Нажмите "Enter", чтобы перейти к содержанию

Параметры агрессивности человека измерение на комп программах: Заколдованные дети

Содержание

: Электронное правительство :: Управление информационно- коммуникационных технологий и связи :: Структурные подразделения администрации :: Администрация :: Krd.ru

  1. Глобальная сеть, в которую входят правительственные, академические, коммерческие, военные и корпоративные сети всего мира, в основе которой лежит использование протокола передачи данных IP (Inter-network Protocol).
  2. Глобальная информационная система, части которой логически взаимосвязаны друг с другом посредством уникального адресного пространства, основанного на протоколе IP, и которая обеспечивает, публично или частным образом, коммуникационный сервис высокого уровня.
  3. Множество взаимосвязанных компьютерных сетей, окутывающих земной шар. Интернет обеспечивает доступ к компьютерам, электронной почте, доскам объявлений, базам данных и дискуссионным группам, все из которых используют протокол IP.

Всемирная информационная компьютерная сеть Интернет представляет собой объединение множества региональных компьютерных сетей и компьютеров, обменивающихся друг с другом информацией по каналам общественных телекоммуникаций (телефонной, радио и спутниковой связи). И. появился в конце 70-х — начале 80-х годов в результате постепенного объединения с помощью средств телекоммуникаций, компьютерной сети Министерства обороны США, сети Нацио­нального научного фонда правительства США, региональных и даже локальных вычислительных сетей. Согласно официальным данным, в период с 1989 по 1995 гг. сеть И. росла, ежегодно удваивая свои размеры. В настоящее время сеть перешла на коммерческую основу, однако формально ее контролирует общественная организация ISOC (Internet SOCiety). Входящие в И. компьютерные сети взаимодействуют с помощью протоколов IP, которые позволяют связывать между собой компьютеры различной архитектуры, производимые разными фирмами. Под словом И. обычно подразумевают физический уровень сети, т. е. аппаратное обеспечение, состоящее из компьютеров, кабелей и других устройств передачи данных. Работу в И. обеспечивают базовые программные средства. Они осуществляют поиск нужной информации в архивах, размещенных внутри И., перемещают файлы из компьютера в компьютер, обеспечивают вход в другие компьютеры, доступ к множеству серверов и баз данных. С помощью аппаратных и программных средств И. предоставляет пользователю различные информационные услуги, среди которых электронная почта, службы электронных объявлений, телеконференций и рекламы. С начала 90-х годов в И. существует сервис, называемый Всемирной паутиной (World Wide Web). Технология World Wide Web позволяет на основе гипертекста и гипермедиа создавать и хранить информацию в форме документов Web и просматривать все документы Web, хранящиеся в компьютерах глобальной сети, через систему связывающих их ссылок. Подключить компьютер к И. и стать пользователем электронной почты, Всемирной паутины и других услуг И. помогают поставщики сетевых услуг (провайдеры).

Измерение сопротивления изоляции: полное руководство

Для безопасной работы все электрические установки и оборудование должны иметь сопротивление изоляции, соответствующее определенным характеристикам. Независимо от того, идет ли речь о соединительных кабелях, оборудовании секционирования и защиты, трансформаторах, электродвигателях и генераторах – электрические проводники изолируются с помощью материалов с высоким электрическим сопротивлением, которые позволяют ограничить, насколько это возможно, электрический ток за пределами проводников.

Из-за воздействий на оборудование качество этих изоляционных материалов меняется со временем. Подобные изменения снижают электрическое сопротивление изоляционных материалов, что увеличивает ток утечки, который, в свою очередь, приводит к серьезным последствиям, как с точки зрения безопасности (для людей и имущества), так и с точки зрения затрат на остановки производства.

Регулярная проверка изоляции, проводимая на установках и оборудовании в дополнение к измерениям, выполняемым на новом и восстановленном оборудовании во время ввода в эксплуатацию, помогает избегать подобных инцидентов за счет профилактического обслуживания. Данные испытания дают возможность обнаружить старение и преждевременное ухудшение изоляционных свойств прежде, чем они достигнут уровня, способного привести к описанным выше инцидентам.

Проверка: испытание или измерение?

На первом этапе полезно прояснить разницу между двумя типами проверки, которые часто путают – испытание электрической прочности изоляции и измерение сопротивления изоляции.

Испытание электрической прочности, также называемое «испытание на пробой», позволяет определить способность изоляции выдерживать выброс напряжения средней длительности без возникновения искрового пробоя. Фактически такой выброс напряжения может быть вызван молнией или индукцией в результате неисправности линии электропередачи. Основной целью этого теста является обеспечение соответствия строительным нормам и правилам, касающимся путей утечки и зазоров. Этот тест часто выполняется с использованием напряжения переменного тока, но также при испытаниях применяется и напряжение постоянного тока. Подобный тип измерений требует использования установок для испытания кабелей повышенным напряжением. Результатом является значение напряжения, обычно выраженное в киловольтах (кВ). Испытания электрической прочности в случае неисправности могут быть разрушительными, в зависимости от уровней тестирования и энергетических возможностей инструмента. Поэтому этот метод используется для типового тестирования на новом или восстановленном оборудовании.

При нормальных условиях испытаний измерение сопротивления изоляции является неразрушающим тестированием. Этот замер выполняется с использованием напряжения постоянного тока меньшей величины, чем при испытании электрической прочности, и дает результат, выраженный в кОм, МОм, ГОм или ТОм. Значение сопротивления указывает на качество изоляции между двумя проводниками. Поскольку данное испытание является неразрушающим, его особенно удобно использовать для контроле старения изоляции работающего электрического оборудования или установок. Для данного измерения используется тестер изоляции, также называемый мегомметром (доступны мегомметры с диапазоном до 999 ГОм).

Типовые причины неисправности изоляция

Поскольку измерение сопротивления изоляции с помощью мегомметра является частью более широкой политики профилактического обслуживания, важно понимать, по каким причинам возможно ухудшение характеристик изоляции. Только это позволит предпринять правильные шаги для их устранения.

Можно разделить причины неисправности изоляции на пять групп. Однако необходимо иметь в виду, что в случае отсутствия каких-либо корректирующих мер, различные причины будут накладываться друг на друга, приводя к пробою изоляции и повреждению оборудования.

1. Электрические нагрузки

В основном электрические нагрузки связаны с отклонением рабочего напряжения от номинального значения, причем влияние на изоляцию оказывают как перенапряжения, так и понижение напряжения.

2. Механические нагрузки

Частые последовательные запуски и выключения оборудования способны вызвать механические нагрузки. Кроме того, сюда входят проблемы с балансировкой вращающихся машин и любые прямые нагрузки на кабели и установки в целом.

3. Химические воздействия

Присутствие химических веществ, масел, агрессивных испарений и пыли в целом отрицательно влияет на характеристики изоляционных материалов.

4. Напряжения, связанные с колебаниями температуры:

В сочетании с механическими напряжениями, вызванными последовательными запусками и остановками оборудования, также на свойства изоляционных материалов влияют напряжения, возникающие при расширении и сжатии. Работа при экстремальных температурах также приводит к старению материалов.

5. Загрязнение окружающей среды

Плесень и посторонние частицы в теплой, влажной среде также способствуют ухудшению изоляционных свойств установок и оборудования.

В приведенной ниже таблице показана относительная частота различных причин отказа электродвигателя.

Внешние загрязнения:

 

В дополнение к внезапным повреждениям изоляции из-за таких чрезвычайных происшествий, как, например, наводнения, факторы, снижающие эффективность изоляции работающей установки объединяются, иногда усиливая друг друга. В конечном итоге в долгосрочной перспективе без постоянного мониторинга это приведет к возникновению ситуаций, которые станут критическими с точки зрения безопасности людей и нормальной эксплуатации. Таким образом, регулярное тестирование изоляции установок или электрических машин является полезным способом контроля состояния изоляции, позволяющим предпринимать необходимые действия еще до того, как возникло повреждение.

Принцип измерения сопротивления изоляции и влияющие на него факторы

Измерение сопротивления изоляции базируется на законе Ома. Подав известное напряжение постоянного тока с уровнем ниже, чем напряжение испытания электрической прочности, а затем измерив значение тока, очень просто замерить значение сопротивления. В принципе, значение сопротивления изоляции очень велико, но не бесконечно, поэтому измеряя малый протекающий ток, мегомметр указывает значение сопротивления изоляции в кОм, МОм, ГОм и даже в ТОм (на некоторых моделях). Это сопротивление характеризует качество изоляции между двумя проводниками и способно указать на риск возникновения тока утечки.

На значение сопротивления изоляции и, следовательно, на значение тока, протекающего, когда к тестируемой цепи приложено напряжение постоянного тока, влияет ряд факторов. К таким факторам относятся, например, температура или влажность, которые способны существенно повлиять на результаты измерений. Для начала давайте проанализируем характер токов, протекающих во время измерения изоляции, используя гипотезу о том, что эти факторы не влияют на проводимое измерение.

Общий ток, протекающий в изоляционном материале, представляет собой сумму трех компонентов:

  • Емкость. Для зарядки емкости тестируемой изоляции необходим ток зарядки емкости. Это переходный ток, который начинается с относительно высокого значения и падает экспоненциально к значению, близкому к нулю, когда тестируемая цепь электрически заряжается. Через несколько секунд или десятых долей секунды этот ток становится незначительным по сравнению с измеряемым током.
  • Поглощение. Ток поглощения, соответствующий дополнительной энергии, которая необходима для переориентации молекул изоляционного материала под воздействием прикладываемого электрического поля. Этот ток падает намного медленнее, чем ток зарядки емкости; иногда необходимо несколько минут, чтобы достичь значения, близкого к нулю.
  • Ток утечки или ток проводимости. Этот ток характеризует качество изоляции и не изменяется со временем.

На приведенном ниже графике эти три тока показаны в зависимости от времени. Шкала времени является условной и может различаться в зависимости от тестируемой изоляции.

Для обеспечения надлежащих результатов тестирования очень больших электродвигателей или очень длинных кабелей сведение к минимуму емкостных токов и токов поглощения может занимать от 30 до 40 минут.

Когда в цепь подается постоянное напряжение, суммарный ток, протекающий в тестируемом изоляторе, изменяется в зависимости от времени. Это предполагает значительное изменение сопротивления изоляции.

Перед подробным рассмотрением различных методов измерения было бы полезно снова взглянуть на факторы, которые влияют на измерение сопротивления изоляции.

Влияние температуры

Температура вызывает квазиэкспоненциальное изменение значения сопротивления изоляции. В контексте программы профилактического технического обслуживания измерения должны выполняться в одинаковых температурных условиях или, если это невозможно, должны корректироваться относительно эталонной температуры. Например, увеличение температуры на 10°C уменьшает сопротивление изоляции ориентировочно наполовину, в то время как уменьшение температуры на 10°C удваивает значение сопротивления изоляции.

Уровень влажности влияет на изоляцию в соответствии со степенью загрязнения ее поверхности. Никогда не следует измерять сопротивление изоляции, если температура ниже точки росы.

Коррекция сопротивления изоляции в зависимости от температуры (источник IEEE-43-2000)

 

Методы тестирования и интерпретация результатов

Кратковременное или точечное измерение

Это наиболее простой метод. Он подразумевает подачу испытательного напряжения на короткое время (30 или 60 секунд) и фиксацию значения сопротивления изоляции на этот момент. Как уже указывалось выше, на такое прямое измерение сопротивления изоляции значительное влияние оказывает температура и влажность, поэтому измерение следует стандартизировать при контрольной температуре и для сравнения с предыдущими измерениями следует фиксировать уровень влажности. С помощью данного метода можно проанализировать качество изоляции, сравнивая текущее измеренное значение с результатами нескольких предыдущих тестов. Со временем это позволит получить более достоверную информацию о характеристиках изоляции тестируемой установки или оборудования по сравнению с одиночным испытанием.

Если условия измерения остаются идентичными (то же самое испытательное напряжение, то же время измерения и т.д.), то при периодических измерениях путем мониторинга и интерпретации любых изменений можно получить четкую оценку состояния изоляции. После записи абсолютного значения, необходимо проанализировать изменение во времени. Таким образом, измерение, показывающее относительно низкое значение изоляции, которое, тем не менее, стабильно во времени, теоретически должно доставлять меньше беспокойства, чем значительное снижение сопротивления изоляции со временем, даже если сопротивление изоляция выше, чем рекомендованное минимальное значение. В общем, любое внезапное падение сопротивления изоляции свидетельствует о проблеме, требующей изучения.

На приведенном ниже графике показан пример показаний сопротивления изоляции для электродвигателя.

В точке A сопротивление изоляции уменьшается из-за старения и накопления пыли.

Резкое падение в точке B указывает на повреждение изоляции.

В точке C неисправность была устранена (обмотка электродвигателя перемотана), поэтому вернулось более высокое значение сопротивления изоляции, остающееся стабильным во времени, что указывает на ее хорошее состояние.

Методы тестирования, основанные на влиянии времени приложения испытательного напряжения (PI и DAR)

Эти методы включают последовательное измерение значений сопротивления изоляции в указанное время. Их преимуществом является неподверженность особому влиянию температуры, поэтому их можно применять без коррекции результатов, если только испытательное оборудование не подвергается во время теста значительным колебаниям температуры.

Данные методы идеально подходят для профилактического обслуживания вращающихся машин и для мониторинга изоляции.

Если изоляционный материал находится в хорошем состоянии, ток утечки или ток проводимости будет низким, а на начальный замер сильно влияют токи зарядки емкости и диэлектрического поглощения. При приложении испытательного напряжения со временем измеренное значение сопротивления изоляции повышается, так как уменьшаются эти токи помех. Необходимое для измерения изоляции в хорошем состоянии время стабилизации зависит от типа изоляционного материала.

Если изоляционный материал находится в плохом состоянии (поврежден, грязный и влажный), ток утечки будет постоянным и очень высоким, часто превышающим токи зарядки емкости и диэлектрического поглощения. В таких случаях измерение сопротивления изоляции очень быстро становится постоянным и стабилизируется на высоком значении напряжения.

Изучение изменения значения сопротивления изоляции в зависимости от времени приложения испытательного напряжения дает возможность оценить качество изоляции. Этот метод позволяет сделать выводы, даже если не ведется журнал измерения изоляции. Тем не менее, рекомендуется записывать результаты периодических измерений, проводимых в контексте программы профилактического обслуживания.

Показатель поляризации (PI)

При использовании этого метода два показания снимаются через 1 минуту и 10 минут, соответственно. Отношение (без размерностей) 10-минутного значения сопротивления изоляции к 1-минутному значению называется показателем поляризации (PI). Этот показатель можно использовать для оценки качества изоляции.

Метод измерения с использованием показателя поляризации идеально подходит для тестирования цепей с твердой изоляцией. Данный метод не рекомендуется использовать на таком оборудовании, как масляные трансформаторы, поскольку он дает низкие результаты, даже если изоляция находится в хорошем состоянии.

Рекомендация IEEE 43-2000 «Рекомендуемые методы тестирования сопротивления изоляции вращающихся машин» определяет минимальное значение показателя поляризации (PI) для вращающихся машин переменного и постоянного тока в температурных классах B, F и H равным 2.0. В общем случае значение PI, превышающее 4, является признаком превосходной изоляции, а значение ниже 2 указывает на потенциальную проблему.

PI = R (10-минутное измерение изоляции) / R (1-минутное измерение изоляции)

Результаты интерпретируются следующим образом:

Значение PI (нормы)

Состояние изоляции

<2

Проблемное

От 2 до 4

Хорошее

> 4

Отличное

Коэффициент диэлектрической абсорбции (DAR)

Для установок или оборудования, содержащих изоляционные материалы, в которых ток поглощения уменьшается быстро, для оценки состояния изоляции, возможно, будет достаточно провести измерение через 30 секунд и 60 секунд. Коэффициент DAR определяется следующим образом:

DAR = R (60-секундное измерение изоляции) / R (30-секундное измерение изоляции)

Результаты интерпретируются следующим образом:

Значение DAR (нормы)

Состояние изоляции

<1,25

Неудовлетворительное

<1,6

Нормальное

>1,6

Отличное

 

Метод, основанный на влиянии изменения испытательного напряжения (тестирование с помощью ступенчатого напряжения)

Наличие загрязнений (пыль, грязь и т.п.) или влаги на поверхности изоляции обычно четко выявляется с помощью зависящего от времени измерения сопротивления (PI, DAR и т.д.). Однако этот тип тестирования, проводимый с использованием низкого напряжение относительно диэлектрического напряжения испытываемого изолирующего материала, может иногда пропускать признаки старения изоляции или механические повреждения. Значительное же увеличение прикладываемого испытательного напряжения может, со своей стороны, вызвать повреждение в этих слабых точках, что приведет к существенному уменьшению измеренного значения сопротивления изоляции.

Для обеспечения эффективности соотношение между шагами изменения напряжения должно быть 1 к 5, и каждый шаг должен быть одинаковым по времени (обычно от 1 до 10 минут), оставаясь при этом ниже классического напряжения испытания электрической прочности (2Un + 1000 В). Полученные с помощью данного метода результаты полностью независимы от типа изоляции и температуры, потому что он основан не на внутреннем значении измеряемого изолятора, а на эффективном сокращении значения, получаемого по истечении одного и того же времени для двух разных испытательных напряжений.

Снижение значения сопротивления изоляции на 25% или более между первым и вторым шагами измерения является свидетельством ухудшения изоляции, которое обычно связано с наличием загрязнений.

