся результатов в различных задачах оценки продолжительности, в настоящее время у нас нет теории, объясняющей феноменологию этих переживаний. Короче говоря, предлагаемая теория состоит в том, что опыт замедления времени связан с увеличением скорости внутренних процессов: когда мы становимся быстрее, мир кажется нам медленнее.Кроме того, предполагается, что наши более быстрые внутренние процессы обусловлены норадреналиновой системой locus coeruleus, активность которой возрастает в пугающих несчастных случаях, и что наше ощущение нормальной скорости внешних событий адаптируется к преобладающим условиям, поэтому у нас есть опыт замедления времени. вниз только в необычных обстоятельствах.

    Феноменология замедления времени

    Первое подробное описание рассматриваемого опыта принадлежит геологу Альберту фон Ст.Gallen Heim (переведено в Noyes and Kletti, 1972). В Ежегоднике Швейцарского альпийского клуба 1892 г. Хайм написал, что почти 95% альпинистов, которые рассказали ему о своем опыте случайного падения, имели опыт, который частично включает

    .

    — доминирующая сообразительность и чувство уверенности. Умственная активность стала огромной, увеличиваясь до 100-кратной скорости или интенсивности. Связи событий и их вероятных исходов были рассмотрены с объективной ясностью. Никакой путаницы.Время сильно расширилось. Индивид действовал с молниеносной быстротой в соответствии с точным суждением о своей ситуации. (Нойес и Клетти, 1972, стр. 46–47)

    Следующий описательный и более систематический анализ, проведенный Нойесом и Клетти (1976, 1977), в основном подтвердил утверждения Хайма. Чаще всего в опросе сообщалось о явном замедлении внешнего времени (75% из 85 участников сообщили об этом в исследовании 1976 г., 72% из 101 участника в исследовании 1977 г.). Почти столько же испытуемых сообщили о повышенной скорости мысли (68 vs.61%). Например, 14-летний мальчик, случайно выстреливший себе в грудь, сообщил, что его «мысли ускорились, а время растянулось» (Noyes and Kletti, 1976, p. 22). Для некоторых переживание замедления времени было даже настолько сильным, что «время остановилось» (Noyes and Kletti, 1976, p. 21). Обобщая эти две функции, они пишут:

    Мало того, что прошедшее время казалось растянутым, но и события, казалось, происходили в замедленном темпе. Тем не менее, в отличие от внешнего замедления, люди описывали свои мысли как ускоренные и выражали удивление по поводу количества мыслей или мысленных образов, которые проходили в их сознании за считанные секунды.Эти два аспекта восприятия времени обычно описывались вместе и были явно связаны друг с другом. (Нойес и Клетти, 1976, стр. 23)

    Кроме того, многие из испытуемых Нойеса и Клетти сообщили, что они действовали быстро и целенаправленно в сочетании с повышенным сосредоточенным вниманием и бдительностью, которые также присутствовали в характеристике Хайма. Например, 19-летний альпинист сообщил, что во время своего падения страх и надежда на выживание «вынудили сосредоточить мои мысли на спасательных операциях и перенаправить весь мой разум на то, что могло быть необходимо, чтобы предотвратить потенциальное падение». (Нойес и Клетти, 1976, стр.23). Точно так же пилот реактивного самолета во время войны во Вьетнаме проявил такое же повышенное внимание и бдительность к действиям, необходимым для спасения его жизни, когда его самолет был неправильно запущен:

    … когда рухнула стойка переднего колеса, я живо вспомнил, примерно за 3 секунды, более десятка действий, необходимых для успешного восстановления положения в полете. Необходимые мне процедуры были легко доступны. Я почти полностью помнил и чувствовал полный контроль. Казалось, я делал все, что мог, и делал это правильно.(Нойес и Клетти, 1976, с. 24)

    Подводя итог, можно отметить следующие ключевые особенности опыта, представляющего интерес:

    1. Ощущение, что внешнее время сильно расширяется и замедляется.

    2. Доминирующая сообразительность, проявляющаяся в повышенной скорости мысли.

    3. Часто меняется ощущение продолжительности события, которое длится дольше, чем оно есть на самом деле.

    4. Если возможно, в рассматриваемом случае люди часто действуют быстро и целенаправленно.

    5. В последнем случае их внимание также изменяется и узко фокусируется на вопросах, имеющих отношение к выживанию.

    6. Необычно острое зрение или слух.

    Важно отметить, что переживания, обладающие этими чертами, возникают только в исключительных ситуациях, потому что такого рода переживания являются «нормальной реакцией на внезапно представившуюся опасную для жизни опасность» (Noyes and Kletti, 1976, p. 26). Таким образом, одним из важных факторов для запуска этих переживаний, по-видимому, является вера в неминуемую смерть — переживания более вероятны, если субъект считает, что он находится в роковой ситуации.Действительно, в опросе Нойеса и Клетти (1976) 80% испытуемых ( N = 59), которые считали неизбежной смерть, сообщили об опыте замедления времени, тогда как о таком опыте сообщили только 65% испытуемых (). N = 26), которые не верили, что смерть неизбежна [в исследовании 1977 года процентное соотношение составляло 78 ( N = 59) и 63 ( N = 42)]. Еще более важным фактором является то, что это событие является неожиданным, поскольку Нойес и Клетти утверждают, что пациенты больниц, столкнувшиеся с опасной ситуацией из-за своего заболевания, не сообщают о повышенной скорости мысли и изменении внимания.Хайм, в свою очередь, также упомянул оба фактора, поскольку он упомянул, что люди, которые испытали этот опыт, могут быть полностью парализованы в менее неожиданных и / или менее опасных ситуациях. Учитывая феноменологию переживаний и знание типичных ситуаций, в которых они могут возникать, как мы можем исследовать и объяснять эти переживания?

    Недавнее исследование событий во время пугающих событий

    Два недавних и различных направления исследований касаются временных особенностей рассматриваемой феноменологии.Один из них относится к первой из перечисленных ключевых характеристик (ощущение расширения внешнего времени), тогда как другой относится к третьей характеристике (измененное ощущение продолжительности). Хотя первая особенность является основной темой данной статьи, давайте начнем со второго направления исследований. Одна из причин сделать это — уточнить разницу между двумя функциями. В этом есть необходимость, потому что первая и третья ключевые особенности феноменологии касаются временных явлений, и выражение «время замедляется» использовалось по отношению к ним обоим.Соответственно, можно подумать, что эти две особенности в конечном итоге сводятся к одному и тому же явлению. Тем не менее, более внимательное рассмотрение обеих особенностей показывает, что выражение «время замедляется» имеет разное значение в этих двух контекстах и ​​что такой вывод необоснован.

    Первая ключевая особенность касается субъективного ощущения течения времени — идет ли он быстро или медленно. Здесь ощущение замедления времени может быть, например, следствием искаженной феноменологии: когда воспринимаемое нами движение происходит в замедленном темпе, у нас возникает ощущение, что время замедляется.При чтении субъективных отчетов это увеличение времени кажется довольно существенным для испытуемых — несколько секунд могут, например, казаться 5 минутами (Noyes and Kletti, 1977, p. 376). Хотя такие сообщения являются обычным явлением, буквально взятое в это 100-кратное увеличение времени довольно невероятно. Следовательно, некоторый скептицизм по отношению к таким сообщениям оправдан. Однако это не означает, что их следует просто уволить. Скорее, их следует воспринимать как знак такого замечательного изменения в феноменологии, что у человека возникают трудности с оценкой продолжительности.В этой статье выражение «время замедляется» используется в том смысле, который относится к изменениям в феноменологии течения времени.

    Третья ключевая особенность касается явного познания продолжительности прошедшего времени. Это касается оценки продолжительности (также называемой восприятием продолжительности или интервала) — нашей производительности в различных задачах, таких как задачи перспективной и ретроспективной интервальной оценки, задачи интервального производства и воспроизведения и задачи временного деления пополам.В этих исследованиях «замедление времени» относится к переоценке длительности стимулов.

    Замедление времени, понимаемое в этом смысле, часто объясняется с помощью (гипотетических) внутренних часов (например, Gibbon, 1977; Treisman et al., 1990; Wearden, 1991). Идея состоит в том, что при увеличении скорости этих часов в течение измеренного интервала происходит больше тиков. Поскольку большее количество тиков означает большую продолжительность, испытуемые переоценивают рассматриваемую продолжительность. В таких случаях испытуемые могут оценить, что что-то длилось, скажем, 5 секунд, хотя в действительности это длилось всего 4 секунды — 4-секундный интервал, в некотором смысле замедленный до 5-секундного.

    Несмотря на то, что эмпирических исследований феноменологии времени, проходящего мимо, проводилось мало, существует значительный объем исследований нашей эффективности в различных задачах оценки продолжительности. Таким образом, если бы два употребления слова «время замедляется» были бы одинаковыми или если бы они были разными сторонами одного и того же феномена (одна фокусировалась на феноменологии, а другая касалась выполнения задач), на самом деле было бы несколько уже изучает этот вопрос. Например, в исследованиях оценки продолжительности было обнаружено, что страх связан с замедлением времени (Campbell and Bryant, 2007) и что угроза заставляет испытуемых переоценивать продолжительность (например,г., Андерсон и др., 2007). Более того, в некоторых исследованиях выполнения задач на восприятие времени с использованием изображений или видео угрожающей ситуации даже используется выражение «время замедляется» в названиях (Loftus et al., 1987; Bar-Haim et al., 2010).

    Несмотря на эти возможные сходства, исследования эффективности в задачах оценки продолжительности необходимо отделить от прохождения временных суждений, и поэтому они могут оказать лишь небольшую помощь в рассмотрении темы данной статьи.Начнем с того, что наши оценки продолжительности и временные рамки могут меняться независимо друг от друга (Wearden, 2008). Следовательно, оценки продолжительности могут быть в лучшем случае лишь косвенными показателями феноменологии прошедшего времени. В более общем плане, поскольку упомянутые исследования касаются только нашей работы по задачам оценки продолжительности, они не затрагивают проблему искаженной феноменологии и, следовательно, могут (в лучшем случае) предоставить нам информацию только о третьей ключевой характеристике, оставляя другие без анализа.Этот вывод подчеркивается тем фактом, что результаты переоценки длительности объясняются с помощью внутренних часов без какой-либо ссылки на феноменологию замедления времени и другую искаженную феноменологию. Таким образом, остается открытым вопрос, почему ускорение внутренних часов может вызвать, скажем, необычно резкий слух.