Метод испытания рассеиванием в диэлектрике (DD)

Тест рассеивания в диэлектрике (DD), также известный как измерение тока повторного поглощения, выполняется путем измерения тока рассеивания в диэлектрике на испытуемом оборудовании.

Поскольку все три составляющие тока (ток зарядки емкости, ток поляризации и ток утечки) присутствуют во время стандартного испытания изоляции, на определение тока поляризации или поглощения может влиять наличие тока утечки. Вместо попытки измерить во время тестирования изоляции ток поляризации при тестировании рассеяния в диэлектрике (DD) измеряется ток деполяризации и ток разряда емкости после тестирования изоляции.

Принцип измерения состоит в следующем. Сначала тестируемое оборудование заряжается в течение времени, достаточного для достижения стабильного состояния (зарядка емкости и поляризация завершена, и единственным протекающим током является ток утечки). Затем оборудование разряжается через резистор внутри мегомметра и при этом измеряется протекающий ток. Этот ток состоит из зарядного тока емкости и тока повторного поглощения, которые в совокупности дают общий ток рассеивания в диэлектрике. Данный ток измеряется по истечении стандартного времени в одну минуту. Электрический ток зависит от общей емкости и конечного испытательного напряжения. Значение DD рассчитывается по формуле:

DD = Ток через 1 минуту / (Испытательное напряжение x Емкость)

Тест DD позволяет идентифицировать избыточные токи разряда, когда поврежден или загрязнен один из слоев многослойной изоляции. При точечных испытаниях или тестах PI и DAR подобный дефект можно упустить. При заданном напряжении и емкости ток разряда будет выше, если поврежден один из слоев изоляции. Постоянная времени этого отдельного слоя больше не будет совпадать с другими слоями, что приведет к более высокому значению тока по сравнению с неповрежденной изоляцией. Однородная изоляция будет иметь значение DD, близкое к нулю, а допустимая многослойная изоляция будет иметь значение DD до 2. В приведенной ниже таблице указано состояние в зависимости от полученного значения DD.

DD (нормы)

Состояние

> 7

Очень плохое

От 4 до 7

Плохое

От 2 до 4

Сомнительное

<2

Нормальное

Внимание: Данный метод измерения зависим от температуры, поэтому каждая попытка тестирования должна выполняться при стандартной температуре или, по крайней мере, температура должна фиксироваться вместе с результатом теста.

Тестирование изоляции с высоким сопротивлением: использование гнезда G на мегомметре

При измерении значений сопротивления изоляции (выше 1 ГОм) на точность измерений могут повлиять токи утечки, протекающие по поверхности изоляционного материала через имеющиеся на ней влагу и загрязнения. Значение сопротивления больше не является высоким, и поэтому пренебрежимо малым по сравнению с сопротивлением оцениваемой изоляции. Для устранения снижающей точность измерения изоляции поверхностной утечки тока на некоторых мегомметрах имеется третье гнездо с обозначением G (Guard). Это гнездо шунтирует измерительную цепь и повторно вводит поверхностный ток в одну из точек тестирования, минуя цепь измерения (смотрите рисунок ниже).

При выборе первой схемы, без использования гнезда G, одновременно измеряется ток утечки i и нежелательный поверхностный ток I1, поэтому сопротивление изоляции измеряется неверно.

Однако при выборе второй схемы измеряется только ток утечки i. Подключение к гнезду G позволяет отвести поверхностный ток I1, поэтому измерение сопротивления изоляции проводится правильно.

 

Гнездо G необходимо соединить с поверхностью, по которой протекают поверхностные токи, и которая не относится к таким изоляторам, как изоляционные материалы кабелей или трансформаторов. Знание возможных путей протекания испытательных токов через тестируемый элемент имеет решающее значение для выбора места соединения с гнездом G.

Нормы испытательного напряжения для кабелей/оборудования

Рабочее напряжение кабеля/оборудования

Нормы испытательного напряжения постоянного тока

От 24 до 50 В

От 50 до 100 В постоянного тока

От 50 до 100 В

От 100 до 250 В постоянного тока

От 100 до 240 В

От 250 до 500 В постоянного тока

От 440 до 550 В

От 500 до 1000 В постоянного тока

2400 В

От 1000 до 2500 В постоянного тока

4100 В

От 1000 до 5000 В постоянного тока

От 5000 до 12 000 В

От 2500 до 5000 В постоянного тока

> 12 000 В

От 5000 до 10 000 В постоянного тока

 

В приведенной выше таблице показаны рекомендованные нормы испытательного напряжения в соответствии с рабочими напряжениями установок и оборудования (значения взяты из руководства IEEE 43-2000).

Кроме того, эти значения задаются для электрических приборов в самых разнообразных местных и международных стандартах (IEC 60204, IEC 60439, IEC 60598 и т.д.).

Во Франции, например, стандарт NFC15-100 предусматривает значения испытательного напряжения и минимального сопротивления изоляции для электроустановок (500 В постоянного тока и 0,5 МОм при номинальном напряжении от 50 до 500 В).

Однако вам настоятельно рекомендуется обратиться к изготовителю кабеля/оборудования, чтобы узнать их собственные рекомендации по требуемому испытательному напряжению.

Безопасность при тестировании изоляции

Перед тестированием

A. Чтобы испытательное напряжение не было приложено к другому оборудованию, имеющему электрическое соединение с тестируемой цепью, испытание должно проводиться на отключенной, не проводящей электрический ток установке.

B. Убедитесь, что цепь разряжена. Ее можно разрядить, замкнув накоротко выводы оборудования и/или замкнув их на землю на определенное время (смотрите время разряда).

C. Если тестируемое оборудование находится в огнеопасной или взрывоопасной среде, необходима специальная защита, поскольку, если изоляция повреждена, при разряде изоляции (до и после испытания), а также во время тестирования могут возникать искры.

D. Из-за наличия напряжения постоянного тока, величина которого может быть достаточно высокой, рекомендуется ограничить доступ другого персонала и надевать средства индивидуальной защиты (например, защитные перчатки), предназначенные для работы на электрооборудовании.

E. Используйте только те соединительные кабели, которые подходят для проводимого испытания; убедитесь, что кабели находятся в хорошем состоянии. В лучшем случае неподходящие кабели приведут к ошибкам измерения, но гораздо важнее, что они могут быть опасными.

После тестирования

К концу испытания изоляция накапливает значительную энергию, которую необходимо сбросить до выполнения любых других операций. Простое правило безопасности заключается в том, чтобы предоставить оборудованию возможность разряжаться в течение времени, в пять раз превышающего время зарядки (время последнего теста). Для разрядки оборудования можно накоротко замкнуть его выводы и/или соединить их с землей. Все изготовленные компанией Chauvin Arnoux мегомметры оборудованы встроенными цепями разрядки, которые автоматически обеспечивают требуемую безопасность.

Часто задаваемые вопросы

 

Результат моих измерений – x МОм. Это нормально?

Какое должно быть сопротивление изоляции - на этот вопрос нет единого ответа. Точный ответ на него могут дать производитель оборудования или соответствующие стандарты. Для низковольтных установок минимальным значением можно считать значение 1 МОм. Для установок или оборудования с более высоким рабочим напряжением можно использовать правило, определяющее минимальное значение 1 МОм на кВ, в то время как рекомендации IEEE, касающиеся вращающихся машин, определяют минимальное сопротивление изоляции (n + 1) МОм, где n – рабочее напряжение в кВ.

Какие измерительные провода следует использовать для подключения мегомметра к тестируемой установке?

Используемые на мегомметрах провода должны иметь спецификации, подходящие для выполняемых измерений с точки зрения используемых напряжений или качества изоляционных материалов. Использование несоответствующих измерительных проводов может привести к ошибкам измерения или даже оказаться опасным.

Какие меры предосторожности следует принимать при измерении высокого сопротивления изоляции?

При измерении высоких значений сопротивления изоляции в дополнение к указанным выше правилам безопасности необходимо соблюдать следующие меры предосторожности.

  • Используйте специальное гнездо G (Guard) (описывается в специальном разделе выше).
  • Используйте чистые, сухие провода.
  • Прокладывайте провода на расстоянии друг от друга и без контакта с любыми объектами или с полом. Это позволит ограничить возможность возникновения токов утечки в самой измерительной линии.
  • Не касайтесь проводов и не перемещайте их во время измерения, чтобы избежать возникновения вызывающих помехи емкостных эффектов.
  • Для стабилизации измерения выждите необходимое время.

Почему два последовательных измерения не всегда дают одинаковый результат?

Применение высокого напряжения создает электрическое поле, которое поляризует изоляционные материалы. Важно понимать, что для возвращения изоляционных материалов после завершения тестирования в состояние, в котором они находились до испытания, потребуется значительное время. В некоторых случаях на это может потребоваться больше времени, чем указанное выше время разрядки.

Как протестировать изоляцию, если я не могу отключить установку?

Если невозможно отключить питание тестируемой установки или оборудования, мегомметр использовать нельзя. В некоторых случаях можно провести тестирование без снятия напряжения, используя для измерения тока утечки специальные клещи, но этот метод гораздо менее точен.

Как выбрать измеритель сопротивления изоляции (мегомметр)?

При выборе измерителя сопротивления изоляции необходимо задать следующие ключевые вопросы:

  • Какое максимальное испытательное напряжение необходимо?
  • Какие методы измерения будут использоваться (точечные измерения, PI, DAR, DD, ступенчатое изменение напряжения)?
  • Какое максимальное значение сопротивления изоляции будет измеряться?
  • Как будет подаваться питание на мегомметр?
  • Каковы возможности хранения результатов измерений?

Примеры измерений сопротивления изоляции

Измерение изоляции на электрической установке, электрооборудовании

Измерение изоляции на вращающейся машине (электродвигатель)

Измерение изоляции на электроинструменте

Измерение изоляции на трансформаторе

Измерение сопротивления изоляции трансформатора производят следующим образом:

a. Между высоковольтной обмоткой и низковольтной обмоткой и землей

 

b. Между низковольтной обмоткой и высоковольтной обмоткой и землей

 

c. Между высоковольтной обмоткой и низковольтной обмоткой

 

d. Между высоковольтной обмоткой и землей

 

e. Между низковольтной обмоткой и землей

 

Выбираем приборы

Посмотреть приборы для проверки изоляции высоковольтных кабелей.

 

ТЕРМОМЕТР БЕСКОНТАКТНЫЙ ИНФРАКРАСНЫЙ CF-818/НОМЕР ПАРТИИ 20200508/

ТЕРМОМЕТР БЕСКОНТАКТНЫЙ ИНФРАКРАСНЫЙ - термометр предназначен для применения в медицинских целях, для профилактики, диагностики, мониторинга состояния организма человека, проведения медицинских исследований.

Модель: CF-818

Номер партии: 20200508

Правильная и аккуратная эксплуатация термометра служит гарантией его надежности в течение многих лет.

Технические особенности:

- высокое быстродействие;

- точное бесконтактное измерение температуры;

- современный дизайн и ровная поверхность рукоятки;

- жидкокристаллический экран с подсветкой.

ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ

Термометр предназначен для применения в медицинских целях, для профилактики, диагностики, мониторинга состояния организма человека, проведения медицинских исследований.

СПЕЦИФИКАЦИЯ

Точность: в диапазоне 35,0 ~ 42,0 ℃ в пределах ± 0,2 ℃, в остальных диапазонах ± 0.3 ℃

Диапазон измерения:

в режиме тела человека (Body) 32 ~ 42,9 ℃, в режиме другой поверхности (Surface) 0~ 100 ℃

Разрешение: 0,1 ℃

Скорость измерения: 1 секунда

Расстояние до измеряемого объекта: 1 ~ 10 см

Источник питания: DC 3V Две батарейки ААА

Нормальные условия эксплуатации: 16 ℃ ~ 35 ℃, относительной влажности ≤ 95%

Температура хранения и влажность: 0 ~ 55 ℃, относительная влажность ≤95% (без агрессивных газов в хорошо проветриваемых помещениях)

Размер: 150 x 85 x 43 мм

Масса корпуса: 116,5 г (без батареи)

Побочные действия не обнаружены

Комплект поставки: Изделие поставляется с инструкцией по эксплуатации

Утилизировать согласно СанПиН 2.1.7.2790-10, класс опасности отходов - А.

Срок службы - 3 года.

404 Not Found | 404 Страница не найдена

Отдел продаж

По вопросам приобретения контрольно-измерительного оборудования Вы можете обратиться к сотрудникам отдела продаж посредством "Skype". Свяжитесь с нами в режиме онлайн!

Васюкова Юлия Павловна Заместитель коммерческого директора Вопросы по приобретению оборудования
Гавриков Андрей Юрьевич Начальник отдела продаж №1 Вопросы по приобретению оборудования
Гофман Анна Валерьевна Начальник отдела продаж №2 Вопросы по приобретению оборудования
Степанов Евгений Евгеньевич Руководитель дилерской сети Вопросы по работе с дилерской сетью

Центральный федеральный округ

Разгуляев Вячеслав Валерьевич Менеджер ОП №1 Костромская область
Зырянова Лариса Владиславна Менеджер ОП №1 Москва и Московская область
Удалова Татьяна Александровна Менеджер ОП №1 Калужская, Смоленская, Тверская области
Иванова Екатерина Александровна Менеджер ОП №1 Брянская, Владимирская, Ивановская, Рязанская, Тульская, Ярославская области

Северо-Западный федеральный округ

Удалова Татьяна Александровна Менеджер ОП №1 Санкт-Петербург, Калининградская, Ленинградская, Мурманская, Новгородская области, Карелия
Иванова Екатерина Александровна Менеджер ОП №1 Архангельская, Вологодская, Псковская области, Ненецкий АО
Бобырь Вера Сергеевна Менеджер ОП №2 Республика Коми

Уральский федеральный округ

Разгуляев Вячеслав Валерьевич Менеджер ОП №1 Курганская, Свердловская области
Иванова Екатерина Александровна Менеджер ОП №1 ХМАО-Югра, Челябинская область
Удалова Татьяна Александровна Менеджер ОП №1 ЯНАО, Тюменская область

Башкирия, Татарстан

Грищенко Юрий Евгеньевич Менеджер ОП №2 Республики Башкортостан и Татарстан

Приволжский федеральный округ

Бобырь Вера Сергеевна Менеджер ОП №2 Нижегородская, Пензенская, Самарская, Кировская, Оренбургская, Саратовская, Ульяновская области; Чувашия, Марий Эл, Мордовия, Удмуртия
Пикунов Игорь Андреевич Менеджер ОП №2 Пермский край, Удмуртия

Сибирский федеральный округ

Маркина Екатерина Андреевна Менеджер ОП №2 Иркутская, Кемеровская, Новосибирская, Томская области; Алтайский край, Красноярский край, Забайкальский край; Бурятия, Хакасия, Тыва, Алтай
Иванова Екатерина Александровна Менеджер ОП №1 Омская область

Южный Федеральный округ

Разгуляев Вячеслав Валерьевич Менеджер ОП №1 Астраханская, Волгоградская, Ростовская области, Краснодарский край, Адыгея, Калмыкская Республика, Крым

Северо-Кавказский федеральный округ

Разгуляев Вячеслав Валерьевич Менеджер ОП № 1 Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкарская республика, Карачаево-Черкесская республика, Северная Осетия, Ставропольский край, Чеченская республика

Дальневосточный Федеральный Округ

Маркина Екатерина Андреевна Менеджер ОП №2 Вопросы по приобретению оборудования

Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения

Пикунов Игорь Андреевич Менеджер ОП №2 Вопросы по приобретению оборудования
Иванова Екатерина Александровна Менеджер ОП №1 Вопросы по приобретению оборудования

Грузия, Армения, Азербайджан

Разгуляев Вячеслав Валерьевич Менеджер ОП №1 Вопросы по приобретению оборудования

Заболевания щитовидной железы / Заболевания / Клиника ЭКСПЕРТ

Общие представления о щитовидной железе и ее функции

Щитовидная железа (ЩЖ) – это эндокринный орган, располагающийся на передней поверхности шеи. Железа отделена от кожи только тонкими фасциями («пластинами» из соединительной ткани), поэтому находится практически под кожей. За счет своего расположения она хорошо доступна пальпации (ощупыванию в ходе осмотра), а при значительном увеличении хорошо заметна «на глаз», деформируя контур шеи. ЩЖ в норме состоит из двух долей, соединенных перешейком. Такое строение напоминает бабочку.

Основная задача щитовидной железы – продукция специфических веществ - тиреоидных гормонов. Происходит этот процесс при обязательном участии йода. ЩЖ единственная железа, захватывающая йод из кровотока и только при адекватном его поступлении способна синтезировать гормоны.

Гормоны ЩЖ оказывают влияние на весь организм. Если описать одной фразой действие «щитовидных» гормонов – они регулируют обмен веществ. При нормальном содержании тиреоидных гормонов в крови все процессы в организме протекают в физиологическом ритме. Механизм выработки гормонов у взрослых не зависит от пола и возраста.

Причины

Определенно, существует наследственная предрасположенность к болезням щитовидной железы. Давно замечено, что такими заболеваниями чаще страдают в одной семье. Обычно пациенты уже на первом приеме сообщают, что ближайшие кровные родственники имели проблемы со «щитовидкой». Женщины более подвержены заболеваниям ЩЖ, (в 10 раз чаще мужчин).