    Во-вторых, эти два явления часто имеют разную величину. В исследованиях по оценке длительности представление о замедлении времени следует из того факта, что длительность стимулов часто завышается на 10–50%.В случаях, описанных Нойесом и Клетти, время замедляется в 100 раз. Эта разница в величине предполагает, что метафора внутренних часов не может быть единственным объяснением замедления времени в феноменологическом смысле, используемом в этой статье.

    Наконец, не очевидно, насколько мы можем обоснованно заключить даже из упомянутых выше исследований по оценке продолжительности, которые, по-видимому, больше всего связаны с рассматриваемой темой — в конце концов, они исследовали замедление времени в ответ на угрожающие стимулы.Одна из причин для скептицизма заключается в том, что оцениваемая продолжительность была намного больше, чем у тех, которые описывают Нойес и Клетти, и варьировалась от получаса (Loftus et al., 1987) до получаса (Campbell and Bryant, 2007), что, в свою очередь, делает вероятным, что они исследуют несколько иные явления. Точно так же в этих исследованиях стимулы предъявлялись много раз и в контролируемых условиях. Следовательно, эти ситуации вряд ли соответствовали наблюдениям Нойеса и Клетти о том, что их экспланандум происходил в неожиданных и опасных для жизни ситуациях.

    В совокупности перечисленные причины позволяют с уверенностью сказать, что исследования эффективности в задачах оценки продолжительности не могут пролить много света на рассматриваемые проблемы, даже если существует связь, возможно, тесная, между ними и субъективным ощущением. течения времени. Соответственно, огромное количество исследований по оценке продолжительности, даже когда они относятся к угрожающим ситуациям, здесь будут в значительной степени игнорироваться.

    Тем не менее, недавнее исследование Stetson et al.(2007), что имеет более непосредственное отношение к рассматриваемым вопросам. В этом исследовании идея людей, которые переживают, что время замедляется во время пугающего события, представлена ​​аналогией с кинофильмом: когда фильм идет медленнее, чем был снят, все в нем происходит медленно. Что делает эту идею заманчивой, так это то, что она легко согласуется с сообщениями о том, как кажется, что время во внешнем мире замедляется, и поэтому подход авторов к замедлению времени такой же, как и использованный здесь феноменологический подход.Один из подопытных Нойеса и Клетти, который чудом избежал столкновения с поездом, например, сказал, что «когда поезд проезжал мимо, я увидел лицо инженера. Это было похоже на то, как медленно движется фильм, поэтому кадры движутся рывками. Вот каким я видел его лицо »(Нойес и Клетти, 1977, с. 377). В соответствии с такими сообщениями Stetson et al. (2007) утверждают, что медленное движение времени «должно иметь такие последствия, как способность воспринимать вещи с более высоким временным разрешением. Например, наблюдение за колибри в замедленной съемке видео позволяет более тонко различать во времени при воспроизведении на нормальной скорости, поскольку делается больше снимков быстро бьющихся крыльев.”

    Чтобы проверить эту гипотезу, авторы провели эксперимент, в котором временное разрешение испытуемых измерялось в нормальных и пугающих условиях. Нормальное состояние здесь относится к случайным не пугающим условиям, тогда как в пугающем состоянии испытуемые «были освобождены с вершины башни и испытали свободное падение в течение 2,49 с, прежде чем благополучно приземлились в сети» (Stetson et al., 2007). Порог временного разрешения, в свою очередь, измерялся двумя мерцающими стимулами (цифра и ее негативное изображение), и задача испытуемых заключалась в том, чтобы отделить их друг от друга в обоих условиях.Они обнаружили, что временное разрешение испытуемых не улучшалось, когда они сталкивались с пугающей ситуацией. То есть количество «снимков» за осень не увеличилось.

    В дополнение к этому заданию некоторых испытуемых попросили дважды оценить продолжительность падения. В первый раз они видели, как кто-то падает, и затем их попросили оценить продолжительность падения, представив себя в положении падающего человека. Вторая оценка была основана на воспоминаниях о собственном падении.Авторы обнаружили, что в последних условиях оценка продолжительности была на 36% больше.

    Основываясь на своих результатах, авторы пришли к выводу, что, хотя время кажется замедленным во время пугающих событий — увеличение оценок продолжительности показывает, как время увеличивается, подобно тому, как люди сообщают, что они испытали во время несчастных случаев — это не связано с восприятием, потому что временное разрешение не улучшилось. Скорее, они заканчивают свою статью, утверждая, что это связано с эффектами памяти:

    … мы предполагаем, что участие миндалины в эмоциональной памяти может ретроспективно привести к расширенным суждениям о продолжительности из-за более богатого и, возможно, вторичного кодирования воспоминаний.При более позднем считывании такие важные события могут быть ошибочно интерпретированы как охватывавшие более длительный период времени. (Стетсон и др., 2007)

    Stetson et al. (2007) выдвинули, таким образом, два конкурирующих объяснения анекдотической феноменологии, описанной выше. Согласно первому, данные отчеты правдивы, и внешний мир действительно кажется движущимся в замедленном темпе. Однако это объяснение не было подтверждено доказательствами. Согласно второму объяснению, время замедлилось только в том смысле, в котором это связано с задачами оценки длительности.В этом случае можно задаться вопросом о достоверности отчетов, предоставленных после несчастных случаев. Ответ авторов состоит в том, чтобы признать, что такие отчеты действительно даются, но объясняют необычную феноменологию с помощью необычных эффектов памяти. Однако, к сожалению, оба этих объяснения имеют свои недостатки: первое объяснение и задача временного разрешения не затрагивают проблему, которую они должны были решить, в то время как последнее объяснение не может предоставить полную картину переживаний во время пугающих происшествий.По крайней мере, я так рассуждаю ниже.

    Объяснение, основанное на временном разрешении восприятия

    То, что Стетсон и его коллеги тестировали, было, по сути, временным разрешением процессов зрительного восприятия — в отдельности, например, от вопроса о том, сколько мыслей мы можем думать за секунду (то есть, ускоряются наши мысли или нет) — в управляемом развлечении. условия парка. Таким образом, есть несколько способов утверждать, что это исследование на самом деле не рассматривает феномен, который предполагалось исследовать.Прежде всего, возникает вопрос, можно ли считать свободное падение неожиданным или «внезапно представленной опасной для жизни опасностью», во время которой Хайм, Нойес и Клетти утверждают, что можно ощутить замедление времени. Например, все участники, оценивавшие продолжительность падения, видели падение до того, как испытали его на себе, и поэтому не очевидно, что эта ситуация будет считаться для них неожиданной. Если ситуация не вызывала удивления и замедления времени не наблюдалось, то то, что было изучено, не соответствовало утверждениям авторов.Естественный способ преодолеть это возражение — прямо спросить участников, замедлилось ли для них время или нет. К сожалению, в исследовании не сообщалось, что это было сделано, и, следовательно, вопрос о том, действительно ли время замедлилось, остается неопределенным.

    Можно, конечно, возразить, что разница в оценках продолжительности, по крайней мере, предполагает, что время действительно замедлилось, как, кажется, думают авторы. В свете более раннего обсуждения того, как эти два могут разделиться, и того факта, что разница в оценках продолжительности составила всего одну треть (и, таким образом, это совершенно другой масштаб, чем отчеты испытуемых о времени, увеличивающемся в 100 раз). ), очевидно, что это всего лишь предположение, которое легко подвергается сомнению.Более того, это не единственное и не самое правдоподобное объяснение результата оценки расширенной продолжительности. Например, сообщалось, что испытуемые недооценивают продолжительность задачи, которую они собираются выполнить, прежде чем они ее действительно сделают (например, Byram, 1997; Roy et al., 2005). Поскольку продолжительность падения была короче в задаче, в которой испытуемые представляли себе падение, но еще не испытали его в ходе исследования, возможно, разница просто отражает тип задач, которые выполняли испытуемые.В другом эксперименте, в котором люди представляли, как секундная стрелка часов движется в течение 15 и 30 с, оценки продолжительности были короче, когда воображалось, что часы находятся дальше, то есть когда изображение меньше (Zäch and Brugger, 2008). Это хорошо согласуется с результатами, согласно которым более мелкие стимулы действуют более короткое время, чем более крупные (Xuan et al., 2007). Учитывая, что в исследовании Стетсона и др., Восприятие испытуемыми ситуации происходило на расстоянии (до того, как они сами упали), это могло повлиять на поведение испытуемых, когда они представляли себе падение, не имея на самом деле опыта. сами пока.Это дает другое, эмпирически обоснованное объяснение результатов, не полагаясь на идею о том, что люди пережили замедление времени. В результате возможное отсутствие неожиданности и наличие конкурирующих хорошо мотивированных объяснений разницы в оценках продолжительности вместе делают выводы исследования необоснованными.

    В соответствии с основной целью данной статьи, а именно с вопросом о том, как объяснить аномальный временной опыт во время внезапных и пугающих ситуаций, важно отметить, возможно, еще более фундаментальные проблемы исследования: методологию и обоснование, стоящие за ним.Как видно из приведенной выше цитаты, на исследование Стетсона и др. Сильное влияние оказала аналогия с фильмами. Хотя это делает их обоснование поначалу заманчивым, более внимательное рассмотрение показывает, что это проблематично.

    Начнем с того, что даже если допустить, что разница в оценке продолжительности не связана с обсуждаемыми причинами, исследование только показало, что порог для определения мерцания стимулов и оценка продолжительности не связаны, по крайней мере, напрямую. Если принять Stetson et al.Заявление, сделанное в ходе их аргументации, что субъективное время не является единой единой сущностью, и есть веские причины полагать, что это так, тогда не очевидно, что задача временного разрешения, которую выполнили испытуемые, подходит для Измерьте, замедляется ли время или нет в первую очередь. Наоборот. Рассмотрим, например, недавнее разделение Холкомба (2009) двух временных границ зрительной системы человека. С одной стороны, есть быстрые ограничения (около 50 мс), которые связаны с визуальными механизмами более низкого уровня, такими как движение первого порядка и привязка локальных элементов к глобальной форме.С другой стороны, есть медленные ограничения (около 200 мс), которые связаны с механизмами высокого уровня, такими как распознавание слов, движение высшего порядка и глобальная форма с цветом. Как отмечает Холкомб (2009, стр. 219), «[t] его представление о быстрой периферийной обработке и более медленной центральной обработке является старым». Что делает это разделение значимым для рассматриваемой темы, так это то, что порог мерцания стимулов принадлежит к первой группе, состоящей из механизмов более низкого уровня. Однако изменение течения времени — это общее искажение, влияющее на наше восприятие в целом (что отражено в описанной феноменологии).Соответственно, нет никаких оснований предполагать, что временное разрешение ранних зрительных процессов улучшается, когда происходит более центральное явление замедления времени. Этот вывод подчеркивается утверждением Стетсона и др. О том, что субъективное время не является единой единой сущностью, а это означает, что субъективное время состоит из подкомпонентов, которые могут изменяться независимо друг от друга.

    Во-вторых, если бы временное разрешение всех наших процессов зрительного восприятия было ускорено, то у нас должно было бы быть больше ощущений, снимков в Stetson et al.Терминологии, чем в обычных ситуациях. То есть ощущения будут следовать друг за другом быстрее, чем обычно, и в этом смысле мы увидим больше во время пугающих событий. Тем не менее, поскольку авторы не делали никаких заявлений относительно общего улучшения наших когнитивных способностей, мы бы столкнулись с большим количеством информации, чем мы могли бы с комфортом постичь. Соответственно, вместо того, чтобы ожидать, что внешний мир замедлится, можно было бы ожидать, что в подобных ситуациях время будет течь быстрее, чем обычно.Аналогичным примером для этого могут быть современные (боевики) фильмы, в которых редактирование выполняется таким образом, что одна сцена отображается только на короткое время. Здесь мы также сталкиваемся со слишком большим объемом информации, и именно мы кажемся медленными, пытаясь воспринимать изображения, которые следуют друг за другом слишком быстро. Следовательно, похоже, что если временное разрешение процессов восприятия было фактором замедления времени, тогда, в отличие от Стетсона и др., Оно не должно улучшаться, а ухудшаться при замедлении времени.В результате, даже если мы предположим в качестве аргумента, что время замедлилось для испытуемых Стетсона и др., Можно только ожидать, что авторы не обнаружили никакого улучшения временного разрешения во время осени.

    Очевидно, можно было бы противостоять этому возражению, утверждая, что у нас есть опыт замедления времени, потому что улучшения во временном разрешении отражают общее улучшение нейронной обработки, а не только механизмов зрительного восприятия. Улучшение временного разрешения, понимаемое таким образом, имеет больше смысла: наши сенсорные системы не только предоставят нам больше информации, но мы также сможем уловить эту новую информацию, потому что наше внимание и другие процессы также будут ускорены.Хотя это правда, и представление, напоминающее это, будет схематично представлено ниже, это не поможет Стетсону и его коллегам, потому что объяснительная работа в этом альтернативном понимании улучшенного временного разрешения выполняется нашими когнитивными способностями — способностью, которая определяет, можем ли мы понять что мы видим быстрее, чем обычно. Это означает, что временное разрешение зрительного восприятия, которое Stetson et al. испытанный не нуждается в улучшении вообще, и по этой причине эксперимент был ошибочным. Учитывая проблемы с обоснованием и методологией исследования и результатов, очевидно, что улучшенное временное разрешение для раннего визуального восприятия не может объяснить ощущения замедления времени.Как бы то ни было, возможно ли, что учетная запись на основе памяти будет лучше?

    Объяснение, основанное на эффектах памяти

    Постулирует, что время, кажется, замедляется, потому что более богатые, чем обычно, воспоминания позже ошибочно интерпретируются как охватывающие больший период времени, чем опыт, на котором они основаны, на самом деле. Справедливости ради следует отметить, что эту идею они излагают лишь кратко и почти схематично.Тем не менее, это предложение все же стоит доработать, поскольку оно может проиллюстрировать последствия несерьезного отношения к феноменологии в целом.

    Начнем с того, что идея о том, что наш опыт медленного течения времени обусловлен более богатыми воспоминаниями и их возможным вторичным кодированием, не согласуется с тем фактом, что в исследовании Нойеса и Клетти (1976) более двух третей испытуемых сообщили о повышенной скорости мысли. Повышенная скорость мысли, если кто-то читает отчеты, может относиться только к идее, что у них было гораздо больше мыслей за короткое время, чем обычно — если наши мысли бегут быстрее, чем обычно, тогда мы можем думать больше мыслей за это время. чем обычно.Причина, по которой учетная запись памяти расходится с сообщениями о повышенной скорости мысли, заключается в том, что, поскольку реальная продолжительность не изменилась, количество мыслей, которые люди имеют во время события, будет одинаковым независимо от истинности счета памяти и, следовательно, сообщения о повышенной скорости мысли остаются необъясненными. Фактически, можно даже утверждать, что ситуация еще хуже, потому что в этих случаях нужно фактически сообщить, что скорость их мыслей снизилась (количество мыслей осталось прежним, но испытуемые переоценивают продолжительность события).Следовательно, феноменология повышенной скорости мысли не согласуется с учётом памяти.

    Можно было бы разрешить это несоответствие в описании воспоминаний, утверждая, что наши воспоминания о событии включают в себя множество сфабрикованных воспоминаний о мыслях. Хотя такую ​​возможность исключать нельзя, она все же недостаточна. Во-первых, хотя ясно, почему воспоминания могут быть особенно богатыми и сильными (несчастные случаи — это, в конце концов, психологически исключительные ситуации), это объяснение не дает никакого объяснения того, почему может иметь место такое массовое фальсификация мыслей — сообщения о повышенной скорости. мыслей почти так же распространены, как сообщения об изменении течения времени (68 vs.75% согласно Нойесу и Клетти, 1976). Во-вторых, идея фальсификации мыслей также не может объяснить того факта, что иногда эти мысли имели причинную релевантность. Хайм, например, указывает, что в условиях, которые мы здесь обсуждаем, люди часто «действуют на основе полностью осознанных, устойчивых и сложных последовательностей мыслей, ясных во всех отношениях и часто невероятно быстрых» (Noyes and Kletti, 1972 , стр. 48) ». Их действия не являются простыми рефлексами, как показано во втором разделе.Учитывая, что во многих случаях люди не выжили бы, если бы они не действовали целенаправленно, и что они не могли бы выполнять такие действия без повышенной скорости мысли, кажется вероятным, что их скорость мысли действительно увеличилась на мгновение и сообщения об этом не просто из сфабрикованных воспоминаний.

    Другой общий недостаток в рассуждениях Стетсона и его коллег касается ощущения замедления времени. В качестве единственного объяснения, идея о том, что время, кажется, замедляется только из-за необычно богатых воспоминаний, означает, что субъекты на самом деле никогда не переживали, что время замедляется — все это было связано с ретроспективным суждением о продолжительности события.Тем не менее, когда люди сообщают о своем психическом состоянии во время несчастных случаев, они сообщают об опыте замедления времени. Действительно, в этом смысле теория памяти занимает антиреалистическую позицию по отношению к феноменологии, о которой сообщают.

    Преодоление разрыва от богатых воспоминаний к опыту замедления времени — это непростая задача, поскольку, когда люди делают, используя выражение Стетсона и др., Ошибочную интерпретацию продолжительности , результатом является знание того, что время имеет замедлился, но не испытал его, как хотелось бы.Однако именно испытывает замедления времени, о котором люди сообщают вскоре после события, и, следовательно, здесь не хватает описания того, как знание может превратиться в опыт прошлых эпизодов. Далее можно спросить, чего это стоит, какова может быть эволюционная ценность такого механизма, который изменяет наши воспоминания после опасных для жизни ситуаций, по сравнению с механизмом, который ускоряет наши мысли и действия в этих ситуациях?

    Как объяснить переживания во время несчастных случаев?

    Обсуждение двух предыдущих объяснений сообщений о замедлении времени подчеркивает тот факт, что феноменология, о которой сообщается во время пугающих, внезапных происшествий, в целом требует серьезного отношения.В самом деле, нужно объяснять не только феноменологию, напрямую связанную с замедлением времени (как это было сделано в первом объяснении), но также и сообщения испытуемых о ярких мыслях и необычайно остром зрении и слухе (которые частично объясняются эффектами памяти). Тем не менее ни одно из объяснений не объясняет все перечисленные особенности искаженной феноменологии.

    Объяснение измененной временной феноменологии, которое обсуждается в этом разделе, объясняет всю измененную феноменологию и то, как некоторые люди могли действовать быстро и целенаправленно во время внезапных, угрожающих жизни ситуаций.Возможно, это имеет преимущество перед ранее обсуждавшимся предложением, потому что оно отражает отчеты людей. Мотивация объяснения исходит из идеи Нойеса и Клетти о том, что наблюдаемая повышенная скорость мысли и замедление внешнего времени взаимосвязаны — соотношение между временными свойствами событий во внешнем мире и во внутренних состояниях искажено. Поскольку время в реальном мире на самом деле не замедляется во время несчастных случаев, каким-то образом изменяются внутренние процессы.Следовательно, чтобы кратко остановиться на основных моментах, объяснение состоит из двух частей. Во-первых, предлагается механизм, объясняющий, как наши когнитивные процессы могут ускоряться во время внезапных и пугающих переживаний. Это одновременно учитывает вневременные особенности таких переживаний, такие как измененное внимание и повышенное восприятие. Однако предыдущее еще не объясняет измененную временную феноменологию. Даже если наши когнитивные процессы будут быстрее, это еще не означает, что наши когнитивные процессы будут казаться необычно быстрыми или что у нас будет опыт замедления времени и ощущение, что событие длилось дольше, чем оно было на самом деле.Соответственно, вторая часть фокусируется на том, как ускорение наших внутренних процессов может привести к такой измененной феноменологии в подходящих ситуациях.