Отмечается связь между началом заболевания щитовидной железы и:

  • перенесенным стрессом
  • инфекцией
  • интенсивным пребыванием на солнце
  • неблагоприятными экологическими условиями 

На фоне генетической предрасположенности, провоцирующие внешние факторы запускают патологический механизм, результатом которого становится заболевание щитовидной железы.

Заболевания щитовидной железы

Все заболевания щитовидной железы протекают или с нарушением выработки гормонов ЩЖ, или без таковых.

В свою очередь, нарушение работы ЩЖ происходит  в сторону

  • уменьшения - гипофункция, гипотиреоз
  • увеличения - гиперфункция, гипертиреоз.

Гипотиреоз

Причинами первичного гипотиреоза могут быть:

  • аутоиммунный тиреоидит
  • удаление ЩЖ при операции (послеоперационный гипотиреоз)
  • разрушение ЩЖ под влиянием радиоактивных веществ (пострадиационный гипотиреоз)

Аутоиммунный тиреоидит (АИТ)

Заболевание, относящееся к разряду аутоиммунных, когда собственная иммунная система вырабатывает антитела, влияющие на работу ЩЖ.

Типичными для АИТа являются антитела к тиреопероксидазе (ат к ТПО) - более специфичные по заболеванию и антитела к тиреоглобулину (ат к ТГ). При иммунной агрессии этими антителами развивается постепенное снижение работы ЩЖ, т.е. возникает гипотиреоз - одно из закономерных проявлений АИТа.

Происходящий в щитовидной железе патологический процесс способен изменить не только функцию, но и ее структуру. При УЗИ щитовидной железы определяются специфические для АИТа изменения. Поскольку АИТ приводит к гипотиреозу, то лечение заболевания сводится к назначению гормона ЩЖ (тироксина) для восполнения дефицита гормонов в организме.

Лечение назначается только при снижении работы ЩЖ. Если у пациента только определяется в крови повышенный уровень антител, но функция ЩЖ нормальна, лечения не назначают. Функцию ЩЖ оставляют на ежегодный контроль и более частый контроль у женщин во время беременности. Считается также, что наличие аутоиммунного заболевания одного органа способно сочетаться с другими аутоиммунными заболеваниями (других органов). Поэтому обнаружение АИТа  нередко влечет за собой обследование других эндокринных желез.

Для установления диагноза «Аутоиммунный тиреоидит» необходимо выявление не менее двух из трех показателей (сниженная работа ЩЖ (гипотиреоз), наличие антител к ЩЖ, специфическая картина структуры ЩЖ при УЗИ).

Если присутствует только один параметр, то диагноз выставляется «под вопросом» и берется на контроль.

Послеоперационный и пострадиационный гипотиреоз(АИТ)

В результате частичного или полного удаления/разрушения щитовидной железы (операция или лечение радиоактивным йодом) организм оказывается в условиях дефицита тиреоидных гормонов. Заболевание выявляется сразу после лечения (при полном удалении ЩЖ) или спустя непродолжительное время (при неполном удалении органа или после радиойодтерапии). Единственное лечение – восполнение гормонов ЩЖ приемом тироксина.  

Причины вторичного гипотиреоза

Редкой причиной снижения работы щитовидной железы является патология регулирующих ее функцию органов (гипофиза и гипоталамуса). Это значит, что поражена не сама щитовидная железа, а «начальники» над ней. Причиной патологии гипофиза и гипоталамуса могут явиться опухоли, травмы, кисты этой области. Очень редко гипофиз может производить «недействующий» гормон ТТГ, который не способен стимулировать ЩЖ к выработке гормонов.

Гипертиреоз

Заболевания, протекающие с повышением работы щитовидной железы

Диффузный токсический зоб (ДТЗ, болезнь Грейвса, Базедова болезнь)

Это аутоиммунное заболевание ЩЖ, когда иммунной системой вырабатываются специфические антитела, стимулирующие работу ЩЖ (тиреостимулирующие антитела, антитела к рецептору ТТГ). Продукция гормонов в ЩЖ становится патологически повышенной, клинически проявляется тиреотоксикозом (реакцией различных тканей организма на большое количество тиреоидных гормонов ЩЖ), а лабораторно - повышенной концентрацией Т3 и Т4 в крови и сниженным показателем ТТГ. Нередко ДТЗ сочетается с аутоиммунной эндокринной офтальмопатией (специфическим поражением глаз). Эти два заболевания имеют общие аутоиммунные корни, поэтому нередким бывает их сочетание. Существует три варианта лечения этого заболевания:

  • консервативная терапия (таблетками) в течение 1-1,5 лет
  • операция по удалению щитовидной железы
  • лечение радиоактивным йодом (радиойодтерапия).

Успех от таблетированной терапии наименее стоек (заболевание может давать в 30—70% случаев рецидив).

Чаще болезнь Грейвса встречается у молодых пациентов, чаще у женщин.

Узловой (и многоузловой) токсический зоб (УТЗ, МУТЗ)

Заболевание такое же, как узловой нетоксический зоб: по неустановленной причине в структуре щитовидной железы образуются узловые образования, но они (узлы) патологически активны и способны вырабатывать высокое количество тиреоидных гормонов с развитием клинической картины тиреотоксикоза. Часто заболевание сопровождается нарушением сердечного ритма. Помимо рутинного определения уровня тиреоидных гормонов (они будут как при болезни Грейвса), заболевание подтверждается еще сцинтиграфией ЩЖ для определения автономности узла. Лечение — операция или радиойодтерапия после медикаментозной подготовки пациента.

Заболевания, протекающие без нарушения функции щитовидной железы:

Узловой (и многоузловой) нетоксический зоб (УНЗ, МНЗ)

Заболевание неуточненной этиологии (причины), когда в ткани ЩЖ формируются узловые образования. В большинстве случаев узлы имеют небольшой размер (от 1 см до 2,5-3 см), являются доброкачественными по клеточному составу, не нарушают функцию ЩЖ и не требуют никакого лечения. Осуществляется наблюдение, выполняется ежегодное динамическое обследование.

Диффузный нетоксический зоб (ДНЗ)

Этим термином описывают диффузное увеличение щитовидной железы в размерах при неизмененной функции органа, отсутствии лабораторных и ультразвуковых данных за аутоиммунный процесс. Чаще всего увеличение ЩЖ связано с дефицитом йода. При устранении данного факта размеры ЩЖ возвращаются к норме.

Злокачественные заболевания

Это отдельная группа онкологических заболеваний ЩЖ. Различают папиллярный рак, фолликулярный рак, медуллярный рак, анапластический рак ЩЖ. Они отличаются по клеточному составу, каждый имеет особенности диагностики, лечения и наблюдения. Наиболее частые варианты рака ЩЖ (папиллярный и фолликулярный) успешно подвергаются лечению, соответственно у пациентов есть хороший шанс на излечение и прогноз для жизни. Более агрессивный рак – медуллярный и анапластический - имеет свои диагностические и лечебные особенности, дает худший прогноз на лечение и выживаемость. Пациенты с онкологическим заболеванием ЩЖ наблюдаются онкологом и эндокринологом, которые составляют индивидуальный план лечения и наблюдения. 

Симптомы заболеваний щитовидной железы

Наиболее типичные проявления заболеваний щитовидной железы:

  • общая и мышечная слабость
  • неконтролируемое снижение веса при повышенном аппетите или, наоборот, мало поддающийся контролю набор массы тела
  • нарушение памяти, внимания, апатия, депрессия
  • нервозность, гневливость, повышенная эмоциональность, плаксивость, снижение работоспособности
  • малая продуктивность работы, отсутствие «сил на работу»
  • распространенные отеки (лицо, руки, ноги, передняя брюшная стенка, язык)
  • нарушение стула (запоры или поносы)
  • нарушение сердечного ритма (особенно у пожилых пациентов)
  • анемия, трудно поддающаяся лечению
  • постоянное чувство внутренней дрожи, беспокойства, дрожание рук (вплоть до изменения почерка и невозможности выполнять мелкие движения)
  • изменения со стороны глаз (пучеглазие, изменение взгляда, отечность век, слезотечение, особенно от яркого света)
  • наконец, больной может пожаловаться на увеличение передней поверхности шеи в размерах, деформацию контура шеи.

Симптомы заболеваний щитовидной железы не всегда специфичны. Совершенно не обязательно, что все эти симптомы наблюдаются одновременно. Если у Вас есть хотя бы один из перечисленных симптомов, необходимо проверить функцию ЩЖ. На эти жалобы обязательно обратит внимание и врач эндокринолог при беседе и осмотре пациента.

Диагностика

Поскольку влияние гормонов ЩЖ на организм очень значимо и разнообразно, ее заболевания, несомненно, будут отражаться на функции всех органов, поэтому важна своевременная диагностика.

Обследование простое и весьма доступное.

Первый шаг – это прием врача эндокринолога, который включает беседу и осмотр. Как правило, при расспросе пациента можно выявить некоторые беспокоящие симптомы, которые заставляют думать о нарушении работы ЩЖ. Эти симптомы в большинстве своем неспецифичны и могут наблюдаться у многих больных, а иногда и здоровых в условиях стресса, усталости.

Вторым шагом, при обоснованном подозрении на нарушение функции или структуры  ЩЖ является направление пациента на анализ крови для определения содержания тиреоидных гормонов.

  • в крови определяют уровень Т4, Т3 (гормоны ЩЖ) и ТТГ (гормон гипофиза)
  • нередко исследование дополняется определением в крови уровня различных антител к ЩЖ

При снижении работы самой ЩЖ — гормоны Т4 (в большей степени) и Т3 оказываются сниженными, а «гормон-начальник» (ТТГ) — повышен. Наоборот, при увеличенной продукции гормонов щитовидной железой, уровень Т4 и Т3 повышен, но ТТГ снижен.

Третьим шагом в диагностике необходимо визуализировать ЩЖ.

Самый простой, доступный и информативный метод  - ультразвуковое исследование (УЗИ) ЩЖ, при котором определяется размер и структура ткани органа.

При этом, одно исследование не заменяет другое исследование. Осмотр, лабораторные и инструментальные обследования – три ключевых момента в диагностике заболеваний ЩЖ.

Врачи Клиники ЭКСПЕРТ составили перечень всех необходимых исследований, необходимых для базового обследования щитовидной железы.

Существуют и более специализированные, нужные только в некоторых случаях, исследования:

Сцинтиграфия ЩЖ — использующийся метод при подозрении на активно функционирующие узловые образования в ЩЖ. Также может использоваться для дифференциальной диагностики в условиях тиреотоксикоза для подтверждения/исключения деструктивного тиреоидита.

Другие инструментальные методы обследования (МРТ, СКТ, ПЭТ) в рутинной клинической практике используются гораздо реже. Для дополнительного проведения этих методов обследования нужны веские основания.

Особенную важность представляет оценка функционального состояния щитовидной железы у беременной женщины в связи с тем, что развитие ребенка – в особенности, его нервной системы – зависит от уровня тироксина (основной формы тиреоидных гормонов) у будущей матери.

Лечение заболеваний щитовидной железы

Лечение зависит от конкретной патологии и нарушения функции ЩЖ.

Лечение всех форм гипотиреоза одинаково – назначение препарата тироксина. Лечение хорошо переносится и полностью восполняет дефицит гормонов в организме.

Лечение гипертиреоза – более сложное. Требуется целый ряд препаратов: одни снижают избыточную работу ЩЖ, другие нормализуют работу сердца, кишечника. Зачастую требуется участие в лечении не только врача эндокринолога, но и других специалистов (кардиолога, гастроэнтеролога).

При отсутствии нарушений функций ЩЖ чаще всего ограничиваются наблюдением за патологией.

Прогноз

Любые заболевания ЩЖ поддаются лечению. Чаще всего удается добиться хорошего ответа на медикаментозную (таблетированную) терапию с достойным шансом на полное излечение. Лечение некоторых заболеваний ЩЖ позволяет перевести их в длительную ремиссию (заболевание не проявляется активно, не прогрессирует и не нарушает качества жизни пациента, а соответственно, не требует постоянного лечения). Болезни ЩЖ, протекающие со стойким гипотиреозом, также можно успешно компенсировать медикаментозно, когда приходится постоянно (всю жизнь) принимать таблетированные препараты для восполнения утраченной функции ЩЖ. В данном случае лечение абсолютно безопасно, т. к. при назначении с целью лечения препаратов тиреоидных гормонов побочных эффектов от лечения не возникает.

Если заболевание не удается компенсировать (или излечить) таблетированными средствами (это, в основном, касается патологий, протекающих с тиреотоксикозом; при больших размерах ЩЖ и узлов в ней; онкологических заболеваний ЩЖ), то операция на ЩЖ позволяет в подавляющем большинстве случаев решить проблему болезни.

Грамотное и своевременное лечение заболеваний щитовидной железы позволит не допустить осложнений болезни со стороны других систем в организме: сердечно-сосудистой, пищеварительной, костной и т.д.

Отсутствие лечения в течение длительного времени со временем вызовет изменения в жизненно важных органах. Они могут оказаться необратимыми - даже при начале терапии!

Профилактика и рекомендации

Как таковой профилактики заболеваний ЩЖ не существует. Поэтому высокую степень важности приобретает периодическое профилактическое обследование (осмотр врача эндокринолога, УЗИ щитовидной железы, анализы крови), особенно для групп риска (к ним относят при наличии факторов наследственности, неблагоприятной экологии места проживания, профессиональной вредности, частых стрессов).

Ведение здорового образа жизни, охранительное отношение к своей нервной системе, физиологическое потребление продуктов, содержащих йод и т. д. выступят лучшей профилактикой патологии этого эндокринного органа.

Часто задаваемые вопросы

У близких родственников выявлено заболевание щитовидной железы, есть ли риск заболеть?

Заболевания ЩЖ не являются «заразными», но существует генетическая предрасположенность к патологии  ЩЖ. Зачастую (но совсем не в 100%), в одной семье у нескольких человек наблюдается заболевание ЩЖ. Не обязательно патология ЩЖ должна быть одинаковой у всех, это могут быть совершенно различные варианты заболеваний ЩЖ.

Единственное тяжелое заболевание ЩЖ - медуллярный рак - обязательно уточняется у всех ближайших кровных родственников больного этой патологией, т.к. встречаются генетические варианты болезни, поражающие родных со 100% вероятностью. 

Ничего не беспокоит, но при лабораторном обследовании в крови выявлены очень высокие показатели антител к ЩЖ, что дальше?

Примерно у 15-20% здоровых людей в крови выявляются антитела (АТ) к различным структурам ЩЖ (как правило, это антитела к ТПО и ТГ, реже к рецептору ТТГ). Если функция ЩЖ не нарушена, то клинического значения факт наличия антител иметь не будет, назовем это «индивидуальной особенностью». Разумеется, только лишь факт наличия антител не будет подвергаться лечению, какой бы их уровень не регистрировался в крови.  При нарушении функции ЩЖ или при увеличении в размерах ЩЖ определение наличия антител (в большей степени АТ к ТПО) будет сообщать о причине нарушений в железе. Сочетание нарушенной функции ЩЖ и высокий титр АТ к ЩЖ позволяет установить диагноз аутоиммунного поражения ЩЖ. Еще наличие антител к ЩЖ будет диктовать необходимость более частой оценки функции щитовидной железы в условиях приема препаратов с большим (нефизиологическим) количеством йода и препаратов лития, а также при беременности, поскольку могут отмечаться особенности в функционировании ЩЖ на этом фоне. Отметим, что само по себе присутствие антител в крови на самочувствие влияния не оказывает. В большинстве случаев, пациента больше пугает «цифра» антител в лабораторном бланке, иногда превышающая в сотни раз верхнюю границу нормы. Лечить «уровень антител в крови» не нужно.

Что можно сделать, чтобы снизить риск заболевания?

Оказать влияние на генетическую предрасположенность к болезни мы не в состоянии. Она дана нам от рождения. Пусковым моментом в реализации патологической наследственной предрасположенности могут явиться стрессы, тяжелые инфекционные заболевания, прием некоторых медикаментов и т.д. Поэтому выполнение общих рекомендаций по здоровому образу жизни в какой-то степени предостережет от манифестации болезни.

Чтобы исключить нарушение функции ЩЖ, какой анализ нужно сдать?

Первым (а иногда единственным) анализом, который нужно выполнить при подозрении на нарушение функции ЩЖ – это тиреотропный гормон (ТТГ). Если этот показатель в норме, то ни одно нарушение в самочувствии пациента не может быть связано с ЩЖ. Справедливости ради нужно сказать, что есть очень редкие заболевания эндокринной системы, при которых ТТГ остается нормальным, но есть нарушение выработки гормонов. Определение показаний к расширению обследования - прерогатива врача эндокринолога, осуществляющего осмотр пациента. Иногда сами пациенты просят врача выдать направление на исследование «всех гормонов ЩЖ», объясняя такое желание «нелюбовью» к забору крови на анализ, но это не всегда оправдано. Подробная беседа, объяснение, когда может потребоваться углубленное обследование функции ЩЖ, поможет пациенту не тратить «лишнего», но и не пропустить «нужного».

Анализ крови на тиреоидные гормоны выполняется в первую половину дня, натощак. У женщин - вне зависимости от дня менструального цикла. 

Впервые выявлены изменения в уровне ТТГ, нужно ли сразу лечить?