    Для начала, механизм, который мог бы объяснить наш опыт во время внезапных опасных для жизни ситуаций, должен удовлетворять, как минимум, следующим требованиям: механизм должен активизироваться в таких ситуациях, он должен активироваться быстро, и он должен иметь широкий диапазон. — эффекты диапазона. Нейронным механизмом, который удовлетворяет этим требованиям, является норадреналиновая система locus coeruleus, , главный источник нейромедиатора норадреналина.Первое, на что следует обратить внимание, это то, что это (помимо прочего) часть реакции «бей или беги», которую люди и другие приматы должны демонстрировать. Этот ответ вызывается восприятием пугающей и угрожающей ситуации, а не угрожающих ситуаций как таковых , и, следовательно, он, вероятно, будет играть роль в обсуждаемых ситуациях. Во-вторых, фазовая реакция (кратковременная и высокая степень разряда) норэпинефриновой системы locus coeruleus на сильно выраженные, а также соответствующие задаче стимулы происходит с короткой задержкой в ​​100–150 мс и фактически предшествует поведению (Aston-Jones et al., 1994, 1997). Таким образом, такая активация согласуется с тем фактом, что многие аварии, например автомобильные аварии, длятся всего несколько секунд, в течение которых могут возникнуть последствия. Наконец, учитывая, что норадренергические нейроны, происходящие из голубого пятна, исключительно широко проецируются в головном мозге, вся кора головного мозга, например, получает от него входные данные, и что норадреналин является одним из основных нейротрансмиттеров, неудивительно, что эффекты высвобождаемого норадреналина могут быть драматичными. и широкомасштабные (Berridge and Waterhouse, 2003).

    Что касается функции и эффектов активации голубого пятна и норадренергических нейронов, которые происходят из него и высвобождают норадреналин, то в настоящее время сходные данные свидетельствуют о том, что эта система играет сложную роль, «опосредуя переключение внимания и способствуя оптимальному поведению» (Сара , 2009, с. 220). Более подробно, наиболее важные эффекты норадреналиновой системы голубого пятна для рассматриваемой темы заключаются в следующем. Во-первых, повышение уровня норадреналина приводит к тому, что наше внимание становится более сфокусированным (Berridge and Waterhouse, 2003), облегчается переключение внимания на новые цели (Aston-Jones and Cohen, 2005; Yu and Dayan, 2005), а улучшилась функциональная интеграция систем мозга, связанных с задачами на внимание (Coull et al., 1999). Во-вторых, это увеличение также способствует повышению производительности нашей рабочей памяти (Arnsten et al., 1996; Ramos and Arnsten, 2007), связанных с задачами процессов принятия решений и связанных с ними поведенческих реакций за счет увеличения скорости и точности ответов (Clayton et al., 2004 ; Aston-Jones and Cohen, 2005; Grefkes et al., 2010), и ускорение нашей поведенческой адаптации к окружающей среде (Devauges and Sara, 1990; Bouret and Sara, 2005). Кроме того, возможно, улучшится наша ясность мысли (Berridge and Waterhouse, 2003).Наконец, с повышением уровня норадреналина наша чувствительность к сенсорному окружению усиливается, и наше восприятие затрагивается, поскольку нейроны реагируют на стимулы быстрее и точнее, чем в обычных условиях (Berridge and Waterhouse, 2003; Aston-Jones and Cohen, 2005). Обратите внимание, что это не означает, что временное разрешение восприятия улучшится, просто когда появляется новый стимул, он обрабатывается за меньшее время, чем в обычных ситуациях. В целом, предыдущие эффекты означают, что активация норэпинефриновой системы locus coeruleus ускоряет наши внутренние процессы, касающиеся соответствующих характеристик ситуации, и впоследствии улучшает наши поведенческие реакции на окружающую среду.

    Короче говоря, существует устоявшаяся нейрофизиологическая система, которая, как можно видеть, играет роль в обсуждаемых переживаниях. Во-первых, его активность возрастает в ситуациях, которые воспринимаются как угрожающие, и он может очень быстро оказывать свое воздействие. Кроме того, многие из его известных эффектов хорошо согласуются с феноменологией, обсуждаемой во втором разделе (а именно, повышенное восприятие, измененное внимание). То есть эта система обеспечивает реалистичное объяснение вневременных особенностей феноменологии, связанных с опытом, который мы обсуждали.Учитывая, что правдоподобно думать, что здесь задействована такая система, есть веские причины принять одно из последствий, которые это влечет: наши когнитивные процессы, такие как мышление и переключение внимания, облегчаются и, соответственно, наше мышление работает быстрее во время аварий, когда система активирована. Это также хорошо согласуется с тем фактом, что скорость обработки нашей информации может быть увеличена довольно простыми средствами. Например, производительность участников улучшается во многих психофизических экспериментах, где время является решающим фактором (например, сообщать как можно больше букв в эксперименте Сперлинга), когда этой задаче предшествует последовательность звуков (щелчков) в течение 5 секунд ( Джонс и др., 2011).

    Однако важно отметить, что даже если наши когнитивные процессы были быстрее, это еще не означает, что у нас есть опыт необычайной скорости. Точно так же, хотя наши оценки продолжительности, вероятно, имеют тенденцию к завышению в результате повышенного возбуждения, из этого еще не следует, что у нас есть феноменология, связанная с замедлением времени. В качестве аналогии рассмотрим бегуна-любителя, который бежит по новому маршруту и ​​знает свой пульс. Если частота пульса исключительно высока, это может означать две вещи.С одной стороны, она могла бегать исключительно быстро. С другой стороны, она может бегать примерно со своей нормальной скоростью, но она не в том состоянии, в котором она ожидала. То есть высокая частота пульса не приводит к увеличению скорости бега без дополнительной информации, такой как расстояние, которое она преодолела за определенное время. Следовательно, отсутствует объяснение того, почему более быстрое мышление сводится к опыту, который у нас достаточно времени для восприятия, присутствия, действия или того, что мы делаем.Почему мы чувствуем себя быстрее?

    Теоретически кажется очевидным, что мы не можем ощутить, что мы каким-то образом быстрее или медленнее, если у нас нет какого-то критерия нормальной «скорости». Представьте, например, что вы впервые видите робота, который «танцует» (то есть переворачивает) бутылки с шампанским на винодельне. Правдоподобно предположить, что в этом случае она не имеет никакого представления о темпе, с которым обычно выполняется эта задача, и, соответственно, невозможно сказать, выполняет ли робот задачу с нормальной скоростью или необычно быстро или медленно.То же самое касается ощущения, что наши мысли быстрее, чем обычно. Без фонового ощущения «нормальной» скорости событий, разворачивающихся в нашем сознании, мы просто не можем знать, необычна ли скорость, с которой события разворачиваются в текущей ситуации. В самом деле, существование какого-то критерия или фонового ощущения нормальной скорости кажется теоретически необходимым для объяснения обсуждаемых нами переживаний.

    Релевантный вопрос, конечно же, заключается в том, что составляет ощущение нормальной скорости вещей, которые мы обсуждали.Одно предположение можно найти в описании Уильямом Гуди пациента, движения которого стали необычно медленными из-за болезни Паркинсона. На вопрос о медленности движений пациента Гуди получила ответ: «Мои собственные движения… кажутся нормальными, если я не вижу, сколько времени они занимают, глядя на часы. Часы на стене отделения, кажется, идут исключительно быстро (как сообщается в Sacks, 2004) ». Хотя эта цитата ясно демонстрирует идею о том, что у нас есть ощущение нормальной скорости течения времени, она также предполагает, что внешние по отношению к нам вещи играют важную роль в определении критерия — без знания временной связи между его движениями и их движениями. При реальной продолжительности движения у пациента не было бы необычно медленных движений.

    Ускорение наших внутренних процессов из-за повышенного уровня норадреналина еще не дает ощущения, что мы быстрее — скорость наших мыслей может просто казаться нормальной. Однако, когда наши действия направлены на внешний мир, они имеют ту же ссылку, что и пациент Гуди, и мы замечаем, что действуем необычайно быстро. Например, мы можем заметить, что можем переключать внимание с одного стимула на другой быстрее, чем обычно. Это означает, что во время смены нашего внимания вещи в мире двигаются меньше, чем обычно.Точно так же, даже если наши действия сами по себе не обязательно сильно ускоряются (в конце концов, это в значительной степени из-за наших мышц, а не коры головного мозга), наши действия могут инициироваться необычно быстро из-за повышенной бдительности и скорости принятия решений, оба из которых связаны с был связан с более высоким уровнем норадреналина. В этой ситуации наши сенсорные и реафферентные системы дают нам основания чувствовать, что наши внутренние процессы каким-то образом идут быстрее, чем обычно. Действительно, было показано, что обратная связь реафферентных систем играет важную роль в определении времени, в течение которого мы воспринимаем наши действия как происходящие (Obhi et al., 2009).

    Поддержка существования ощущения нормальной скорости, которое проходит время, не только анекдотична, поскольку наши ожидания нормального временного хода наших действий и их последствий адаптируются к преобладающим обстоятельствам. Например, когда субъекты нажимают кнопку, которая вызывает вспышку, и исследователи вводят короткую искусственную фиксированную задержку, субъекты адаптируются к этой задержке, так что для них вспышка появляется одновременно с нажатием кнопки. Этот эффект был наиболее заметен, когда задержка была удалена (и испытуемые еще не адаптировались к новой ситуации), потому что в этих ситуациях испытуемые сообщают, что вспышка появляется до того, как они нажимают кнопку (Stetson et al., 2006).

    В обобщенном виде эксперимент Стетсона и др. «Нажатие и мигание клавиш» показывает, что у нас есть (бессознательные) ожидания нормальных временных отношений между нашими решениями и действиями (здесь нажатие клавиши) и их последствиями (происходит мигание). Наши двигательные, восприятие и когнитивные системы адаптируются к определенной задержке, после чего наступают последствия. На эту адаптацию влияют преобладающие обстоятельства. То же самое можно увидеть в кросс-модальных задачах на одновременность, где субъекты адаптируются к асинхронности зрительных и слуховых стимулов и, таким образом, больше не воспринимают их как асинхронные (например,г., Fujisaki et al., 2004; Zampini et al., 2005).

    Таким образом, этот пример иллюстрирует, как существуют ожидания нормальной задержки между нашими действиями и их последствиями, и предполагает, что существуют аналогичные ожидания, относящиеся также и к другим действиям, независимо от того, являются ли они конкретными или ментальными. Соответственно, у нас есть некоторое представление о том, как часто и быстро мы можем переключать внимание с одного дела на другое, как быстро мы можем реагировать на вещи и так далее. Эта идея в сочетании с предположением, что наши внутренние процессы действительно ускоряются, вызывает ощущения, которые мы выполняем быстрее, чем обычно.Более того, поскольку ощущение скорости, с которой проходит время, определяется скоростью вещей во внешнем мире по сравнению со скоростью наших способностей действовать в соответствии с этими вещами, наше ощущение того, что мы каким-то образом быстрее, чем обычно, также составляет ощутите, что вещи во внешнем мире происходят медленнее, чем обычно. То есть можно объяснить временные особенности феноменологии, описанной во втором разделе.