Чаще всего, выявляется очень умеренное (до 10 Мед/л) увеличение уровня ТТГ при нормальных показателях Т4. Такая ситуация сначала требует повторного контроля через 2-3 месяца. Если это повышение стойкое, т.е. не произошло самостоятельной нормализации уровня гормонов, то далее индивидуально с пациентом, при тщательной оценке сопутствующей патологии, врачом эндокринологом решается вопрос о необходимости назначения лечения. Возможно, что ситуация просто будет «взята на карандаш». Единственная категория наших пациенток, для которых повышение уровня ТТГ не требует дополнительной перепроверки – это беременные. В этом случае терапия тироксином назначается сразу, т.к. «нет времени» перепроверять через несколько месяцев.

Поставлен диагноз «аутоиммунный тиреоидит», что делать?

При установлении такого диагноза и назначении заместительной терапии препаратами тироксина, подбор дозы препарата происходит под контролем уровня ТТГ. В начале болезни, снижение функции собственной ЩЖ может быть не тотальным, т.е. для восполнения нехватки тироксина требуется небольшая доза гормона. С течением времени болезни, все новые клетки ЩЖ захватываются патологическим процессом и для восполнения утраченного требуется соответствующее повышение дозы тироксина, доходящее со временем до индивидуальной суточной потребности. Пациенты, зачастую, делают из этого факта «свои» выводы: «Прием препарата прекратил работу моей щитовидной железы, теперь я буду «зависеть от гормонов». Это обывательское представление абсолютно не верно. Не прием препарата, а сама ЩЖ постепенно снизила и наконец, прекратила свою работу. Это вполне закономерное течение аутоиммунного тиреоидита, когда с течением времени болезни повышается потребность в тироксине. 

Как часто нужно контролировать функцию ЩЖ?

Существуют более распространенные и менее распространенные заболевания ЩЖ.

При аутоиммунном тиреоидите и подобранной дозе тироксина достаточно контролировать уровень ТТГ 1 раз в год. Исключение – беременность, когда контроль осуществляется 1 раз в месяц. Необходимость к коррекции терапии обсуждается  с врачом после получения результатов.

При болезни Грейвса контроль тиреоидных гормонов осуществляется гораздо чаще. Сначала ежемесячно, а при хорошем ответе на лечение, в дальнейшем 1 раз в 2 месяца. Обязателен осмотр врача, т.к. возможна коррекция терапии.

При узловом зобе с подтвержденной доброкачественной структурой узла в ЩЖ контроль гормонов ЩЖ осуществляется 1 раз в год.

Другие, более редкие заболевания, требуют составления врачом эндокринологом индивидуального планадинамического обследования и наблюдения.

Какие параметры, кроме тиреоидных гормонов, нужно контролировать?

При некоторых болезнях ЩЖ периодического контроля требует УЗИ ЩЖ. В большей степени это касается узлового нетоксического зоба, когда оцениваются в динамике размеры узловых образований в ЩЖ. Также, динамическое УЗИ ЩЖ выполняется при диффузном увеличении ЩЖ, когда необходимо оценить динамику размеров ЩЖ на фоне лечения или без терапии. УЗИ ложа удаленной ЩЖ и лимфатических узлов необходимо после радикального лечения рака ЩЖ.

Необходимости динамического выполнения УЗИ ЩЖ при наблюдении пациента с аутоиммунным тиреоидитом, как правило, нет.

Другие специальные методы динамического обследования (сцинтиграфия, компьютерная томография, МРТ шеи) назначаются редко, только при наличии специальных к тому показаний. 

Материал подготовлен с использованием данных из «Клинических рекомендаций Российской Ассоциации Эндокринологов по диагностике и лечению аутоиммунного тиреоидита у взрослых»; «Клинических рекомендаций Российской Ассоциации Эндокринологов по диагностике и лечению узлового зоба»

Истории лечения

Узловой зоб

Пациентка В., 45 лет. Обратилась в Клинику ЭКСПЕРТ с данными УЗИ щитовидной железы. Жалоб на самочувствие не было. Пошла обследоваться «за компанию» с подругой. В семье пациентки родственников, страдающих патологией щитовидной железы, нет. При первом УЗИ были выявлены множественные очень мелкие изменения в ткани железы 3-6 мм в диаметре, описанные УЗ-специалистом как «множественные узлы». Пациентка выполнила исследование крови на гормоны щитовидной железы, отклонений в данных лабораторного обследования не обнаружилось. Пациентке было предложено динамическое наблюдение (контроль УЗИ) каждые полгода, что пациентка и делала. На прием пришла с пятью УЗ-заключениями, в которых изменений в размерах очагов в щитовидной железе не выявлено. Тем не менее, динамическое обследование рекомендовалось УЗ-специалистом.

Важно! Выявленные у данной пациентки «узлы» в щитовидной железе, не имеющие отрицательной динамики, вообще не требуют какого-либо лечения и наблюдения в динамике. Это случайные находки, которые клинического значения не имеют.

Пациентка И., 32 года. На самочувствие не жаловалась. Направлена к эндокринологу после диспансерного осмотра, в ходе которого терапевтом заподозрен узел в щитовидной железе. При обследовании узловой зоб был подтвержден – узел 12 мм в диаметре с нечеткими контурами и повышенным кровотоком внутри. Гормональная функция железы не нарушалась. Была выполнена биопсия узла, по итогам которой выявлено подозрение на рак щитовидной железы. Пациентка была прооперирована (удалена железа и частично лимфоузлы на шее). При последующем гистологическом исследовании диагноз рака подтвержден, дополнительно выявлены метастазы в лимфоузлы. Пациентке потребовалось дальнейшее лечение – радиойодтерапия. В настоящее время пациентка получает лечение и находится под динамическим контролем эндокринолога и онколога. Данных о прогрессировании и возврата болезни спустя 2 года нет.

Впоследствии (через 3 года), убедившись в том, что болезнь не вернулась, пациентка планирует беременность.

Важно! Своевременная диагностика и лечение позволяют адекватно лечить больного, предоставляя ему хорошие шансы на выздоровление.

Гипотиреоз

Пациентка М., 20 лет. В течение 3 лет постепенно неуклонно набирает вес. Отмечает отеки на лице, на кистях рук, на ногах, на животе. В течение всего этого времени беспокоят непрекращающиеся запоры. Кожа стала бледной, с желтоватым оттенком. Пациентка учится в институте на III курсе. Стала хуже учиться, т.к. ухудшились внимания и способность запоминать, стало трудно усваивать большой объем информации, хотя раньше учеба давалась легко. Пыталась больше заниматься. Все описанные жалобы – в особенности изменение веса, отеки и запоры – связывала с тем, что ведет преимущественно сидячий образ жизни. Старалась применять «различные диеты» для снижения веса. Значительного эффекта они не приносили. Для нормализации стула использовала слабительные, клизмы. Обратилась в студенческую поликлинику. При обследовании был выявлен сниженный уровень гемоглобина. Назначены препараты железа, витаминные препараты, но значительного эффекта от лечения не было.

Обратилась в Клинику ЭКСПЕРТ. При обследовании был выявлен гипотиреоз на фоне аутоиммунного тиреоидита. Пациентке назначено лечение, все симптомы болезни прошли в течение 3 месяцев.

Важно! Гипотиреоз у взрослых, чаще всего возникающий на фоне аутоиммунного поражения щитовидной железы – нередкое заболевание. Его несложно диагностировать и просто лечить. Главное вовремя поставить диагноз и правильно подобрать лечение. От этого будет зависеть качество жизни пациента.

Диффузный токсический зоб

Пациентка Н., 32 года. Обратилась в Клинику ЭКСПЕРТ с жалобами на плаксивость, неустойчивость настроения, повышенную раздражительность. Стала конфликтной в отношении домочадцев и коллег по работе. Беспокоила повышенная потливость, дрожание рук – как при нервной нагрузке, так и в состоянии покоя. Стала отмечать частый жидкий стул; снижение массы тела. Все эти изменения возникли за 3-4 месяца. Сама больная указала, что самочувствие нарушилось вскоре после психотравмирующей ситуации в семье.

С вышеописанными жалобами  пациентка обратилась к терапевту поликлиники, где был установлен диагноз «расстройство вегетативной нервной системы» и «синдром раздраженной кишки».

Обратилась к гастроэнтерологу, затем к врачу неврологу Клиники ЭКСПЕРТ. При осмотре сразу была заподозрена возможная патология щитовидной железы. При обследовании был выявлен впервые и подтвержден гипертиреоз (болезнь Грейвса).

На фоне своевременного лечения самочувствие пациентки полностью нормализовалось. Гастроэнтерологическое и неврологическое лечение даже не потребовалось. В настоящее время пациентка продолжает лечение, чувствует себя хорошо. Находится под наблюдением врача эндокринолога (куратора), проводящего коррекцию лечения. Пациентка довольна кураторством, возможностью посоветоваться и получить консультацию при любых настораживающих изменениях в самочувствии, имеет полную информацию о лечении и прогнозе своего заболевания.

Важно! Своевременная диагностика заболевания ЩЖ позволяет в кратчайшие сроки назначить лечение, не дожидаясь выраженного влияния на другие системы организма.

Устранение рисков с помощью функций безопасности Windows 10 (Windows 10) - Windows security

  • Чтение занимает 15 мин

В этой статье

Область применения:

В этом разделе представлен обзор некоторых современных рисков для программного обеспечения и встроенного ПО, а также способы устранения таких рисков в Windows 10. Сведения о связанных типах защиты, предлагаемых корпорацией Майкрософт, см. здесь: Связанные разделы.

Раздел Содержимое
Обзор угроз безопасности Описание характера современных угроз безопасности, а также средств Windows 10 для ограничения возможностей программных эксплойтов и других подобных угроз.
Средства устранения рисков в Windows 10, которые можно настроить Таблицы настраиваемых средств устранения рисков с ссылками на дополнительные сведения. Такие компоненты продукта, как Device Guard, показаны в Таблице 1, а функции защиты памяти, например предотвращение выполнения данных, — в Таблице 2.
Средства устранения рисков, встроенные в Windows 10 Описание средств устранения рисков в Windows 10, для которых настройка не требуется, так как они встроены в операционную систему. Например, средства защиты куч и защиты пула ядра встроены в Windows 10.
Общие сведения о Windows 10 относительно набора расширенных средств устранения рисков (Enhanced Mitigation Experience Toolkit) В разделе описывается, как средства устранения рисков в наборе средств Enhanced Mitigation Experience Toolkit (EMET) соотносятся со встроенными компонентами Windows 10 и каким образом можно преобразовать параметры EMET в политики устранения рисков для Windows 10.

Рассматриваются в основном средства предотвращения нарушений, обеспечивающие защиту устройств и устойчивость к угрозам. Эти средства работают вместе с другими средствами безопасности в Windows 10, как показано на рисунке ниже.

Рис. 1.  Защита устройств и их устойчивость к угрозам в рамках средств безопасности в Windows 10

Обзор угроз безопасности

Современный ландшафт угроз безопасности — это одна из агрессивных и цепких угроз. До некоторых пор большинство злоумышленников совершали атаки, стремясь получить всеобщее признание или испытать острые ощущения от временного нарушения работы систем. С тех пор мотивы злоумышленника смещаются в сторону зарабатывающих денег, включая удержание устройств и данных в заложниках до тех пор, пока владелец не выплатит требуемую сумму выкупа. Современные атаки все чаще направлены на крупномасштабное хищение интеллектуальной собственности и снижение производительности целевых систем, ведущее к убыткам. В последнее время также начал развиваться кибертерроризм, представляющий угрозу безопасности отдельных людей, компаний и национальных интересов по всему миру. Как правило, такие злоумышленники — высококвалифицированные специалисты и эксперты по вопросам безопасности. Некоторые из них работают на государства с внушительным бюджетом и практически неограниченными людскими ресурсами. Такие угрозы требуют соответствующего подхода к защите.

Чтобы учесть описанные условия, в версию Windows 10 Creator's Update (Windows 10 версии 1703) был включен целый ряд средств защиты, благодаря которым находить и использовать многие уязвимости программного обеспечения стало сложнее (и дороже). Эти средства обеспечивают следующее.

  • Исключение целых классов уязвимостей

  • Нарушение методов использования уязвимостей

  • Ограничение ущерба и устойчивости угроз

  • Ограничение возможностей для использования уязвимостей

В следующих разделах более подробно описаны средства устранения рисков в Windows 10 версии 1703.

Средства устранения рисков в Windows 10, которые можно настроить

В следующих двух таблицах перечислены средства устранения рисков в Windows 10, которые можно настроить. В первой таблице представлен обширный набор средств, предназначенных для устройств и пользователей в масштабе всего предприятия. Во второй — подробные сведения о средствах защиты памяти, например о предотвращении выполнения данных. Функции защиты памяти направлены на устранение рисков со стороны вредоносных программ, пытающихся управлять памятью для получения контроля над системой.

Таблица 1. Средства устранения рисков в Windows 10, которые можно настроить

Средство и соответствующий риск Описание и ссылки
SmartScreen Защитника Windows
помогает предотвратить
скачивание
вредоносных приложений
SmartScreen Защитника Windows может проверять надежность скачиваемого приложения с помощью службы, которую предоставляет Майкрософт. Когда пользователь впервые запускает приложение, полученное из Интернета (даже если пользователь скопировал это приложение с другого компьютера), функция SmartScreen проверяет, что известно об этом приложении, может ли оно быть вредоносным, правильно ли оно отвечает на запросы.

Дополнительные сведения: SmartScreen Защитника Windows, см. далее в этой статье

Credential Guard
помогает предотвратить
доступ злоумышленников к системе
посредством атак с передачей хэша (pass-the-hash) или
передачей билета (pass-the-ticket)
Компонент Credential Guard предполагает использование средств безопасности на основе виртуализации для изоляции секретов (например, хэшей паролей NTLM и билетов на получение билетов Kerberos), чтобы доступ к ним могло получать только системное программное обеспечение с соответствующими привилегиями.
Компонент Credential Guard включен в ОС Windows 10 Корпоративная и Windows Server 2016.

Дополнительные сведения: Защита извлеченных учетных данных домена с помощью Credential Guard

Привязка корпоративных сертификатов
помогает предотвратить
атаки "злоумышленник в середине",
в которых используется PKI
Привязка корпоративных сертификатов позволяет защитить ваши внутренние доменные имена от включения в цепочку нежелательных сертификатов или мошеннически выпущенных сертификатов. При закреплении корпоративного сертификата можно "прикрепить" (связывать) сертификат X.509 и его общедоступный ключ к своему органу сертификации, корневому или листу.

Дополнительные сведения: Привязка корпоративных сертификатов

Device Guard
помогает защитить устройство
от запуска вредоносного ПО или
других недоверенных приложений
Device Guard включает политику целостности кода, которую вы создаете; список доверенных приложений — единственные приложения, разрешенные к запуску в организации. Device Guard также включает мощную систему смягчения, называемую целостностью кода с защитой гипервизора (HVCI), которая использует безопасность на основе виртуализации (VBS) для защиты процесса проверки целостности кода в режиме Windows в режиме ядра. Средство HVCI предусматривает специальные требования к оборудованию и использует политики целостности кода, чтобы остановить атаки, даже если они уже открыли доступ к ядру.
Компонент Device Guard включен в ОС Windows 10 Корпоративная и Windows Server 2016.

Дополнительные сведения: Введение в Device Guard

антивирусная программа в Microsoft Defender,
помогает предотвратить появление
вирусов и других вредоносных
программ на устройствах
Windows 10 включает антивирусная программа в Microsoft Defender, надежное решение для противомалярийных программ для почтовых ящиков. антивирусная программа в Microsoft Defender значительно улучшилась с момента его Windows 8.

Дополнительные сведения: антивирусная программа в Microsoft Defender, далее в этой теме

Блокировка недоверенных шрифтов
предотвращает использование
шрифтов в атаках,
связанных с повышением привилегий
Блокировка недоверенных шрифтов — это параметр, который позволяет предотвратить загрузку пользователями шрифтов, являющихся ненадежными в вашей сети. Это помогает ограничить атаки, связанные с повышением привилегий и анализом файлов шрифтов. При этом, начиная с Windows 10 версии 1703, степень важности данного средства устранения рисков снизилась в связи с изоляцией анализа шрифтов в песочнице AppContainer (описание этого и других средств защиты пула ядра см. в пункте Средства защиты пула ядра далее в этой статье).

Дополнительные сведения: Блокирование недоверенных шрифтов в организации

Средства защиты памяти
помогают предотвратить использование
вредоносными программами методов
управления памятью (например,
переполнение буфера)
Данные средства устранения рисков, перечисленные в Таблице 2, помогают предотвратить атаки с использованием памяти, в ходе которых вредоносная программа или другой код управляет памятью с целью получения контроля над системой (например, вредоносная программа может пытаться с помощью переполнений буфера ввести в память вредоносный исполняемый код). Примечание:
если для некоторых из этих средств устранения рисков заданы максимальные ограничительные значения, подмножество приложений запустить не удастся. Тестирование поможет вам обеспечить одновременно максимальную защиту и возможность запуска этих приложений.

Дополнительные сведения: Таблица 2, см. далее в этой статье

Безопасная загрузка UEFI
помогает защитить
платформу от
наборы и корневые наборы загрузки
Безопасная загрузка единого интерфейса EFI (UEFI) является стандартом безопасности для встроенного ПО, которым производители оснащают компьютеры, начиная с версии ОС Windows 8. Он помогает защитить процесс загрузки и встроенное ПО от мошенничества, например от действий физически присутствующего злоумышленника или от форм вредоносных программ, которые запускаются на раннем этапе загрузки либо в ядре после запуска.