    Однако можно возразить против этого вывода, утверждая, что люди не имеют опыта ощущения нормальной скорости вещей.Хотя я согласен с тем, что это обычно так, важно отметить, что ощущение нормальной скорости, с которой что-то происходит, не обязательно должно быть доступно даже самому проницательному самоанализу. Напротив, это можно сравнить с фоновым чувством владения частями нашего тела или мыслями. Это не то, что мы обычно чувствуем, но когда что-то идет не так, мы чувствуем это, как показано на примере клинических случаев (таких как соматопарафрения, см. Vallar and Ronchi, 2009). Точно так же, хотя у нас может никогда не быть ощущения нормальной скорости вещей, что-то подобное должно быть в фоновом режиме, иначе мы не могли бы заметить, когда что-то происходит как-то необычно, как в случае «нажатия клавиши и мигания» пример или пациент Гуди, замечающий, сколько времени занимают его движения.

    Точно так же безуспешно возражать против текущего предложения, основанного на утверждении, что оно делает необоснованно сильные прогнозы: когда мы пьем кофе, наши внутренние процессы могут стать быстрее, чем раньше, но мы все же не чувствуем, что внешнее время замедлилось. Проблема с этим возражением состоит в том, что оно игнорирует детали эксперимента с «нажатием и миганием», который иллюстрирует важность быстрых изменений во времени, в котором разворачиваются события — поскольку субъекты адаптируются к преобладающим ситуациям, мы можем только заметить изменения, которые происходят быстрее, чем мы можем адаптироваться к ситуации.Когда мы пьем кофе, количество кофеина в нашей системе постепенно увеличивается, и вместе с ним могут меняться наши ожидания относительно временных отношений. Следовательно, мы не ощущаем того, что мы быстрее, а что-то движется в замедленном темпе.

    Приведенное объяснение также может объяснить тот факт, что люди ощущают замедление времени только в неожиданных и пугающих ситуациях. Во-первых, активность соответствующей реакции «бей или беги» только возрастает в угрожающих ситуациях. Во-вторых, изменение уровня норадреналина может происходить медленно или быстро.Возможно, экспериментальная ситуация в исследовании Стетсона и др. (2007) была не очень быстрой — людям приходилось надевать привязные ремни, подниматься к вышке, где их выпустили, и ждать освобождения — и по этой причине они достаточно времени, чтобы адаптироваться к вероятному повышению уровня норадреналина (и, скорее всего, также к повышенному уровню адреналина).

    Наконец, эффекты внимания и повышенная скорость наших когнитивных процессов предлагают альтернативную интерпретацию аналогии с фильмом, которую использовали Стетсон и его коллеги.Начнем с того, что, учитывая, что внимание сосредоточено исключительно на вопросах, потенциально имеющих отношение к выживанию, эти вещи воспринимаются более четко. Во-вторых, облегчается переключение внимания — мы необычайно быстро переключаем внимание с одной вещи на другую. Когда эти сдвиги внимания являются произвольными, они, как известно, вызывают субъективное расширение времени и иногда даже ощущение, что время, кажется, остановилось. Такие чувства могут возникать в повседневных ситуациях, когда мы, например, обращаем внимание на секундную стрелку часов и ждем, пока она не сдвинется вперед (Ярроу и др., 2001), или когда, набрав телефонный номер и вскоре переключив внимание на что-то другое, мы снова обращаем внимание на телефонный звонок и ждем следующего гудка (Hodinott-Hill et al., 2002). Сочетание этих двух факторов позволяет предположить, что в правильных условиях у человека может быть последовательность восприятий (следуя сдвигам нашего внимания), в которых субъективное время расширяется (и может даже казаться неподвижным), и что эти восприятия будут сфокусированы и хорошо- внимательно изучил.

    Эта линия рассуждений позволяет интерпретировать аналогию с фильмом, когда субъекты не воспринимают больше снимков во время пугающих событий (как Stetson et al.предположили), но у них есть ощущение, что снимки, которые они воспринимают, сохраняются дольше, чем обычно. Дело не в том, что опыта было обилие, а в том, что было достаточно времени для тщательного изучения восприятия . Следовательно, эта вторая интерпретация предполагает, что нет увеличения «частоты обновления» восприятия, но что у нас есть ощущение, что у нас больше времени, чтобы воспринимать вещи ясно, чем обычно. Наша улучшенная когнитивная обработка, которая облегчает понимание того, что мы воспринимаем, также способствует возникновению таких чувств.Опять же, аналогия помогает понять эту идею: когда фильм просматривается в очень замедленном движении, у нас есть много времени, чтобы увидеть в нем определенные особенности. (Например, вопрос о том, все ли ноги скачущей лошади отрываются от земли одновременно, мог быть определен только после того, как Эдверд Мейбридж создал серию неподвижных изображений такой лошади в 1870-х годах.) Я считаю, что именно эта вторая интерпретация является правильной интерпретацией аналогии с фильмом.

    Сводка

    Когда люди внезапно сталкиваются с ситуациями, которые они воспринимают как угрожающие, позже они часто сообщают, что у них был опыт необычной феноменологии.Я утверждаю, что феноменология должна рассматриваться как данность и сообщаться во всей ее полноте. Это потому, что в противном случае некоторые из наиболее важных явлений в этих ситуациях, например, как люди могут действовать необычно быстрыми и целенаправленными способами для спасения своей жизни, остались бы без внимания.

    Предоставленное объяснение описанных опытов можно резюмировать следующим образом: опыт замедления времени является результатом того факта, что связь между временными свойствами событий во внешнем мире и внутренними состояниями является внезапной (так что адаптация еще не произошла. ) искажены в результате увеличения скорости внутренних процессов.Таким образом, более подробно объяснение состоит из двух частей. Во-первых, было высказано предположение, что когнитивные процессы усиливаются во время внезапных и пугающих ситуаций — мы необычайно быстры. Объяснение того, как это могло произойти, основывалось на норэпинефриновой системе голубого пятна, активность которой возрастает в этих ситуациях. Примечательно, что эта повышенная активность коррелирует с улучшенными когнитивными процессами, а ее эффекты соответствуют вневременным характеристикам описываемой феноменологии (например, измененному вниманию и усиленному восприятию).Однако, учитывая, что быть быстрее — это не значит быть быстрее, но это лишь частичное объяснение опыта. Вторая часть объяснения опыта замедления времени сосредоточена на том, как ускорение наших внутренних процессов может привести к измененной временной феноменологии в подходящих ситуациях — как мы можем получить опыт, который у нас достаточно времени, чтобы воспринимать, присутствовать и действовать. . Это было объяснено тем, что мы имеем представление о нормальной скорости течения времени и что это, в свою очередь, зависит от временного отношения наших действий и внешних событий.Наша повышенная бдительность, более быстрые когнитивные процессы и инициация действий заставляют нас осознавать, что отношение изменяется, в результате чего мы получаем опыт с аномальными временными характеристиками.

    Заявление о конфликте интересов

    Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Я хотел бы поблагодарить Кристин Фалтер, Дэна Ллойда и Дэвида Иглмана за их комментарии к более ранним версиям, а также Джона Уэрдена и Марка Виттмана за обсуждение связанных вопросов.Я также очень благодарен рецензентам за их щедрую помощь и конструктивные комментарии. Эта работа была поддержана Академией Финляндии, проектом Европейского сотрудничества в области науки и технологий (COST) по времени в умственной деятельности (TIMELY; TD0904) и Фондом Корделина.

    Сноски

    Ссылки

    Арнстен А. Ф. Т., Стир Дж. К. и Хант Р. Д. (1996). Вклад альфа-2-норадренергических механизмов в когнитивную функцию префронтальной коры.Возможное значение для синдрома дефицита внимания с гиперактивностью. Arch. Gen. Psychiatry 53, 448–455.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Aston-Jones, G., Rajkowski, J., and Kubiak, P. (1997). Обусловленные ответы нейронов голубого пятна обезьяны предвосхищают приобретение различительного поведения в задаче бдительности. Неврология 80, 697–715.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Астон-Джонс, Г., Райковски Дж., Кубяк П. и Алексинский Т. (1994). Нейроны голубого пятна у обезьяны выборочно активируются при помощи контролируемых сигналов в задаче бдительности. J. Neurosci. 14, 4467–4480.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Бар-Хаим, Ю., Керем, А., Лами, Д., и Закай, Д. (2010). Когда время замедляется: влияние угрозы на восприятие времени при тревоге. Cogn. Эмот. 24, 255–263.

    CrossRef Полный текст

    Берридж, К.У. и Уотерхаус Б. Д. (2003). Голубое пятно – норадренергическая система: модуляция поведенческого состояния и когнитивные процессы, зависимые от состояния. Brain Res. Ред. 42, 33–84.

    CrossRef Полный текст

    Байрам, С. (1997). Когнитивные и мотивационные факторы, влияющие на прогнозирование времени. J. Exp. Psychol. Прил. 3, 216–239.

    CrossRef Полный текст

    Clayton, E.C., Rajkowski, J., Cohen, J.D., и Aston-Jones, G.(2004). Фазическая активация нейронов голубого пятна обезьяны простыми решениями в задаче с принудительным выбором. J. Neurosci. 24, 9914–9920.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Дейнтон, Б. (2000). Поток сознания. Философия . Лондон: Рутледж.

    Гиббон ​​Дж. (1977). Теория скалярного ожидания и закон Вебера для определения времени животных. Psychol. Ред. 84, 279–325.

    CrossRef Полный текст

    Джеймс, В.(1890). Принципы психологии . Нью-Йорк: Дувр.

    Джонс, Л. А., Аллели, С. С., Уэрден, Дж. Х. (2011). Кликабельные поезда и скорость обработки информации: «ускорение» субъективного времени заставляет другие психологические процессы работать быстрее? Q. J. Exp. Psychol. (Hove) 64, 363–380.