Дополнительные сведения: UEFI и безопасная загрузка

Ранний запуск антивредоносной программы (ELAM)
помогает защитить
платформу от
пакетов программ rootkit, замаскированных под драйверы
Ранний запуск антивредоносной программы (ELAM) обеспечивает запуск средства защиты от вредоносного ПО перед запуском всех сторонних драйверов и приложений. Если вредоносная программа изменяет драйвер, связанный с загрузкой, функция ELAM обнаруживает изменение, после чего Windows блокирует запуск драйвера и, следовательно, пакеты программ rootkit на основе драйверов.

Дополнительные сведения: Ранний запуск антивредоносной программы

Подтверждение работоспособности устройства
помогает предотвратить
доступ к ресурсам организации
доступ к организации
устройства
Подтверждение работоспособности устройства (Device Health Attestation, DHA) позволяет проверить, исправны ли устройства, которые подключатся к сети организации, и не нарушена ли их безопасность вредоносными программами. При настройке DHA фактические измерения данных загрузки устройства можно проверить с ожидаемыми "здоровыми" данными загрузки. Если флажок указывает на то, что устройство работает неправильно, его доступ к сети может быть заблокирован.

Дополнительные сведения: Контроль работоспособности устройств под управлением Windows 10 и Подтверждение работоспособности устройства

Настраиваемые средства устранения рисков в Windows 10, защищающие память от постороннего управления, требуют глубокого понимания соответствующих рисков и способов борьбы с ними, а также понимания того, как операционная система и приложения используют память. В целях эффективного применения таких средств обычно проводится работа в испытательной лаборатории по выявлению противоречий между конкретными параметрами защиты и используемыми приложениями. Это позволяет развернуть параметры, усиливающие защиту, без нарушения работы приложений.

ИТ-специалисты могут попросить разработчиков приложений и поставщиков программного обеспечения предоставить приложения с дополнительной защитой под названием "защита потока управления". Настройка в операционной системе не требуется, защита компилируется в самих приложениях. Дополнительные сведения: Защита потока управления.

Таблица 2 Настраиваемые Windows 10, предназначенные для защиты от     эксплойтов памяти

Средство и соответствующий риск Описание
Предотвращение выполнения данных
помогает предотвратить
применение переполнений буфера
Предотвращение выполнения данных — это средство защиты памяти на уровне системы, предоставляемое как часть операционных систем Windows. Оно позволяет операционной системе отметить одну или несколько страниц памяти как неисполняемые, чтобы помешать выполнению кода в данном участке памяти и тем самым предотвратить применение переполнений буфера.
Данное средство позволяет предотвратить запуск кода на страницах данных, таких как используемая по умолчанию куча, стеки и пулы памяти. Несмотря на то, что некоторые приложения имеют проблемы совместимости с функцией предотвращения выполнения данных, большинство приложений все же поддерживают ее.
Дополнительные сведения: Предотвращение выполнения данных, см. далее в этой статье.

Параметры групповой политики: функция предотвращения выполнения данных включена по умолчанию для 64-разрядных приложений, но вы можете дополнительно настроить ее с помощью параметров групповой политики, описанных в разделе Переопределение параметров устранения рисков процесса для применения политик безопасности, связанных с приложениями.

SEHOP
помогает предотвратить
перезапись
структурированного обработчика исключений
Защита от перезаписи структурированной обработки исключений (Structured Exception Handling Overwrite Protection, SEHOP) позволяет блокировать эксплойты, выполняющие перезапись структурированного обработчика исключений (Structured Exception Handler, SEH). Данный механизм защиты применяется во время выполнения, поэтому он помогает защитить приложения независимо от того, внедрены ли в них последние усовершенствования. Некоторые приложения имеют проблемы совместимости со средством SEHOP. Обязательно протестируйте его для своей среды.
Дополнительные сведения: Защита от перезаписи структурированной обработки исключений, см. далее в этой статье.

Параметр групповой политики: средство SEHOP включено по умолчанию для 64-разрядных приложений, но вы можете дополнительно настроить его с помощью параметра групповой политики, описанного в разделе Переопределение параметров устранения рисков процесса для применения политик безопасности, связанных с приложениями.

Средство ASLR
помогает ограничить атаки
вредоносных программ, основанные
на предсказуемости адресов памяти
Средство случайного выбора расположения в адресном пространстве (Address Space Layout Randomization, ASLR) загружает библиотеки DLL с использованием случайно выбранных адресов памяти во время загрузки. Это помогает ограничить атаки вредоносных программ, нацеленные на конкретные адреса памяти, для которых ожидается загрузка конкретных библиотек DLL.
Дополнительные сведения: Случайный выбор расположения в адресном пространстве, см. далее в этой статье.

Параметры групповой политики: средство ASLR включено по умолчанию для 64-разрядных приложений, но вы можете дополнительно настроить его с помощью параметров групповой политики, описанных в разделе Переопределение параметров устранения рисков процесса для применения политик безопасности, связанных с приложениями.

SmartScreen Защитника Windows

Средство SmartScreen Защитника Windows уведомляет пользователей о риске в случае перехода на веб-сайты, о которых известно, что они являются фишинговыми или вредоносными, а также помогает предотвратить небезопасные загрузки или сообщить пользователю максимум информации о рисках, связанных с такими загрузками.

Для Windows 10 microsoft улучшила возможности защиты SmartScreen (теперь называется Защитник Windows SmartScreen), интегрируя свои возможности репутации приложений в операционную систему, что позволяет Защитник Windows SmartScreen проверять репутацию файлов, скачаемых из Интернета, и предупреждать пользователей о запуске загруженного файла с высоким риском. При первом запуске приложения из Интернета Защитник Windows SmartScreen проверяет репутацию приложения с помощью цифровых подписей и других факторов в отношении службы, поддерживаемой Корпорацией Майкрософт. Если приложение не имеет репутации или, как известно, является вредоносным, Защитник Windows SmartScreen предупреждает пользователя или блокирует выполнение полностью, в зависимости от того, как администратор настроил Microsoft Intune или параметры групповой политики.

Дополнительные сведения см. в фильтр SmartScreen в Microsoft Defender обзоре.

Антивирусная программа в Microsoft Defender

антивирусная программа в Microsoft Defender в Windows 10 использует многоуровневый подход для улучшения антивирусных программ:

  • Средство защиты на основе облака помогает мгновенно выявлять и блокировать новые вредоносные программы, даже если эти программы никогда не встречались ранее. Данная служба, включенная в Windows 10 версии 1703, использует распределенные ресурсы и машинное обучение, чтобы обеспечить более быструю защиту для конечных точек по сравнению с защитой на основе обычных обновлений подписей.

  • Объемный локальный контекст повышает эффективность выявления вредоносного ПО. Windows 10 информирует антивирусная программа в Microsoft Defender не только о контенте, как файлы и процессы, но и о том, откуда оно пришло, где оно было сохранено и более. Сведения об источнике и истории позволяют антивирусная программа в Microsoft Defender для применения различных уровней проверки к различным контентам.

  • Обширные глобальные датчики помогают антивирусная программа в Microsoft Defender и знать даже о самых новых вредоносных программах. Это достигается двумя способами: сбором данных об объемном локальном контексте с конечных точек и централизованным анализом этих данных.

  • Проверки на фальсификацию помогают антивирусная программа в Microsoft Defender себя от атак вредоносных программ. Например, антивирусная программа в Microsoft Defender использует защищенные процессы, чтобы предотвратить вмешательство недоверенных процессов в работу своих компонентов, разделов реестра и т. д. (Описание защищенных процессов см. далее в этой статье.)

  • Enterprise на уровне дают ИТ-профессионалам инструменты и параметры конфигурации, необходимые для антивирусная программа в Microsoft Defender решения для антивирусного обеспечения корпоративного класса.

Дополнительные сведения см. в разделе Защитник Windows в Windows 10 и Обзор Защитника Windows для Windows Server.

Сведения о Microsoft Defender для конечной точки, службе, которая помогает предприятиям обнаруживать, исследовать и реагировать на расширенные и целенаправленные атаки в своих сетях, см. в документе Microsoft Defender for Endpoint (resources) и Microsoft Defender for Endpoint (документация).

Предотвращение выполнения данных

Эффективность вредоносных программ зависит от возможности размещения вредоносного кода в памяти с целью его последующего выполнения. Не было бы здорово, если бы вы могли предотвратить запуск вредоносных программ, если он написал в области, которая была выделена исключительно для хранения информации?

Для решения этой задачи можно воспользоваться технологией предотвращения выполнения данных (DEP), которая существенно ограничивает диапазон памяти, который может быть использован вредным кодом. DeP использует бит No eXecute на современных процессорах, чтобы пометить блоки памяти только для чтения, чтобы эти блоки не могли использоваться для выполнения вредоносного кода, который может быть вставлен с помощью уязвимости.

Использование диспетчера задач для просмотра приложений, которые используют DEP

  1. Откройте диспетчер задач: нажмите CTRL+ALT+DEL и выберите Диспетчер задач или найдите его на начальном экране.

  2. Щелкните элемент Подробнее (при необходимости) и перейдите на вкладку Сведения.

  3. Щелкните правой кнопкой любой заголовок столбца и выберите Выбрать столбцы.

  4. В диалоговом окне Выбрать столбцы установите последний флажок, Предотвращение выполнения данных .

  5. Нажмите кнопку ОК.

Теперь можно увидеть, для каких процессов включена технология DEP.

Рисунок 2.  Процессы с включенной технологией DEP в Windows 10

С помощью панели управления можно просматривать и менять параметры DEP.

Чтобы просмотреть или изменить параметры DEP на конкретном ПК с помощью панели управления, выполните следующее.
  1. Откройте раздел системы на панели управления: нажмите кнопку "Пуск", введите Control Panel System и нажмите клавишу ВВОД.

  2. Выберите элемент Дополнительные параметры системы и перейдите на вкладкуДополнительно.

  3. В поле Производительность выберите элемент Параметры.

  4. В разделе Параметры производительности перейдите на вкладку Предотвращение выполнения данных.

  5. Выберите один из вариантов.

    • Включить DEP только для основных программ и служб Windows

    • Включить DEP для всех программ и служб, кроме выбранных. Если вы выбрали этот параметр, используйте кнопки Добавить и Удалить, чтобы создать список исключений, для которых технология DEP не будет включена.

Чтобы использовать групповую политику для управления параметрами DEP, выполните следующее.

Воспользуйтесь параметром групповой политики под названием Параметры устранения рисков процесса для настройки параметров DEP. Некоторые приложения имеют проблемы совместимости с технологией DEP. Обязательно протестируйте ее для своей среды. Информацию об использовании параметра групповой политики см. в разделе Переопределение параметров устранения рисков процесса для применения политик безопасности, связанных с приложениями.

Защита от перезаписи структурированной обработки исключений

Структурированная защита от перезаписи исключений (SEHOP) позволяет злоумышленникам использовать вредоносный код для использования структурированной обработки исключений (SEH), которая является неотъемлемой частью системы и позволяет приложениям (не вредоносным) обрабатывать исключения надлежащим образом. Данный механизм защиты применяется во время выполнения, поэтому он помогает защитить приложения независимо от того, внедрены ли в них последние усовершенствования.

Воспользуйтесь параметром групповой политики под названием Параметры устранения рисков процесса для настройки параметров SEHOP. Некоторые приложения имеют проблемы совместимости со средством SEHOP. Обязательно протестируйте его для своей среды. Информацию об использовании параметра групповой политики см. в разделе Переопределение параметров устранения рисков процесса для применения политик безопасности, связанных с приложениями.

Случайный выбор расположения в адресном пространстве

Одной из наиболее распространенных технологий, используемых для получения доступа к системе, находится поиск уязвимости в привилегированном процессе, который уже выполняется, угадывание или нахождение расположения в памяти, где размещен важный системный код или данные, и перезаписывание информации вредоносными данными. Любая вредоносная программа, способная записывать данные непосредственно в памяти системы, может просто перезаписать их в хорошо известных и предсказуемых расположениях.

Случайный выбор расположения в адресном пространстве (ASLR) существенно осложняет подобные атаки, потому что важные данные теперь хранятся в памяти произвольно. Благодаря средству ASLR вредоносное ПО не сможет легко найти нужное расположение для атаки. На рисунке3 показано, как работает ASLR, а именно: как меняется расположение разных критических компонентов Windows в памяти между перезапусками.

Рисунок 3.  ASLR в действии

В Windows 10 средство ASLR применяется ко всей системе и повышает уровень энтропии в несколько раз по сравнению с предыдущими версиями Windows, чтобы противодействовать современным типам атак, например распылению кучи. 64-разрядные системы и процессы приложений могут использовать существенно увеличенную область памяти, еще больше усложняя для вредоносных программ задачу по определению расположения важных данных в Windows 10. При использовании в системах с TPM уникальность рандомизации памяти ASLR будет увеличиваться на разных устройствах, поэтому использовать технологию атаки, сработавшую на одном устройстве, на другом не удастся.

Параметр групповойполитики под названием Параметры смягчения процессов можно использовать для управления настройками ASLR ("Force ASLR" и "Bottom-up ASLR"), как описано в параметрах смягчения процессов переопределения, чтобы помочь в применении политик безопасности, связанных с приложениями.

Средства устранения рисков, встроенные в Windows 10

В Windows 10 представлено множество средств устранения рисков, с помощью которых можно защититься от эксплойтов. Эти средства встроены в операционную систему, и их не нужно настраивать внутри системы. В таблице ниже описаны некоторые из таких средств устранения рисков.

Управление Flow Guard (CFG) — это смягчение, которое не требует конфигурации в операционной системе, но требует, чтобы разработчик приложения настраивал смягчение в приложение при его компиляции. Средство CFG встроено в Microsoft Edge, Internet Explorer 11 и другие компоненты Windows 10. Его также можно встроить во многие другие приложения на этапе компиляции.

Таблица 3. Средства устранения рисков в Windows 10 для защиты от незаконного использования памяти — настройка не требуется

Средство и соответствующий риск Описание
Усиление защиты SMB для ресурсов SYSVOL и NETLOGON
помогает предотвратить
атаки "злоумышленник в середине"
Клиентские подключения к стандартному SYSVOL доменных служб Active Directory и общим папкам NETLOGON на контроллерах домена теперь требуют подпись SMB и взаимную проверку подлинности (например, Kerberos).

Дополнительные сведения: Усиление защиты SMB для ресурсов SYSVOL и NETLOGON, см. далее в этой статье.

Защищенные процессы
помогают предотвратить вмешательство
одного процесса в
работу другого
Благодаря функции защищенных процессов Windows 10 не дает недоверенным процессам взаимодействовать с подписанными процессами или нарушать их работу.

Дополнительные сведения: Защищенные процессы, см. далее в этой статье.

Средства защиты универсальных приложений для Windows
проверяют загружаемые
приложения и запускают их
в песочнице AppContainer
Универсальные приложения для Windows тщательно проверяются перед тем, как к ним предоставляется доступ, и запускаются в песочнице AppContainer с ограниченными привилегиями и возможностями.

Дополнительные сведения: Средства защиты универсальных приложений для Windows, см. далее в этой статье.

Средства защиты кучи
помогают предотвратить
незаконное использование кучи
В Windows 10 включены средства защиты кучи (например, функция применения внутренних структур данных), позволяющие предотвратить повреждение памяти, которая используется для кучи.

Дополнительные сведения: Средства защиты кучи в Windows, см. далее в этой статье.

Средства защиты пула ядра
помогают предотвратить
незаконное использование пула памяти,
необходимой для работы ядра
В Windows 10 включены средства защиты пула памяти, которая используется для ядра. Например, функция безопасного разъединения предотвращает переполнения пула, сочетаемые с операциями разъединения, которые могут использоваться для осуществления атаки.

Дополнительные сведения: Средства защиты пула ядра, см. далее в этой статье.

Защита потока управления
помогает предотвратить использование
эксплойтов на основе
потока между расположениями кода
в памяти
Control Flow Guard (CFG) — это средство смягчения, которое не требует конфигурации в операционной системе, а встроено в программное обеспечение при компиляции. Защита потока управления встроена в Microsoft Edge, Internet Explorer 11 и другие компоненты в Windows 10. Ее можно встроить в приложения, написанные на C или C++, а также в приложения, скомпилированные с помощью Visual Studio 2015.
Для такого приложения CFG может обнаружить попытку злоумышленника изменить предполагаемый поток кода. В этом случае средство защиты завершает работу приложения. Вы можете запросить у поставщиков программного обеспечения Windows-приложения, скомпилированные с поддержкой защиты потока управления.

Дополнительные сведения: Защита потока управления, см. ниже в этом разделе.

Средства защиты, встроенные в Microsoft Edge (браузер)
помогают устранить
многочисленные риски
В Windows 10 представлен совершенно новый браузер Microsoft Edge с целым рядом улучшений системы безопасности.

Дополнительные сведения: Microsoft Edge и Internet Explorer 11, см. далее в этой статье.

Усиление защиты SMB для ресурсов SYSVOL и NETLOGON

В Windows 10 и Windows Server 2016 клиентские подключения к стандартным ресурсам SYSVOL и NETLOGON доменных служб Active Directory на контроллерах домена требуют подпись SMB и взаимную проверку подлинности (например, Kerberos). Это снижает вероятность атак типа "человек посередине". Если регистрация SMB и взаимная проверка подлинности недоступны, компьютер с Windows 10 или Windows Server 2016 не будет обрабатывать групповую политику и сценарии на основе домена.