    CrossRef Полный текст

    Лофтус, Э. Ф., Школьник, Дж. У., Бун, С. М., и Клайн, Д. (1987). Время шло так медленно: завышение продолжительности событий самцами и самками. Заявл. Cogn. Psychol. 1, 3–13.

    CrossRef Полный текст

    Нойес Р. и Клетти Р. (1972). Опыт смерти от падений. Омега (Вестпорт) 3, 45–52.

    Нойес Р. и Клетти Р. (1976). Деперсонализация перед лицом опасной для жизни опасности: описание. Психиатрия 39, 19–27.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Сакс, О. (2004).Скорость: отклонения времени и движения. New Yorker 80, 60–69.

    Стетсон К., Фиеста М. П. и Иглман Д. М. (2007). Действительно ли время замедляется во время пугающего события? PLoS ONE 2, e1295. DOI: 10.1371 / journal.pone.0001295

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

    Трейсман М., Фолкнер А., Найш П. Л. Н. и Броган Д. (1990). Внутренние часы: свидетельство существования временного осциллятора, лежащего в основе восприятия времени, с некоторыми оценками его характерной частоты. Восприятие 19, 705–743.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    Уэрден, Дж. (1991). Обладают ли люди внутренними часами со скалярными временными характеристиками? ЖЖ. Мотив. 22, 59–83.

    CrossRef Полный текст

    Уэрден, Дж. (2008). Восприятие времени: фундаментальные исследования и некоторые потенциальные ссылки на изучение языка. Lang. Учить. 58 (Приложение s1), 149–171.

    CrossRef Полный текст

    Ярроу, К., Хаггард П., Хил Р., Браун П. и Ротвелл Дж. (2001). Иллюзорные восприятия пространства и времени сохраняют кроссаккадическую перцептивную непрерывность. Природа 414, 302–304.

    Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

    10 основных правил, позволяющих замедлить темп и наслаждаться жизнью Подробнее

    Лео Бабаута

    Ирония нашей современной жизни заключается в том, что, хотя постоянно изобретаются технологии, которые экономят время, мы используем это время, чтобы делать все больше и больше вещей, и поэтому наша жизнь стала более динамичной и беспокойной, чем когда-либо.

    Жизнь движется в таком быстром темпе, что кажется, что она проходит мимо нас, прежде чем мы действительно сможем насладиться ею.

    Однако так быть не должно. Давайте восстанем против беспокойного образа жизни и остановимся, чтобы наслаждаться жизнью.

    Медленный темп жизни означает, что нужно уделять время утрам, а не спешить на работу в безумстве. Это означает, что нужно уделять время тому, чтобы получать удовольствие от того, что вы делаете, ценить природу, действительно сосредоточиться на том, с кем вы разговариваете или проводите время, — вместо того, чтобы всегда быть подключенным к Blackberry, iPhone или ноутбуку, вместо того, чтобы постоянно думать о рабочие задачи и электронные письма.Это означает выполнение одной задачи, а не переключение между множеством задач и сосредоточение внимания ни на одной из них.

    Замедление — это сознательный выбор, и не всегда легкий, но он ведет к большему признанию жизни и большему уровню счастья.

    Вот как это сделать.

    1. Меньше . Трудно замедлить темп, когда вы пытаетесь сделать миллион вещей. Вместо этого сделайте сознательный выбор делать меньше. Сосредоточьтесь на том, что действительно важно, что действительно нужно сделать, и отпустите остальное.Расставляйте промежутки между задачами и встречами, чтобы вы могли двигаться в более неторопливом темпе. Читать далее.

    2. Присутствовать . Недостаточно просто замедлиться — вам нужно действительно помнить о том, что вы делаете в данный момент. Это означает, что когда вы обнаруживаете, что думаете о чем-то, что вам нужно сделать, или о чем-то, что уже произошло, или о чем-то, что может случиться … мягко вернитесь в настоящий момент. Сосредоточьтесь на том, что происходит прямо сейчас. На ваши действия, на ваше окружение, на окружающих вас людей.Это требует практики, но очень важно.

    3. Отключить . Не всегда на связи. Если вы носите с собой iPhone, Blackberry или другое мобильное устройство, выключите его. А еще лучше научитесь оставлять это позади, когда это возможно. Если вы работаете за компьютером большую часть дня, иногда вы отключаетесь, чтобы вы могли сосредоточиться на других вещах. Постоянная связь означает, что нас могут перебивать, нас постоянно беспокоит поступающая информация, мы находимся во власти требований других.Трудно сбавить скорость, когда постоянно проверяешь приходящие новые сообщения.

    4. Ориентация на людей . Слишком часто мы проводим время с друзьями и семьей или встречаемся с коллегами, и на самом деле мы не с ними. Мы разговариваем с ними, но отвлекаемся на устройства. Мы там, но наши мысли сосредоточены на том, что нам нужно сделать. Мы слушаем, но на самом деле думаем о себе и о том, что хотим сказать. Никто из нас не застрахован от этого, но с сознательными усилиями вы можете отключить внешний мир и просто присутствовать с человеком, с которым вы находитесь.Это означает, что немного времени, проведенное с семьей и друзьями, может иметь большое значение — кстати, гораздо более эффективное использование вашего времени. Это означает, что мы действительно общаемся с людьми, а не просто встречаемся с ними.

    5. Цени природу . Многие из нас большую часть времени заперты в своих домах и офисах, в машинах и поездах, и нам редко выпадает возможность выйти на улицу. И часто, даже когда люди находятся на улице, они разговаривают по мобильным телефонам. Вместо этого найдите время, чтобы выйти на улицу и по-настоящему понаблюдать за природой, глубоко вдохнуть свежий воздух, насладиться безмятежностью воды и зелени.По возможности занимайтесь физическими упражнениями на открытом воздухе или найдите другие развлечения на свежем воздухе, такие как прогулки на природе, походы, плавание и т. Д. Почувствуйте ощущения воды, ветра и земли на своей коже. Постарайтесь делать это ежедневно — в одиночестве или с близкими.

    6. Ешьте медленнее . Вместо того, чтобы как можно быстрее запихивать пищу в глотку, что ведет к перееданию и отсутствию удовольствия от еды, научитесь есть медленно. Будьте внимательны к каждому укусу. Оцените вкус и текстуру. Медленное питание имеет двойное преимущество: вы насыщаетесь меньшим количеством еды и улучшаете вкус пищи.Я также предлагаю научиться есть больше настоящей пищи с некоторыми отличными специями (вместо жира, соли, сахара и жарки для вкуса).

    7. Двигайтесь медленнее . Быстрое вождение — довольно распространенная привычка в нашем быстро меняющемся мире, но она также является причиной множества дорожно-транспортных происшествий, стресса и потраченного впустую топлива. Вместо этого возьмите за привычку снижать скорость во время вождения. Цени свое окружение. Сделайте это время мирным, чтобы поразмышлять о своей жизни и о том, что вы проходите. Вождение станет приятнее и безопаснее.Вы также будете использовать меньше топлива.

    8. Находите удовольствие в чем-либо . Это связано с присутствием, но на шаг дальше. Что бы вы ни делали, полностью присутствуйте … а также цените каждый аспект этого и находите приятные аспекты. Например, при мытье посуды вместо того, чтобы спешить, как утомительную работу, которую нужно быстро закончить, по-настоящему ощутите ощущения воды, пены, посуды. Это может быть действительно приятным занятием, если вы научитесь видеть это таким образом. То же самое относится и к другим домашним делам — мытье машины, подметанию, вытиранию пыли, стирке — и вообще ко всему, что вы делаете.Жизнь станет намного приятнее, если вы научитесь этой простой привычке.

    9. Однозадачность . Противоположность многозадачности. Сосредоточьтесь на чем-то одном. Когда вы чувствуете желание переключиться на другие задачи, сделайте паузу, вдохните и отдохните. Читать далее.

    10. Дыши . Когда вы обнаружите, что ускоряетесь и напрягаетесь, сделайте паузу и сделайте глубокий вдох. Возьми еще парочку. По-настоящему почувствуйте, как воздух входит в ваше тело, и почувствуйте, как уходит стресс. Полностью сосредотачиваясь на каждом вдохе, вы возвращаетесь в настоящее и замедляете себя.Также приятно сделать один или два глубоких вдоха — сделайте это сейчас и поймите, что я имею в виду. 🙂

    Активность китов Dogecoin замедляется, поскольку из блокчейна уходят миллиарды долларов

    После всплеска активности, в результате которого Dogecoin (DOGE) на короткое время обрабатывал более высокую долларовую стоимость ежедневных транзакций, чем биткойн (BTC) и эфир (ETH) вместе взятые, всплеск наблюдался на цепочка блоков Dogecoin, похоже, замедляется.

    Рост цен Dogecoin в течение 2021 года сопровождался столь же невероятным увеличением стоимости транзакций, происходящих в его блокчейне.Долларовая стоимость DOGE, отправленная из кошелька в кошелек, достигла пика в 82 миллиарда долларов 5 мая, превысив 35 миллиардов долларов, зафиксированных в биткойнах и 12 миллиардов долларов в Ethereum.

    Использование двух самых известных блокчейнов в мире тем более удивительно, учитывая, что Dogecoin обрабатывал ежедневные суммы всего в 10 миллионов долларов в декабре 2020 года. Новые взгляды на Dogecoin в 2021 году привлекли генеральный директор Tesla Илон Маск и сосредоточенными усилиями трейдеров в социальных сетях, намеревающихся накачать Dogecoin аналогично акциям игрового ритейлера GameStop.

    И хотя общая активность на Dogecoin остается значительно выше декабрьских минимумов, в мае наблюдался существенный разворот, что говорит о том, что киты могут устать от Dogecoin.

    Dogecoin обработал ежедневных транзакций на сумму чуть менее 5 миллиардов долларов в среду, что на 93% меньше рекордного максимума в 82 миллиарда долларов, зафиксированного ранее в этом месяце.

    Между тем, средняя стоимость транзакции DOGE резко упала с 1,16 миллиона долларов в воскресенье до менее 240 000 долларов через три дня в среду — падение почти на 80%.Завышенная средняя стоимость транзакции сохранялась на протяжении большей части прошлого месяца, несмотря на то, что была получена с помощью гораздо меньшей выборки — признак того, что Dogecoin в основном использовался крупными держателями счетов.