Защищенные процессы

Большинство мер безопасности призваны предотвратить первоначальное заражение. Однако, несмотря на все профилактические меры, вредоносные программы рано или поздно найдут способ заразить систему. Существуют определенные средства защиты, направленные на ограничение возможностей вредоносных программ, уже проникших на устройство. Защищенные процессы выполняют именно такую функцию.

Благодаря защищенным процессам Windows 10 не дает недоверенным процессам взаимодействовать с подписанными процессами или нарушать их работу. Защищенные процессы определяют уровни доверия к процессам. Менее доверенные процессы не могут взаимодействовать с доверенными (и, следовательно, атаковать их). В Windows 10 Защищенные процессы используются широко, в масштабе всей операционной системы. Как и в Windows 8.1, они внедрены таким образом, чтобы ими могли воспользоваться и сторонние поставщики антивредоносных программ. См. соответствующее описание в разделе Защита антивредоносных служб. Это помогает сделать системы и антивредоносные решения менее уязвимыми для вредоносного ПО, которое проникает в систему.

Средства защиты универсальных приложений для Windows

Когда пользователи загружают Windows универсальные приложения из Microsoft Store, маловероятно, что они столкнутся с вредоносными программами, так как все приложения проходят тщательный процесс проверки, прежде чем они будут доступны в магазине. Приложения, создаваемые организациями и распространяемые через процессы загрузки неопубликованных приложений, должны пройти внутреннюю проверку, которая позволит убедиться, что они соответствуют требованиям безопасности организации.

Независимо от способа приобретения универсальных приложений для Windows пользователи могут быть уверены в их надежности. Универсальные приложения для Windows запускаются в песочнице AppContainer с ограниченными привилегиями и возможностями. Например, универсальные приложения Windows лишены доступа системного уровня, их взаимодействие с другими приложениями жестко контролируется, а доступ к данным отсутствует, пока пользователь явно не предоставит приложению соответствующие разрешения.

Кроме того, все универсальные приложения Windows следуют принципу наименьших привилегий. Приложения получают только минимальные привилегии, необходимые для выполнения предусмотренных задач, поэтому даже если злоумышленник воспользуется приложением, область нанесения ущерба серьезно ограничена и не выходит за пределы песочницы. В Microsoft Store отображаются точные возможности, необходимые приложению (например, доступ к камере), а также возрастная оценка и издатель приложения.

Средства защиты кучи в Windows

Куча — это расположение в памяти, которое Windows использует для сохранения динамических данных приложений. В Windows 10 продолжается совершенствование более ранних структур куч Windows. В частности, предпринимаются меры для снижения риска успешного использования куч для атак.

В Windows 10 можно заметить ряд важных усовершенствований в области защиты кучи.

  • Усиление защиты метаданных кучи для внутренних структур данных, используемых для кучи, обеспечивает более эффективную защиту от повреждений памяти.

  • Случайный выбор при выделении кучи, то есть использование случайно выбранных расположений и размеров при выделении динамической памяти, усложняет для злоумышленников предсказание расположения критически важной памяти для перезаписи. В частности, в Windows 10 добавлено случайное смещение адресов только что выделенной кучи, благодаря чему предсказать, как будут распределяться ресурсы, существенно сложнее.

  • Куча страниц охраны до и после блоков памяти, которые работают в качестве проводов поездки. Если злоумышленник попытается выполнить запись за пределами блока памяти (это стандартная техника, известная как переполнение буфера), злоумышленнику придется перезаписывать охранную страницу. Любая попытка изменить страницу защиты расценивается как повреждение памяти, в результате чего Windows 10 немедленно завершает работу приложения.

Средства защиты пула ядра

Ядро операционной системы в Windows выделяет два пула памяти, один из которых остается в физической памяти ("неоплаченный пул") и один, который может быть выложен в страницу и из физической памяти ("пул страниц"). Существует множество смягчающих последствий, которые были добавлены в течение долгого времени, например кодирование указателей квот на процессы; файлы cookie-страниц lookaside, delay free и pool page; и проверки границ PoolIndex. Windows 10 добавляет несколько "защитных" защитных функций пула, таких как проверки целостности, которые помогают защитить пул ядра от более совершенных атак.

В дополнение к усилению защиты пула, Windows 10 содержит другие функции усиления защиты ядра.

  • DEP ядра и ASLR ядра: используются те же принципы, что и в средствах Предотвращение выполнения данных и Случайный выбор расположения в адресном пространстве, описанных выше в этой статье.

  • Анализ шрифтов в AppContainer: изоляция анализа шрифтов в песочнице AppContainer.

  • Отключение NT Virtual DOS Machine (NTVDM): старый модуль ядра NTVDM (для выполнения 16-разрядных приложений) выключен по умолчанию, благодаря чему нейтрализуются соответствующие уязвимости. (Включение NTVDM приводит к ослаблению защиты от разыменования пустого (NULL) указателя и других эксплойтов.)

  • Контроль режима выполнения (SMEP): помогает предотвратить выполнение кода ядра ("руководитель") на страницах пользователей, распространенный метод, используемый злоумышленниками для локального повышения привилегий ядра (EOP). Для этого требуется поддержка процессора, доступная при использовании Intel Ivy Bridge или более новых процессоров, либо поддержка ARM с PXN.

  • Безопасное разъединение: обеспечивает защиту от переполнений пула, которые в сочетании с операциями разъединения используются для осуществления атак. Windows 10 включает глобальную безопасную отключку, которая обеспечивает безопасное отключение пула кучи и ядра для всего использования LIST_ENTRY и включает механизм FastFail для быстрого и безопасного прекращения процесса.

  • Резервирование памяти: нижние 64 КБ памяти процессов зарезервированы для системы. Приложениям не разрешено использовать эту часть памяти. Это затрудняет использование вредоносными программами таких методов, как "NULL dereference", для переописывание критически важных системных структур данных в памяти.

Защита потока управления

Когда приложения загружаются в память, им выделяется определенное пространство в зависимости от размера кода, запрошенной памяти и других факторов. Когда приложение начинает выполнять код, оно вызывает дополнительный код, расположенный в других адресах памяти. Связи между расположениями кода хорошо известны (поскольку они записываются в сам код), однако до Windows 10 между этими расположениями не существовало настроенных потоков, из-за чего злоумышленники могли менять потоки, как им было нужно.

Эта угроза устранена в Windows 10 благодаря функции защиты потока управления (CFG). Если доверенное приложение, скомпилированное для использования CFG, вызывает код, CFG проверяет, является ли вызванное расположение кода доверенным с точки зрения выполнения. Если расположение не является доверенным, приложение немедленно завершается как потенциальная угроза безопасности.

Администратор не может настроить CFG. Этим должен заниматься разработчик на этапе компиляции приложения. Попросите разработчиков приложений и поставщиков ПО предоставить надежные Windows-приложения, скомпилированные с поддержкой CFG. Например, эта функция может быть включена в приложениях, написанных на C или C++, а также приложениях, скомпилированных с помощью Visual Studio 2015. Сведения о включении CFG для проекта Visual Studio 2015 см. в разделе Защита потока управления.

Браузеры, безусловно, являются ключевой точкой входа для злоумышленников, поэтому CFG активно используется в Microsoft Edge, Internet Explorer и других компонентах Windows.

Microsoft Edge и Internet Explorer 11

Безопасность браузера является критически важным компонентом любой стратегии безопасности и не зря: браузер — это пользовательский интерфейс в Интернете, среда с множеством вредоносных сайтов и контента, ожидающих атаки. Большинство пользователей не могут работать, не пользуясь браузером, а для многих его использование является обязательным. Вследствие этого браузер стал основным каналом для атак хакеров и злоумышленников.

Все браузеры обеспечивают определенную расширяемость, что позволяет решать задачи, выходящие за пределы функциональности браузера. Приведем два примера: расширения Flash и Java, позволяющие выполнять приложения в браузере. Обеспечение защиты в Windows 10 при работе с веб-браузерами и приложениями (особенно с двумя вышеуказанными типами содержимого) является приоритетной задачей.

В Windows 10 представлен совершенно новый браузер — Microsoft Edge. Microsoft Edge отличается повышенным уровнем безопасности за счет различных факторов, в первую очередь таких:

  • Меньше возможностей для атак; отсутствие поддержки сторонних (не от Майкрософт) двоичных расширений. Из Microsoft Edge были удалены компоненты браузера, уязвимых для атак. Среди них устаревшие режимы документов и обработчики сценариев, вспомогательные объекты браузера, элементы ActiveX, Java. При этом Microsoft Edge поддерживает содержимое Flash и просмотр в формате PDF по умолчанию с использованием встроенных расширений.

  • Выполнение 64-разрядных процессов. 64-разрядный ПК под управлением предыдущих версий Windows, как правило, работает в режиме совместимости с 32-разрядными версиями, чтобы обеспечить поддержку более старых и менее защищенных расширений. Если Microsoft Edge работает на 64-разрядном ПК, он выполняет только 64-разрядные процессы, которые лучше защищены от эксплойтов.

  • Наличие сборщика мусора в памяти (MemGC). Это обеспечивает защиту от проблем использования освобожденной памяти.

  • Формат универсального приложения для Windows. Microsoft Edge изначально сегментирован и запускается в контейнере AppContainer, изолирующем браузер от системы, данных и других приложений. Internet Explorer 11 в Windows 10 также может использовать преимущества технологии AppContainer в расширенном защищенном режиме. Однако в Internet Explorer 11 могут выполняться элементы ActiveX и вспомогательные объекты браузера, из-за чего браузер и песочница подвержены гораздо более широкому кругу атак, чем Microsoft Edge.

  • Упрощенная настройка параметров безопасности. Так как в Microsoft Edge используется упрощенная инфраструктура приложений и одна конфигурация песочницы, количество необходимых параметров безопасности уменьшено. Кроме того, заданные по умолчанию параметры Microsoft Edge соответствуют рекомендациям по безопасности, что повышает безопасность браузера по умолчанию.

Корпорация Майкрософт включает в Windows 10 не только Microsoft Edge, но и браузер Internet Explorer 11, в основном для обеспечения совместимости с предыдущими версиями веб-сайтов и двоичных расширений, которые не работают в Microsoft Edge. Не следует настраивать его в качестве основного браузера— используйте его в качестве дополнительного или браузера для автоматического переключения. Мы рекомендуем использовать Microsoft Edge в качестве основного веб-браузера из-за его совместимости с современным Интернетом и оптимальной безопасности.

Для сайтов, которые требуют совместимости IE11, включая сайты, которые требуют двоичных расширений и плагинов, включить режим Enterprise и использовать список сайтов Enterprise режима, чтобы определить, какие сайты имеют зависимость. При такой настройке, если Microsoft Edge обнаруживает, что для работы сайта требуется Internet Explorer 11, пользователи автоматически перенаправляются в Internet Explorer 11.

Функции, с помощью которых поставщики программного обеспечения могут встраивать в приложения средства устранения рисков

Некоторые средства защиты в Windows 10 работают с помощью функций, которые могут вызываться из приложений или других программ. Такие программы с наименьшей вероятностью приведут к появлению уязвимостей. При работе с поставщиком программного обеспечения вы можете попросить его включить в приложение такие функции, связанные с безопасностью. В таблице ниже перечислены некоторые типы средств устранения рисков и соответствующие функции безопасности, которые можно использовать в приложениях.

Примечание

Защита потока управления (Control Flow Guard, CFG) также является важным средством устранения рисков, которое разработчик может включить в программу на этапе компиляции. Подробнее см. в разделе Защита потока управления выше в этой статье.

Таблица 4. Функции, доступные разработчикам для реализации средств устранения рисков в приложениях

Средство устранения рисков Функция
Ограничение динамического кода MemProt Функция UpdateProcThreadAttribute
[PROCESS_CREATION_MITIGATION_POLICY_PROHIBIT_DYNAMIC_CODE_ALWAYS_ON]
Ограничения загрузки образов LoadLib Функция UpdateProcThreadAttribute
[PROCESS_CREATION_MITIGATION_POLICY_IMAGE_LOAD_NO_REMOTE_ALWAYS_ON]
Ограничение дочернего процесса (ограничение возможности создания дочерних процессов) Функция UpdateProcThreadAttribute
[PROC_THREAD_ATTRIBUTE_CHILD_PROCESS_POLICY]
Ограничение целостности кода (ограничение загрузки образов) Функция SetProcessMitigationPolicy
[ProcessSignaturePolicy]
Ограничение выключения системных вызовов Win32k (ограничение возможности использования NTUser и GDI) Функция SetProcessMitigationPolicy
[ProcessSystemCallDisablePolicy]
ASLR с высоким уровнем энтропии — обеспечивается до 1 ТБ расхождений при выделении памяти Функция UpdateProcThreadAttribute
[PROCESS_CREATION_MITIGATION_POLICY_HIGH_ENTROPY_ASLR_ALWAYS_ON]
Строгие проверки дескриптора, позволяющие незамедлительно определять исключения для неправильных ссылок дескриптора Функция UpdateProcThreadAttribute
[PROCESS_CREATION_MITIGATION_POLICY_STRICT_HANDLE_CHECKS_ALWAYS_ON]
Отключение точки расширения, позволяющее блокировать использование определенных сторонних точек расширения Функция UpdateProcThreadAttribute
[PROCESS_CREATION_MITIGATION_POLICY_EXTENSION_POINT_DISABLE_ALWAYS_ON]
Завершение кучи при повреждении (защита системы от поврежденной кучи) Функция UpdateProcThreadAttribute
[PROCESS_CREATION_MITIGATION_POLICY_HEAP_TERMINATE_ALWAYS_ON]

Возможно, вам уже знаком набор расширенных средств устранения рисков (Enhanced Mitigation Experience Toolkit, EMET), в рамках которого с 2009 года предлагается большой выбор средств устранения рисков, связанных с эксплойтами, а также интерфейс для настройки этих средств. В этом разделе поясняется, как средства EMET соотносятся с соответствующими средствами в Windows 10. Многие из смягчающих последствий EMET были встроены в Windows 10, некоторые из них с дополнительными улучшениями. Однако некоторые из средств EMET требуют существенных ресурсов для достижения необходимой производительности либо относительно неэффективно устраняют современные угрозы, вследствие чего не были включены в Windows 10.

Поскольку многие из механизмов смягчения последствий и механизмов безопасности EMET уже существуют в Windows 10 году и были улучшены, особенно те, которые, по оценке, имеют высокую эффективность при смягчении известных обходов, версия 5.5x была объявлена в качестве окончательного выпуска основных версий для EMET (см. расширенный опыт по смягчению последствий набор средств).

В таблице ниже перечислены функции EMET и соотносящиеся с ними функции Windows 10.

Таблица 5. Функции EMET и соотносящиеся с ними функции Windows 10

Функции EMET Как эти функции EMET соотносятся
с функциями Windows 10

DEP, SEHOP и ASLR включены в Windows 10 как настраиваемые функции. См. таблицу 2 выше в этой статье.

Вы можете установить модуль ProcessMitigations PowerShell, чтобы преобразовать параметры EMET для этих функций в политики, которые можно применить к Windows 10.

LoadLib и MemProt поддерживаются в Windows 10 для всех приложений, которые написаны с учетом поддержки этих функций. См. таблицу 4 выше в этой статье.
Меры по смягчению этой угрозы встроены в Windows 10, как описано в разделе "Резервация памяти" в средствах защиты пула ядра, ранее в этом разделе.
В Windows 10 не включены средства устранения угроз, соотносящиеся конкретно с этими функциями EMET, так как они не влияют существенно на современные угрозы и не создают серьезных препятствий для незаконного использования уязвимостей. Корпорация Майкрософт непрерывно следит за изменениями в области средств безопасности и появлением новых эксплойтов, предпринимая необходимые меры для усиления защиты операционной системы.
  • Проверка вызывающего

  • Имитация потока выполнения

  • Сводка стека

  • Deep Hooks (ROP "Advanced Mitigation")

  • Anti Detours (ROP "Advanced Mitigation")

  • Запрещенные функции (ROP "Advanced Mitigation")

Средства устранения рисков реализованы в Windows 10 на уровне приложений, скомпилированных с включением защиты потока управления, как описано в пункте Защита потока управления выше в этом разделе.

Преобразование файла настроек XML для EMET в политики устранения рисков Windows 10

Одна из сильных сторон EMET в том, что она позволяет импортировать и экспортировать параметры конфигурации для смягчения последствий EMET в качестве файла параметров XML для простого развертывания. Чтобы создать политики устранения рисков для Windows 10 на основе файла настроек XML средств EMET, можно установить модуль ProcessMitigations PowerShell. В сеансе PowerShell с повышенными привилегиями выполните этот командлет:

Install-Module -Name ProcessMitigations

Командлет Get-ProcessMitigation получает текущие настройки устранения рисков из реестра или из запущенного процесса, либо все настройки могут быть сохранены в файл XML.

Чтобы получить текущие настройки для всех запущенных экземпляров notepad.exe, выполните:

Get-ProcessMitigation -Name notepad.exe -RunningProcess

Чтобы получить текущие настройки из реестра для notepad.exe, выполните:

Get-ProcessMitigation -Name notepad.exe

Чтобы получить текущие настройки для запущенного процесса с идентификатором 1304, выполните:

Get-ProcessMitigation -Id 1304

Чтобы получить все настройки устранения рисков для процесса из реестра и сохранить их в XML-файл settings.xml, выполните:

Get-ProcessMitigation -RegistryConfigFilePath settings.xml

Командлет Set-ProcessMitigation может включить и отключить средства устранения рисков для процесса или настроить их группой на основе файла XML.

Чтобы получить текущее средство устранения рисков процесса для "notepad.exe" из реестра, а затем включить параметр MicrosoftSignedOnly и выключить MandatoryASLR, выполните:

Set-ProcessMitigation -Name Notepad.exe -Enable MicrosoftSignedOnly -Disable MandatoryASLR

Чтобы настроить средства устранения рисков для процесса на основе файла XML (который может быть получен с помощью команды get-ProcessMitigation -RegistryConfigFilePath settings.xml), выполните:

Set-ProcessMitigation -PolicyFilePath settings.xml

Чтобы установить для системы по умолчанию параметр MicrosoftSignedOnly, выполните:

Set-ProcessMitigation -System -Enable MicrosoftSignedOnly

Командлет ConvertTo-ProcessMitigationPolicy изменяет формат файлов политики устранения рисков. Используется следующий синтаксис:

ConvertTo-ProcessMitigationPolicy -EMETFilePath <String> -OutputFilePath <String> [<CommonParameters>]

Примеры.

  • Преобразование параметров EMET в параметры Windows 10: вы можете запустить команду ConvertTo-ProcessMitigationPolicy и указать в качестве входных данных XML-файл настроек EMET, на основе которого будет создан выходной файл с настройками устранения рисков Windows 10. Пример:

    ConvertTo-ProcessMitigationPolicy -EMETFilePath policy.xml -OutputFilePath result.xml
    
  • Проверка и изменение преобразованных настроек (выходной файл): дополнительные командлеты позволяют применять, перечислять, включать и отключать параметры, а также сохранять их в выходном файле. Например, этот командлет включает SEHOP и выключает настройки реестра MandatoryASLR и DEPATL для Notepad:

    Set-ProcessMitigation -Name notepad.exe -Enable SEHOP -Disable MandatoryASLR,DEPATL
    
  • Преобразование параметров уменьшения поверхности атаки (ASR) в файл политики целостности кода. Если файл ввода содержит параметры уменьшения поверхности атаки EMET (ASR), преобразователь также создаст файл политики целостности кода. В этом случае вы можете выполнить объединение, проверку и развертывание для политики целостности кода в соответствии с описанием в разделе Развертывание Device Guard: развертывание политик целостности кода. Это позволит обеспечить защиту на Windows 10, эквивалентную asR-защитам EMET.

  • **** Преобразование параметров доверия сертификатов в корпоративные правила закрепления сертификатов. Если у вас есть XML-файл EMET "Certificate Trust" (файл правил закрепления), вы также можете использовать ConvertTo-ProcessMitigationPolicy для преобразования файла правил вращающихся правил в корпоративный файл правил закрепления сертификатов предприятия. Затем можно завершить процесс включения этого файла в соответствии с описанием в разделе Привязка корпоративных сертификатов. Пример.

    ConvertTo-ProcessMitigationPolicy -EMETfilePath certtrustrules.xml -OutputFilePath enterprisecertpinningrules.xml
    
Продукты, связанные с EMET

Службы консультации Майкрософт и службы поддержки Майкрософт или Premier Field Engineering (PFE) предоставляют ряд параметров для применения EMET, функции поддержки EMET, а также связанные с EMET продукты для создания отчетов и проверки (например, служба EMET для создания корпоративных отчетов (Enterprise Reporting Service, ERS)). Для всех корпоративных клиентов, которые используют такие продукты сегодня или которые заинтересованы в аналогичных возможностях, рекомендуем оценить Microsoft Defender для конечной точки.

Как компьютер играет в шахматы? / Хабр


Хикару Накамура, недавно бросивший вызов компьютеру

Компьютер уже давно обыграл человека в шахматы, сейчас сильнейшие шахматисты не способны выиграть даже у старенького ноутбука. Теперь шахматные движки используются для анализа партий, поиска новых вариантов и игры по переписке.

Если вам интересно, как же устроены шахматные движки — добро пожаловать под кат.

Когда-то я был уверен, что шахматные программы (они же движки, впрочем об этом чуть позже), просто держат в памяти огромное количество сыгранных партий и находят в них нынешнюю позицию и делают верный ход. По-моему, я прочитал об этом в какой-то книжке.

Это, несомненно, очень наивное мнение. Новую позицию в шахматах можно получить к десятому ходу. Хоть в шахматах и меньше позиций, чем в го, тем не менее, уже после 3 ходов (ход — это один ход белых и чёрных, полуход — ход только одной стороны) дерево ходов состоит из почти 120 миллионов узлов. Более того, размер дерева после 14 полуходов из начальной позиции энтузиасты считают уже больше года, продвинувшись пока что примерно на треть.

Ещё я думал, что шахматные программы, несмотря на давнюю победу в матче над чемпионом мира, все еще находятся в пределах досягаемости лучших людей. Это тоже не верно.

В недавнем мини-матче человека с машиной, Хикару Накамура, один из сильнейших шахматистов в мире, играл с Komodo, одной из (двух) сильнейших шахматных программ в мире. Программа была запущена на 24-ядерном Xeon'е. Так как на равных соревноваться с компьютером люди уже не могут, гроссмейстер получил фору в каждой из 4 партий:

  • В первой партии — пешка и ход: компьютер играл чёрными и без пешки f7
  • Во второй — только пешка: компьютер играл белыми без пешки f2
  • В третьей — качество (разница между ладьёй и лёгкой фигурой, оценивается примерно в 2 пешки): компьютер белыми без ладьи a1, человек без коня b8 и с ладьёй a8 на его месте.
  • В четвертой — четыре хода: человек играет белыми и вместо первого хода делает 4 любых хода, не пересекая середину доски.

По поводу форы были определённые споры — например, отсутствие пешки f несколько ослабляет короля, но после рокировки даёт открытую линию ладье. Отсутствие центральной пешки, возможно, даёт большее преимущество. 4 хода дают неплохой позиционный перевес, но если играть закрытый дебют вроде староиндийской защиты, то это преимущество не так уж и сложно свести на нет.

Кроме того, партии игрались с контролем 45"+15', то есть 45 минут на партию и 15 секунд добавления каждый ход. Обычно, более короткие контроли дают дополнительное преимущество компьютеру, в то время как более длинные — несколько повышают шансы человека. Компьютер даже за доли секунды успеет отмести откровенно проигрывающие ходы, в то время как из-за экспоненциального роста дерева вариантов каждое последующее улучшение анализа занимает всё больше времени.

Тем не менее, фора была и человек проиграл в матче 2.5-1.5, сведя в ничью первые 3 партии и проиграв четвёртую. Вместе с тем, слабый гроссмейстер достаточно уверенно выиграл с форой в 2 пешки. Следовательно, преимущество лучших программ над лучшими людьми на данный момент где-то между 1 и 2 пешками форы. Конечно, эта оценка очень грубая, но для точной оценки надо сыграть несколько тысяч партий между людьми и программами, а этим вряд ли кто-то будет заниматься. Обратите внимание, что рейтинг ЭЛО, нередко указываемый для программ, не имеет ничего общего с рейтингом людей.

Чтобы человек мог играть в шахматы с компьютером, кроме собственно поиска лучшего хода, нужен GUI. К счастью, был придуман универсальный интерфейс (даже два,

Winboard

и

UCI

, но большинство движков использует UCI) для связи между GUI и собственно шахматной программой (движком). Таким образом, программисты могут сосредоточиться на самом алгоритме игры в шахматы, не задумываясь об интерфейсе. Обратная сторона монеты — так как создание GUI гораздо более скучное занятие, чем написание движка, то бесплатные GUI заметно проигрывают платным. В отличии от движков, где свободный

Stockfish

уверенно борется за первую строчку рейтинга с платным Komodo.

Итак, как же устроен современный шахматный движок?

Представление доски

Основа любого движка — представление шахматной доски. В первую очередь, надо «объяснить» компьютеру все правила шахмат и дать ему возможность хранить шахматную позицию. Без этого невозможно оценивать позицию и делать ходы.

Есть два основных способа хранить представление доски — по фигурам или по клеткам. В первом случае мы храним для каждой фигуры её место на доске, во втором — наоборот, для каждой клетки храним что находится там. У каждого метода есть свои преимущества и недостатки, но на данный момент все топовые движки используют одно и то же представление доски — bitboards.

Bitboards

По счастливому совпадению, на шахматной доске 64 клетки. А значит, если для каждой клетки использовать один бит, мы можем хранить всю доску в 64-битном целом числе.

В одной переменной будем хранить все белые фигуры, в другой — все черные, и ещё в 6 — каждый тип фигур по отдельности (другой вариант — 12 битбордов для каждого цвета и типа фигур по отдельности).

В чем преимущество такого варианта?
Во-первых, память. Как мы узнаем позже, при анализе представление доски копируется много раз, и, соответственно, отъедает оперативку. Битборды — это одно из самых компактных представлений шахматной доски.
Во-вторых, скорость. Многие вычисления, например, расчёт возможных ходов, сводятся к нескольким битовым операциям. За счёт этого, например, использование инструкции POPCNT дает ~15% ускорение современным движкам. Кроме того, за время существования битбордов было придумано немало алгоритмов и оптимизаций, как, например, «магические» битборды.

Поиск


Минимакс

В основе большинства шахматных движков лежит алгоритм поиска минимакс или его модификация негамакс. Вкратце, мы спускаемся вниз по дереву, оцениваем листья, а потом поднимаемся вверх, каждый раз выбирая оптимальный для текущего игрока ход, минимизируя оценку для одного (чёрных) и максимизуруя для второго (белых). Отсюда и название. Оказавшись в корне, мы получаем последовательность ходов, оптимальную для обоих игроков. Разница между минимаксом и негамаксом в том, что в первом случае мы по очереди выбираем ходы с максимальной и минимальной оценкой, а во втором вместо этого меняем знак для всех оценок и всегда выбираем максимальную (название сами поняли откуда). Подробнее

здесь

и

здесь

.

Альфа-бета


Первая оптимизация —

альфа-бета

. Идея альфа-беты проста — если у меня уже есть хороший ход, то можно отсечь ходы, которые заведомо хуже. Рассмотрим пример на жуткой картинке слева. Допустим, у игрока А есть 2 возможных хода — a3 и b3. Проанализировав ход a3, программа получила оценку +1.75. Начав оценивать ход b3, программа увидела, что у игрока B есть два хода — a6 и a5. Оценка хода a6 +0.5. Так как игрок B выбирает ход с минимальной оценкой, то он никак не выберет ход с оценкой выше 0.5, а значит оценка хода b3 меньше 0.5, и рассматривать его смысла нет. Таким образом, все оставшееся поддерево хода b3 отсекается.

Для отсечений мы храним верхнюю и нижнюю границы — альфу и бету. Если при анализе ход получает оценку выше беты — то текущий узел отсекается. Если оценка выше альфы — то альфа обновляется.

Узлы в альфа-бете делятся на 3 категории:

  1. PV-Nodes — узлы, оценка которых попала в окно (между альфой и бетой). Корень и самый левый узел всегда являются узлами этого типа.
  2. Cut-Nodes (или fail-high nodes) — узлы в которых произошло отсечение по бете.
  3. All-Nodes (или fail-low nodes) — узлы, в которых ни один ход не превысил альфу по оценке.

Сортировка ходов

При использовании альфа-беты, важным становится порядок ходов. Если мы сможем поставить лучший ход первым, то оставшиеся ходы будут проанализированы гораздо быстрее за счёт отсечений по бете.

Кроме использования хеша и лучшего хода из предыдущей итерации, существуют несколько техник сортировки ходов.

Для взятий может использоваться, например, простая эвристика MVV-LVA (Most Valuable Victim — Least Valuable Aggressor). Мы сортируем все взятия по убыванию ценности «жертвы», а внутри соритруем еще раз по возрастанию ценности «агрессора». Очевидно, что обычно забрать пешкой ферзя выгоднее, чем наоборот.

Для «тихих» ходов используется метод «убийственных» (killer) ходов — ходов которые вызвали отсечение по бете. Это ходы обычно проверяются сразу после ходов из хеша и взятий.

Хеш таблицы или таблицы перестановок

Несмотря на огромные размеры дерева, многие узлы в нём идентичные. Чтобы не анализировать одну и ту же позицию дважды, компьютер хранит результаты анализа в таблице и каждый раз проверяет, нет ли уже готового анализа этой позиции. Обычно в такой таблице хранится собственно хеш позиции, оценка, лучший ход и возраст оценки. Возраст необходим для замены старых позиций при заполнении таблицы.

Итерационный поиск

Как известно, если мы не можем проанализировать все дерево полностью, минимаксу необходима оценочная функция. Тогда достигнув определенной глубины, мы останавливаем поиск, оцениваем позицию и начинаем подъем по дереву. Но такой метод требует заранее заданной глубины и не предоставляет качественные промежуточные результаты.

Эти проблемы решает итерационный поиск. Для начала мы проводим анализ на глубину 1, потом на глубину 2 и т.д. Таким образом, каждый раз мы спускаемся чуть глубже, чем в прошлый раз, пока анализ не будет остановлен. Чтобы уменьшить размеры дерева поиска, результаты прошлой итерации обычно используются, чтобы отсекать заведомо плохие ходы на текущей. Этот метод называется «окно стремлений» (aspiration window) и используется повсеместно.

Поиск спокойствия(Quiescence Search)

Этот метод предназначен для борьбы с «эффектом горизонта». Простая остановка поиска на нужной глубине может быть очень опасной. Представим, что мы остановились посреди размена ферзей — белый забрал чёрного ферзя, а следующим ходом чёрный должен забрать белого. Но в данный момент на доске — лишний ферзь у белых и статическая оценка будет в корне неверной.

Для этого, прежде чем заняться статической оценкой, мы проверяем все взятия (иногда еще и шахи) и спускаемся по дереву до позиции, в которой нет возможных взятий и шахов. Естественно, если все взятия ухудшают оценку, то мы возвращаем оценку текущей позиции.

Выборочный поиск

Идея выборочного поиска в том, чтобы дольше рассматривать «интересные» ходы и меньше — неинтересные. Для этого используются продления, которые увеличивают глубину поиска в определённых позициях, и сокращения, уменьшающие глубину поиска.

Глубину увеличивают в случае взятий, шахов, если ход единственный или гораздо лучше альтернатив или при наличии проходной пешки.

Отсечения и сокращения

С отсечениями и сокращениями всё гораздо интереснее. Именно они позволяют значительно сократить размер дерева.

Вкратце об отсечениях:

  • Дельта-отсечение — проверяем, может ли взятие улучшить текущую альфу. Для этого к оценке узла добавим ценность взятой фигуры и еще немного и посмотрим, больше ли получившееся значение, чем альфа. Например, если у белых не хватает ладьи, то взятие пешки вряд ли им поможет, с другой стороны, взятие слона может помочь.
  • Отсечение бесполезности — то же самое, только для не-взятий. Если текущая оценка настолько меньше альфы, что никакое позиционное преимущество не сможет это скомпенсировать, то такие узлы отсекаются. Обычно применяется на низкой глубине (1-2).
  • Историческое отсечение — для каждого хода мы храним, сколько раз данный ход спровоцировал отсечение, независимо от позиции. Ходы с высоким значением этой эвристики отсекаются. Обычно применяется начиная с определенной глубины и не применятся на PV узлы. Иногда объединяется с предыдущим методом.
  • Multi-Cut — если из первых M(например, 6) узлов хотя бы C(например, 3) являются Cut-node, то отсекаем все узлы.
  • Отсечение по null-ходу — если после null-хода (простая передача очереди хода сопернику) оценка все равно выше беты, то отсекаем узел. Проще говоря, если позиция настолько плоха, что даже сделав два хода подряд, игрок все равно не может ее улучшить, то нет смысла рассматривать эту позицию.

Сокращение используются, когда мы не настолько уверены, что ход плох, и поэтому не отсекаем его, а просто уменьшаем глубину. Например, razoring — это сокращение при условии, что статическая оценка текущей позиции меньше, чем альфа.

За счёт качественной сортировки ходов и отсечений, современные движки умудряются достигать коэффициента ветвления ниже 2. За счёт этого, к сожалению, они иногда не замечают нестандартные жертвы и комбинации.

NegaScout и PVS

Две очень похожие техники, которые используют тот факт, что после того как мы нашли PV-node (приусловии что наши ходы достаточно хорошо отсортированы), она скорее всего не изменится, то есть все оставшиеся узлы вернут оценку ниже, чем альфа. Поэтому вместо поиска с окном от альфа до бета, мы ищем с окном от альфа до альфа+1, что позволяет ускорить поиск. Конечно, если в каком-то узле мы получаем отсечение по бете, то его надо ценить заново, уже нормальным поиском.

Разница между двумя методами лишь в формулировке — они были разработаны примерно в одно время, но независимо, и поэтому известны под разными названиями.

Параллельный поиск

Распараллеливание альфа-беты — отдельная большая тема. Я вкратце пройдусь по ней, а кому интересно — почитайте

Parallel Alpha-Beta Search on Shared Memory Multiprocessors

. Сложность в том, что при параллельном поиске многие Cut-nodes анализируются до того, как другой поток найдет опровержение (установит бету), в то время как в последовательном поиске, при хорошей сортировке многие из этих узлов отсеклись бы.