    Хотя рост активности в цепочке блоков Dogecoin происходил в виде всплесков, разбросанных в течение года, заметное увеличение двух показателей, упомянутых выше, было засвидетельствовано в середине апреля, когда трейдеры начали предпринимать попытки искусственно накачать ценность Dogecoin в довести до 4/20 суток.

    Последующее резкое падение сетевой активности сопровождалось падением цены Dogecoin на 63% в течение большей части мая, поскольку она упала с недавнего исторического максимума в 0,73 доллара.

    Североатлантическая циркуляция замедляется

    Теплые соленые воды Гольфстрима изгибаются на северо-восток через Атлантический океан, в конечном итоге формируя Североатлантическое течение, которое затем впадает в Северные моря. Зимой эти воды охлаждаются и опускаются под тяжестью своей солености.Эта глубокая конвекция является ключевой частью атлантической меридиональной опрокидывающейся циркуляции (AMOC; рис.1), которую можно представить как конвейерную ленту океана, которая отдает тепло в атмосферу над северной частью Атлантического океана перед тем, как пройти через глубинный океан, чтобы выйти на поверхность в других регионах мира 1 .

    Рисунок 1 | Атлантическая меридиональная опрокидывающаяся циркуляция (АМОЦ) и субполярный круговорот. AMOC — это система циркуляции океана, которая состоит из теплых поверхностных течений (оранжевый) и возвратных холодных глубоководных потоков (синий), как показано на этом упрощенном представлении.Поверхностные течения включают Гольфстрим, который питает ответвление AMOC, известное как Североатлантическое течение. Возвратные глубоководные потоки начинаются с трех рукавов, которые сливаются с глубоководными водами Северной Атлантики. Thornalley и др. . 5 использовал измерения ила в кернах отложений для восстановления скорости потока AMOC за последние 1600 лет; черная звездочка указывает приблизительное место, в котором были собраны керны отложений. Цезарь и др. . 4 проанализировали аномалии температуры в субполярном круговороте Северной Атлантики (пунктирная линия), чтобы сделать вывод об изменениях в потоке AMOC за последнее столетие.В обоих исследованиях делается вывод о том, что AMOC снизился примерно на 15% за рассматриваемые периоды, но они различаются по тому, когда поток начал снижаться.

    Учитывая важность AMOC для теплообмена между океаном и атмосферой, считается, что разная мощность этой системы оказывает серьезное влияние на глобальный климат и была широко вовлечена в некоторые из наиболее заметных и резких климатических изменений прошлое 2 . Прямые измерения расхода современного AMOC показывают снижение его силы за последнее десятилетие 3 .Однако необходимы реконструкции естественной изменчивости и долгосрочных тенденций AMOC, чтобы поместить эти недавние изменения в контекст. Две статьи в Nature , Цезарь и др. . 4 и Thornalley и др. . 5 , отчет о прошлой изменчивости AMOC с использованием различных подходов. Оба приходят к выводу, что современный AMOC находится в необычно подавленном состоянии, но расходятся в деталях того, как и когда начался упадок AMOC.

    Цезарь и его коллеги сделали вывод об изменениях в силе AMOC в прошлом столетии на основе паттернов аномалий температуры поверхности моря (SST), которые возникают в Северной Атлантике, когда AMOC ослабевает.Ослабление приводит к потеплению в Гольфстриме и похолоданию в субполярном круговороте — циклонической системе ветряных океанских течений, лежащей к югу от Исландии (рис. 1). Хотя связь между относительно холодными ТПМ субполярного круговорота Северной Атлантики и замедлением АМОЦ была изучена ранее 6 8 , главным достижением Цезаря и его коллег является их всестороннее сравнение глобальных ТПМ. наборы данных с современными климатическими моделями с высоким разрешением.

    Анализ данных авторов показывает, что эта биполярная модель похолодания и потепления возникла в середине двадцатого века. Когда они выполнили климатическое моделирование при ежегодном увеличении концентрации углекислого газа на 1%, модель выявила картину аномалий ТПО в Северной Атлантике, аналогичную той, которая наблюдалась в данных наблюдений, и продемонстрировала, что эта закономерность была связана со снижением силы AMOC. Затем авторы откалибровали результаты модели со своими данными SST, чтобы оценить, что AMOC снизился примерно на 15% за последние полвека.Они делают вывод, что замедление роста AMOC, вероятно, было ответом на потепление, вызванное антропогенными выбросами парниковых газов. Возможным механизмом может быть усиленное таяние ледникового щита Гренландии 7 , которое добавляет пресной воды к поверхности океана и снижает плотность воды, которая вызывает глубокую конвекцию.

    Thornalley et al. обеспечивает более долгосрочную перспективу изменений прочности AMOC за последние 1600 лет, используя косвенное измерение — размер зерен «сортируемого ила» 9 — кернов глубоководных отложений, которое отражает скорость протекающих придонных вод. вдоль пути North Atlantic Deep Water возвратный глубоководный сток AMOC (рис.1). Они объединили этот подход с методом, аналогичным тому, что использовали Цезарь и его коллеги: они использовали прошлые аномалии приповерхностной температуры, зарегистрированные в морских отложениях, чтобы создать дополнительные ограничения для AMOC.

    Исследователи обнаружили, что сила AMOC была относительно стабильной примерно с 400 по 1850 год нашей эры, но затем ослабла в начале индустриальной эры. Этот переход совпадает с концом Малого ледникового периода — многовекового периода похолодания, охватившего многие регионы земного шара 10 .Торнали и его коллеги делают вывод, что ослабление AMOC в то время, вероятно, было результатом поступления пресной воды в результате таяния ледников Малого ледникового периода и морского льда. По их оценкам, AMOC упала примерно на 15% в индустриальную эпоху по сравнению с его потоком в предыдущие 1500 лет. Это удивительно похоже на оценку Цезаря и его коллег, несмотря на разные периоды времени, на которых они основывают свои оценки.

    Однако примерно 100-летняя разница в предполагаемых сроках начала снижения AMOC в этих двух исследованиях имеет большое значение для предполагаемого триггера замедления.Цезарь и др. явно возлагает бремя на антропогенное воздействие, тогда как Thornalley et al. предполагают, что более раннее снижение реакции на естественную изменчивость климата, возможно, было устойчивым или усиленным за счет дальнейшего таяния льда, связанного с антропогенным глобальным потеплением. Тем не менее, главный виновник обоих сценариев — опреснение поверхностных вод.

    Эти два исследования являются классическими примерами подходов «сверху вниз» и «снизу вверх», поэтому неудивительно, что между ними существует некоторая несогласованность.Цезарь и др. используют нисходящий подход: их выводы об изменениях прочности AMOC делаются на основе реконструкций региональных и глобальных SST, полученных на основе прямых измерений температуры. Возможно, что регионы, отличные от Северной Атлантики, в которых наблюдалась изменчивость ТПМ в десятилетнем масштабе, могут повлиять на среднюю глобальную ТПО, на основании которой рассчитывается сила AMOC, хотя авторы действительно пытаются развеять такие сомнения, показывая, что субполярный — Аномалия ТПО в круговороте является устойчивой по отношению к глобальному среднему ТПО для подмножества периодов времени (см.Рис.2 в исх. 4).

    Стратегия Торналли и его коллег — это скорее восходящий подход: они используют прокси для силы глубоководного течения для более точного измерения силы AMOC, чем Цезарь и его сотрудники. Слабые стороны этого подхода заключаются в том, что он учитывает только локальные донные токи в местах, откуда взяты сердечники, которые могут не захватывать всю систему AMOC, и что он может быть подвержен локальным нелинейным эффектам, таким как резкие сдвиги в положение текущего.Однако Thornalley et al. показывают, что существует поразительная корреляция между их приближенным размером зерен и измеренной плотностью морской воды Лабрадора (основной компонент глубоководных вод Северной Атлантики), а также с теплосодержанием субполярного круговорота; Эти корреляции укрепляют мост, который связывает их локализованные прокси-измерения с более широкими изменениями в AMOC.

    На данный момент вопрос о сроках падения AMOC остается источником интриги. Будущие исследования, которые предоставят более подробную пространственную сеть множественных реконструкций прокси, помогут прояснить некоторые из оставшихся неясностей относительно того, какие элементы AMOC менялись и когда.Это — по крайней мере с научной точки зрения — обнадеживает, видеть, что два настоящих исследования сходятся в выводе о том, что современный AMOC находится в относительно слабом состоянии. Однако в контексте будущих сценариев изменения климата и возможного коллапса AMOC 11 в ответ на продолжающееся таяние ледникового щита Гренландии 12 это, возможно, менее обнадеживает, поскольку ослабление AMOC может привести к значительным изменения климата и режима осадков в северном полушарии 13 .

    11 продуктов, замедляющих метаболизм

    В этом нет никаких сомнений: выяснить, как избавиться от жира на животе, сложно. Если вы ходите в спортзал, правильно питаетесь и получаете эти Zzz, что еще вы могли бы сделать для достижения этих целей по снижению веса? Один ответ: откажитесь от продуктов, замедляющих метаболизм.

    Метаболизм, естественный биохимический процесс, при котором ваше тело превращает пищу и напитки в энергию, является ключевым фактором, когда дело доходит до достижения этого числа на шкале.Чем эффективнее ваше тело сжигает калории и превращает их в энергию, тем меньше вероятность, что вы вообще наберете лишние килограммы.

    Но когда эта естественная способность не работает в наиболее эффективном состоянии, ваше тело не может измельчать столько жира, сколько вам хотелось бы. И одна из причин, по которой происходит это замедление, заключается в том, что вы употребляете эти разрушающие метаболизм продукты. С каждым приемом этих вариантов вы сдвигаете финишную черту похудания еще дальше. Узнайте, какие удивительные продукты замедляют ваш метаболизм, и вместо этого запаситесь 7 самыми полезными продуктами, которые стоит есть прямо сейчас.

    Shutterstock

    Ни для кого не секрет, что макароны, хлеб и пицца не должны быть в вашем списке блюд, когда вы пытаетесь сохранить плоский живот. Но если вы действительно хотите побаловать себя, делайте это правильно. Большое количество глютена, крахмала и фитиновой кислоты может повредить ваш метаболизм. Фактически, сравнивая способность человеческого организма переваривать зерна, исследователи пришли к выводу, что выбор очищенных зерен наносит гораздо больший вред нашему внутреннему организму. Американский журнал клинического питания опубликовал исследование, в котором объясняется, что при выборе цельнозерновых злаков вместо рафинированных, ваше тело будет больше терять калорийность, потому что во время пищеварения сохраняется меньше калорий, и ваш метаболизм становится более активным.Чем проще углеводы (подумайте: белый хлеб, белая паста и белый рис), тем легче вашему организму расщепить их. Это означает, что вашему метаболизму не нужно работать так усердно, чтобы расщепить эти продукты. Когда вы едите больше очищенных зерен, ваш метаболизм ускоряется, так как ваше тело усерднее работает над расщеплением этих питательных веществ. Кроме того, эти простые углеводы в конечном итоге повышают уровень сахара в крови, что приводит к дополнительному накоплению жира.

    Kelsey Chance / Unsplash

    Конечно, хорошая чашка вина может быть отличным завершением дня.Но употребление слишком большого количества алкоголя за один присест, что составляет более одного напитка в день для женщин и двух для мужчин, может серьезно сказаться на вашем метаболизме. Возможно, вы удивитесь, но причина того, что алкоголь влияет на увеличение веса, заключается не только в калориях. Согласно исследованиям, употребление алкоголя снижает способность организма сжигать жир на 73%. При чрезмерном употреблении алкоголя образуется ацетальдегид. Это высокотоксичное вещество вызывает множество внутренних тревог в пищеварительной системе вашего организма. Вместо того, чтобы ваш метаболизм сжигал калории, которые вы потребляете, ваше тело должно работать над детоксикацией этих химических веществ.

    NeONBRAND / Unsplash

    Употребление в пищу продуктов, загрязненных пестицидами, может привести к замедлению метаболизма — и чем больше этих продуктов в вашем рационе, тем хуже вам. Исследование, проведенное в обзоре Obesity Review , показало, что люди, в организме которых наблюдается высокий уровень хлорорганических соединений, типа пестицидов, имеют тенденцию к более медленному метаболизму и им труднее терять вес. Другое исследование, проведенное в Испании, показало, что люди с самыми высокими концентрациями этих пестицидов рождаются с более низкой рождаемостью, чем те, у кого нет химического вещества в кровотоке.

    Shutterstock

    Греческий йогурт обладает множеством преимуществ, стимулирующих метаболизм, благодаря высокой концентрации белка и пробиотикам. Но когда вы рискуете окунуться в мир традиционного йогурта, вы не приготовите себе молочный продукт, который того стоит. В этих альтернативах практически нет белка по сравнению с греческим йогуртом, и «если вы не потребляете достаточно белка для поддержания здоровья мышц и клеток, организм в конечном итоге разрушает мышцы, чтобы получить доступ к нужным ему питательным веществам, и это создает проблемы.Меньшая мышечная масса означает более медленный метаболизм, который со временем может вызвать увеличение веса », — объясняет Алисса Рамси, доктор медицинских наук и бывший представитель Академии питания и диетологии.

    Кроме того, остерегайтесь йогуртов с слишком большим количеством сахара и фруктового пюре. Эти простые углеводы быстро перевариваются, вызывая скачок сахара в крови и неизбежный сбой, заставляя вас чувствовать голод и тягу к более простым углеводам. Придерживайтесь простого 2% греческого йогурта или исландского йогурта с низким содержанием сахара и высоким содержанием белка, такого как Siggi’s.

    Shutterstock

    Такие напитки, как фруктовый сок, серьезно затрудняют ваш рацион. Всего один стакан классического OJ без мякоти утром дает вам целых 22 грамма сахара, а миска подслащенных хлопьев может обойтись вам более чем на 20 граммов сахара на миску. Когда вы потребляете такое большое количество сладкого, уровень глюкозы в крови взлетает до небес. Это заставляет ваш метаболизм замедляться, а это означает, что вы сжигаете меньше калорий и увеличиваете запасы жира.

    Shutterstock

    Вы, наверное, знаете, что газировка не приносит никакой пользы вашему организму, но знали ли вы, что она на самом деле может замедлить ваш метаболизм? Многие газированные напитки подслащены кукурузным сиропом с высоким содержанием фруктозы: подсластитель с высоким содержанием сахара, называемого фруктозой.Ваш метаболизм — это способность вашего тела превращать пищу в энергию. Поскольку фруктоза не превращается в прямую энергию, как глюкоза, потребление большого количества этого подсластителя может замедлить ваш метаболизм. Фактически, обзор 2010 года, опубликованный в журнале Current Hypertension Reports , обнаружил связь между напитками, подслащенными кукурузным сиропом с высоким содержанием фруктозы, и нарушениями обмена веществ.

    Shutterstock

    Жареные блюда из ресторанов могут доставить вам досадное удовольствие, но вы должны знать о последствиях употребления этих продуктов.Эти жирные продукты можно жарить на частично гидрогенизированных маслах или транс-жирах, которые могут замедлить ваш метаболизм, пока он не остановится. Фактически, исследователи из Университета Уэйк-Форест обнаружили, что животные, получавшие диету с высоким содержанием трансжиров, набирали больше веса, чем те, кто придерживался диеты, полной мононенасыщенных жиров, даже без разницы в общем потреблении калорий. Кроме того, исследование, опубликованное в American Journal of Clinical Nutrition , положительно связывает потребление жареной пищи с повышенным риском абдоминального ожирения и увеличения веса у взрослых, подвергая ваше здоровье риску с каждым укусом.

    Shutterstock

    Время от времени есть гамбургер может показаться не таким уж большим делом, но если вы едите выращенную на ферме говядину, вы можете серьезно замедлить метаболизм. Крупный рогатый скот, выращиваемый на неорганических фермах, часто лечится антибиотиками, которые могут иметь очень разрушительное воздействие на кишечные бактерии. Исследователи из Гарварда обнаружили, что длительное употребление диет с высоким содержанием животных белков также может непоправимо изменить баланс бактерий в кишечнике, замедляя метаболизм.

    Shutterstock

    Недостаток калорий и жира в этих замороженных обедах они с лихвой компенсируют ингредиентами, замедляющими метаболизм. Чтобы восполнить недостаток вкуса, многие замороженные блюда содержат в своих рецептах сахар, натрий и трансжиры в виде гидрогенизированных масел.

    Shutterstock

    Вместо этого выберите йодированную соль. Йодированная соль положительно влияет на щитовидную железу и, в свою очередь, на обмен веществ. «Без достаточного количества йода функция щитовидной железы нарушается, и вашему телу становится труднее сжигать жир», — говорит Дана Джеймс, врач-медик, ЦНС, CDN, которая предлагает вводить морские овощи в свой рацион не менее трех раз в неделю.

    Shutterstock

    Мюсли и батончики мюсли, которые часто называют здоровой пищей, являются одной из самых скрытых причин метаболических сбоев. В то время как их овсяная основа может помочь снизить кровяное давление и уровень холестерина, шокирующее количество сахара, кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы и консервантов в большинстве рецептов может замедлить даже самый эффективный метаболизм до скорости улитки. Думаете, ваш любимый бренд не содержит этих вредных для здоровья ингредиентов? Взгляните на этикетки с питанием, чтобы убедиться в обратном! Если вы ищете более здоровую закуску, ознакомьтесь с нашим списком лучших здоровых белковых батончиков с низким содержанием сахара.

    Уровень вакцинации замедляется — WSJ.com

    Кампания вакцинации против Covid-19 в США продолжала набирать обороты, но более медленными темпами, чем в начале месяца, поскольку чиновники здравоохранения призывали больше людей пройти вакцинацию.

    США вводили в среднем 2,8 миллиона доз в день в течение последней недели, согласно анализу данных Центров по контролю и профилактике заболеваний, проведенному Wall Street Journal, по сравнению со средним показателем примерно 3.2 миллиона в день ранее в этом месяце. По данным CDC, около 28,5% населения США в настоящее время полностью вакцинировано, а 42,2% людей получили хотя бы одну дозу. Уровни вакцинации зависят от штата. В штате Мэн 36,2% всех жителей в настоящее время полностью вакцинированы, а в Алабаме этот показатель составляет 21,7%.

    Согласно последним данным Университета Джонса Хопкинса, в воскресенье в США зарегистрировано 32 065 новых случаев заражения коронавирусом. Эта цифра ниже, чем 53 363, о которых сообщалось накануне.Количество новых зарегистрированных случаев часто ниже в начале недели из-за более низкого уровня тестирования и многих штатов, не представляющих данные за выходные.

    Семидневная скользящая средняя, ​​которая помогает сгладить нерегулярные графики отчетности штатов, по состоянию на воскресенье, согласно анализу данных Johns Hopkins Journal, составила 58 164, в то время как 14-дневное среднее значение составило 62 807. Когда среднее за семь дней ниже среднего за 14 дней, как это было с 17 апреля, это указывает на снижение числа случаев.

    В стране зарегистрировано 279 смертельных случаев из-за болезни на воскресенье, в то время как средний показатель за семь дней составил 706.По данным Джонса Хопкинса, в настоящее время число погибших в стране составляет 572 200 человек.

    По мере того, как темпы вакцинации начинают замедляться, высшие должностные лица здравоохранения США призвали больше людей делать прививки от Covid-19.

    «Если мы собираемся положить конец Covid-19, нам нужно, чтобы все американцы приняли участие в том, чтобы довести нас до этой точки», — заявил в воскресенье на NBC директор Национального института здравоохранения Фрэнсис Коллинз. Познакомьтесь с прессой ».

    Доктор Коллинз выделил районы страны, которые отстают по вакцинации.«Вы можете посмотреть на карту и спросить:« Где отстают вакцины? »Это те места, о которых стоит беспокоиться, — сказал доктор Коллинз. «Мы могли бы это изменить, если бы действительно вдохновили всех на участие».

    Отдельно главный медицинский советник президента Байдена Энтони Фаучи сказал, что США в целом добились хорошего прогресса в области вакцинации, но уровень инфекций остается ненадежным и составляет в среднем почти 60 000 случаев ежедневно за последнюю неделю по состоянию на пятницу. «Мы не хотим, чтобы это увеличивалось», — сказал доктор Фаучи в эфире телеканала ABC «На этой неделе с Джорджем Стефанопулосом».”

    .

    Ваш комментарий будет первым

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.