Lazy SMP

Очень простой алгоритм. Мы просто запускаем все потоки одновременно с одним и тем же поиском. Коммуникация потоков происходит за счёт хеш-таблицы. Lazy SMP оказался неожиданно эффективным, настолько, что топовый Stockfish перешел на него с YBW. Правда, некоторые

считают

, что улучшение произошло из-за плохой реализации YBWC и слишком агрессивных отсечений, а не из-за преимущества Lazy SMP.

Young Brothers Wait Concept (YBWC)

Первый узел (старший брат) должен быть полностью проанализирован, после чего запускается параллельный анализ остальных узлов (младших братьев). Идея всё та же, первый ход либо заметно улучшит альфу, либо вообще позволит отсечь все остальные узлы.

Dynamic Tree Splitting (DTS)

Быстрый и сложный алгоритм. Немного о скорости: скорость поиска измеряется через ttd (time to depth), то есть время, за которое поиск достигает определенной глубины. Этот показатель обычно можно использовать для сравнения работы разных версий движка или движка, запущенного на разном количестве ядер (хотя Komodo, например, увеличивает ширину дерева при большем количестве доступных ядер). Кроме того, во время работы движок отображает скорость поиска в nps (nodes per second). Это метрика гораздо более популярная, но она не позволяет сравнивать даже движок сам с собой. Lazy SMP, в котором нет никакой синхронизации, практически линейно увеличивает nps, но из-за большого объема лишней работы, его ttd не так впечатляющ. В то время как для DTS nps и ttd изменяются

практически одинаково

.

Если честно, я так и не смог до конца разобраться в этом алгоритме, который, несмотря на высокую эффективность, используется буквально в паре движков. Кому очень интересно, проследуйте по ссылке выше.

Оценка

Итак, мы достигли необходимой глубины, произвели поиск спокойствия и, наконец нам надо оценить статическую позицию.

Компьютер оценивает позицию в пешках: +1.0 означает, что у белых преимущество равноценное 1 пешке, -0.5 означает, что у черных преимущество в полпешки. Мат оценивается в 300 пешек, а позиция в которой известно количество ходов до мата x — в (300-0.01x) пешек. +299.85 значит, что белые ставят мат в 15 ходов. При этом сама программа обычно оперирует целыми оценками в сантипешках (1/100 пешки).

Какие параметры компьютер учитывает при оценке позиции?

Материал и мобильность

Самое простое. Ферзь 9-12 пешек, ладья 5-6, конь и слон 2.5-4 и пешка, соответственно, одна пешка. В общем, материал — это достойная эвристика оценки позиции и любое позиционное преимущество обычно трансформируется в конце концов в материальное.

Мобильность считается просто — количество возможных ходов в текущей позиции. Чем их больше, тем более мобильна армия игрока.

Таблицы позиций фигур

Конь в углу доски обычно плох, пешки ближе к вражескому тылу становятся всё ценнее и так далее. Для каждой фигуры составляется таблица бонусов и штрафов в зависимости от ее положения на доске.

Пешечная структура


  • Сдвоенные пешки — две пешки на одной вертикали. Часто их сложно защитить другими пешками, считается слабостью.
  • Отстающие пешки — пешки, соседи которых находятся впереди них. Такие пешки нельзя защитить другими пешками, и поэтому они считаются слабостью.
  • Проходные пешки — пешки, которые могут дойти до последней горизонтали без помех со стороны вражеских пешек. Сильная угроза противнику, особенно в эндшпиле
  • Изолированные пешки — пешки, у которых нет соседей. Такие пешки вообще нельзя защитить другими пешками, и поэтому они считаются серьезной слабостью.

Этапы игры

Все вышеперечисленные параметры влияют по-разному на оценку игры, в зависимости от этапа игры. В дебюте нет толку от проходной пешки, а в эндшпиле нужно выводить короля в центр доски, а не прятать за пешками.

Поэтому многие движки имеют отдельную оценку для эндшпиля и для дебюта. Они оценивают этап игры в зависимости от оставшегося на доске материала и в соответствии с этим считают оценку — чем ближе к концу игры, тем меньше влияет дебютная оценка и тем больше — эндшпильная.

Прочее

Кроме этих основных факторов движки могут добавлять еще какие-то факторы к оценке — например безопасность короля, запертые фигуры, пешечные острова, контроль центра и т.д.

Точная оценка или быстрый поиск?

Традиционный спор: что эффективнее, точно оценить позицию или достичь большей глубины поиска. Опыт показывает, что слишком «тяжелые» оценочные функции неэффективны. С другой стороны, более подробная оценка, учитывающая больше факторов, обычно приводит к более «красивой» и «агрессивной» игре.

Дебютные книги и эндшпильные таблицы


Дебютные книги

На заре компьютерных шахмат программы очень слабо играли дебют. Дебют часто требует стратегических решений, которые повлияют на всю игру. С другой стороны, у людей дебютная теория была развита хорошо, дебюты были многократно проанализированы и игрались по памяти. Вот и для компьютеров была создана подобная «память». Начиная с начальной позиции строилось дерево ходов и каждый ход оценивался. Во время игры движок просто выбирал один из «хороших» ходов с определенной вероятностью.

С тех пор дебютные книги разрослись, многие дебюты проанализированы при помощи компьютеров вплоть до эндшпиля. Необходимости в них нет, сильные движки научились играть дебют, но сходят с главных линий достаточно быстро.

Эндшпильные таблицы

Вернемся к введению. Помните идею хранить много позиций в памяти и выбирать нужную. Вот она. Для малого (до 7) количества фигур просчитаны все существующие позиции. То есть в этих позициях компьютер начинает играть идеально, выигрывая в минимальное количество ходов. Минус — размер и время генерации. Создание этих таблиц помогло в исследовании эндшпилей.

Генерация таблиц

Сгенерируем все возможные (с учетом симметрии) позиции с определенным набором фигур. Среди них найдем и обозначим все позиции, где стоит мат. Следующим проходом обозначим все позиции, в которых можно попасть в позиции с матом — в этих позициях ставится мат в 1 ход. Таким образом находим все позиции с матом 2,3,4,

549

ходов. Во всех неотмеченных позициях — ничья.

Таблицы Налимова

Первые эндшпильные таблицы, опубликованные в далёком 1998 году. Для каждой позиции хранится результат игры и количество ходов до мата при идеальной игре. Размер всех шестифигурных окончаний — 1.2 терабайта.

Таблицы Ломоносова

В 2012 году на суперкомпьютере Ломоносов в МГУ были посчитаны все

семифигурные окончания

(кроме 6 против 1). Эти базы доступны только за деньги и это единственные существующие полные семифигурные эндшпильные таблицы.

Syzygy

Стандарт де-факто. Эти базы гораздо компактнее баз Налимова. Они состоят из двух частей — WDL (Win Draw Lose) и DTZ (Distance to zeroing). WDL базы предназначены для использования во время поиска. Как только узел дерева найден в таблице, у нас есть точный результат игры в этой позиции. DTZ предназначены для использования в корне — они хранят количество ходов до обнуляющего

счётчик ходов

хода (хода пешкой или взятия). таким образом для анализа достаточно WDL баз, а DTZ базы могут пригодиться при анализе эндшпилей. Размер Syzygy гораздо меньше — 68 гигабайт для шестифигурных WDL и 83 для DTZ. Семифигурных баз не существует, так как их генерация требует примерно терабайт оперативной памяти.

Использование

Эндшпильные таблицы используются в основном для анализа, прирост силы игры движков небольшой — 20-30 пунктов

ЭЛО

. Тем не менее, так как глубина поиска современных движков может быть очень большой, запросы к эндшпильным базам из дерева поиска происходят еще в дебюте.

Прочие интересности


Жираф или нейронные сети играют в шахматы

Некоторые из вас возможно слышали о шахматном движке на нейронных сетях,

достигшем уровня IM

(что, как мы поняли во введении, не так уж и круто для движка). Его написал и выложил на

Bitbucket

Matthew Lai, который, к сожалению прекратил работу над ним из-за того, что

начал работать в Google DeepMind

.

Тюнинг параметров

Добавить новую функцию в движок несложно, но как проверить что она дала усиление? Простейший вариант — сыграть несколько партий между старой и новой версией и посмотреть кто победит. Но если улучшение небольшое, а так оно обычно и бывает после того, как все основные фичи добавлены, игр должно быть несколько тысяч, иначе достоверности не будет.

Stockfish

Над этим движком работ немало людей, и каждую их идею надо проверить. При текущей силе движка каждое улучшение дает прибавку в пару пунктов рейтинга, но в итоге получается стабильный рост на несколько десятков пунктов ежегодно.

Их решение типично для опенсорса — добровольцы предоставляют свои мощности чтобы прогнать на них сотни тысяч игр.

CLOP


Программа

, которая оптимизирует параметры через линейную регрессию, используя результаты игр движка с самим собой с разными параметрами. Из минусов — очень ограниченной размер задачи: оптимизировать сотню параметров (вполне адекватное число для движка) ей не под силу, по крайней мере за адекватное время.

Texel's tuning

Решает проблему предыдущего метода. Берем большое количество позиций (автор предлагал 9 миллионов позиций из 64000 игр, я брал 8 миллионов из почти 200000), для каждой сохраняем результат партии (победа белых 1, ничья 0.5, поражение 0). Теперь минимизируем ошибку, которая находится сумма квадратов разности результата и сигмоида оценки. Метод эффективный и популярный, но работает не на всех движках.

Stockfish tuning

Еще одна методика от лидера. Берем параметр равный x, и сравниваем (в нескольких десятках тысяч партий) движок с параметром равным x-sigma и x+sigma. Если победил движок с большим параметром, сдвигаем немного вверх, иначе — немного вниз, и повторяем.

Соревнования движков

Из всех проводимых тестирований соревнований хотелось бы отдельно выделить

TCEC

. От всех остальных он отличается мощным железом, тщательным подбором дебютов и длинным контролем. В последнем финале было сыграно 100 партий на 2 x Intel Xeon E5-2690v3 с 256 гигабайтами RAM с контролем 180'+30". В таких условиях количество ничей огромно, и результативными было всего 11 партий.

Вот так вкратце в этой длинной статье я примерно рассказал об устройстве шахматных движков. Многие подробности остались не раскрытыми, о чем-то я просто не знал или забыл сказать. Если у вас остались вопросы, пишите их в комментарии. Кроме того, посоветую вам два ресурса, которые вы наверняка заметили, если тщательно открывали все ссылки, раскиданные по статье:


(PDF) Измерение агрессии, основанное на характеристиках, в моделировании, встроенном в компьютерную игру.

report (Heiss, 1964; Kihlstrom, 1994), и особенно

, наиболее заметное в самоотчетах об агрессии. Более убедительный валидационный тест

может быть получен путем сравнения ответов Mimics

с другими поведенческими мерами агрессии,

, например, полученных из парадигм шока или вычитания баллов, или

, по крайней мере, некоторой формы оценки агрессивного поведения наблюдателем.

Это будет стоящей целью для дальнейших исследований.

Другим важным направлением является исследование причинно-следственных связей между индивидуальными различиями в социальном познании и

атакующим поведением в мимиках - опять же, наши пилотные данные (Aidman

,

и Vozzo, 2002) указывают на значительную связь между

атакующими лицами. поведение мимиков вместе с их толерантностью к атакам

и их когнитивной сложностью в

сфере значимых других, как измерено с помощью неявного теста реперториальной сетки

(Aidman, 2001), полученного на основе теории личных конструктов Келли

.Также имеется указание на то, что

действительно удерживаемая самопозитивность (неявная самооценка)

отрицательно коррелирует с внутренним предпочтением агрессивных действий

(неспровоцированные атаки у мимиков), тогда как самооценка

декларируется в самоотчете. нет (Meagher & Aidman, 2004).

Выводы. Мимики кажутся многообещающим инструментом, у

есть ряд потенциальных приложений. Автоматический модуль наблюдения за поведением

компании Mimics выдает ряд полезных поведенческих индексов

, которые не только могут использоваться в качестве прозрачных экспериментальных мер

шаблонов интерактивного ответа, но и

обладают значительным потенциалом для сбора поведенческих сигнатур

диспозиций (e .g., доминирование или экстраверсия) и социальные

компетенции (например, напористость). Таким образом, показатели

Mimics могут лечь в основу стандартизированной психометрической оценки

, способной предоставить игроку обратную связь об их социальном взаимодействии

и связанных личностных качествах, а

помимо характеристик, связанных с агрессией, обсуждаемых здесь.

Список литературы

Эйдман, Э. (в печати). Измерение агрессии в компьютерной игре

Моделирование.В: Ф. Колумб (ред.) Психология агрессии.

Hauppauge, NY: Nova Science Publishers.

Эйдман Е.В. (2001). Интеграция неявных представлений о себе и

значимых других: конструирование или стереотипы? В: Roth, R. &

Neil, S.E.S. (Ред.) Материя жизни: Психологическая теория,

Исследования и практика. (стр. 77-83) Берлин: Pabst Science

Aidman, E.V. (1997). Мимики: администрирование и интерпретация

Учебное пособие.Мельбурн: InterMind.

Айдман, Е.В., Шмелев, А.Г. (2002). Мимики: символьная программа моделирования конфликта / сотрудничества

со встроенным протоколом записи

и автоматической психометрической оценкой. Поведение

Research Methods, Instruments & Computers, 34 (1), 83-89.

Айдман, Э.В. И Воццо, А. (2002). Встроенное в компьютерную игру тестирование

: оценка социального поведения в символическом конфликте /

Моделирование сотрудничества.Документ, представленный на Международной конференции

по компьютерному тестированию и Интернету:

Building Guidelines for Best Practice. Винчестер, Англия,

13-15 июня.

Андерсон, К. Б., Андерсон, К. А., Дилл, К. Э., & Деузер, В. Э.

(1998). Интерактивные отношения между чертой враждебности, боли и

агрессивных мыслей. Агрессивное поведение, 24 (3), 161-171.

Басс, А.Х., и Перри, М. (1992). Анкета агрессии.

Журнал личности и социальной психологии, 63 (3), 452-459.

Бьорквист К., Остерман К. и Лагерпец К. (1993) Пол

Различия в скрытой агрессии среди взрослых. Агрессивное

Поведение, 20, 27-33.

Caprara, G.V., Barbaranelli, C., & Zimbardo, P.G. (1996).

Понимание сложности человеческой агрессии:

Аффективные, когнитивные и социальные аспекты личности

различия в склонности к агрессии.Европейский

Журнал личности, 10 (2), 133-155.

Chiles, W.D. (1982). Рабочая нагрузка, задача и ситуационные факторы как

модификаторов сложного человеческого поведения. В E.A. Alluisi &

E.A. Флейшман (ред.) Производительность человека и

Производительность: Том 3. Стресс и эффективность работы

(стр. 11-56). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Докинз Р. (1988). Эгоистичный ген. Нью-Йорк: Oxford

University Press.

Экман, П.(1999). Выражения лица. Dalgleish, T., & Power,

M. J. (Eds.) Справочник по познанию и эмоциям. (стр.301-

320). Чичестер, Англия: Wiley.

Фернандес-Баллестерос, Р. (1994). Психологическая оценка.

Прикладная психология: международный обзор, 43, 157-175.

Феррейра П.А. и Рибейро Дж.Л. (2000). Связь между

и

агрессивными электронными играми и агрессией у

подростков. Документ, представленный на XIV Всемирном собрании

Международного общества по исследованию агрессии

«Предотвращение и контроль агрессии и воздействия на

ее жертв».9-14 июля 2000 г., Валенсия, Испания.

Фишетти, M.A., & Truxal, C. (1985). Компьютеры, моделирующие «

правильных вещей» IEEE Spectrum, 22 (3), 38-47.

Грэм Г., Кук М., Коэн М., Фелпс М. и Геркович М.

(1985) STAR: уникальная встроенная методика оценки производительности

. Методы исследования поведения, приборы и компьютеры

, 17 (6), 642-651.

Heiss, R. (Ed.) (1964) Handbuch der Psychologie:

Psychologische Diagnostik.Геттинген: Verlag Fur

Psychologie.

Кассинов, Х., Рот, Д., Оуэнс, С.Г., и Фуллер, Дж. Р. (2002).

Влияние черты гнева и стиля выражения гнева на

ответных атак соперника в игре «дилемма военного заключенного»

. Агрессивное поведение, 28 (2), 117-125.

Kihlstrom, J.F. (1994). Познание врасплох. Science, 264, 1013.

Люс Р. Д. и Райффа Х. (1957) Игры и решения. Новый

Йорк: Wiley.

Meagher, B.E. И Эйдман, Э. (2002). Влияние неявной

и явной самооценки на чувствительность к неблагоприятной оценке производительности

. 2002 APS Conference, Gold Coast,

22-24 сентября. Резюме в австралийском журнале

Psychology, 54 (приложение), 44.

Meagher, B.E., & Aidman, E.V. (2004) Индивидуальные различия

в неявной и декларируемой самооценке как предикторы реакции

на отрицательную оценку эффективности: проверка неявной ассоциации

как меры самоотношения.

Международный журнал тестирования, 4 (1), 19-42.

Пиццорно, А. (1991) Об индивидуалистической теории социального порядка.

Бурдье П. и Колман Дж. С. (ред.). Социальная теория для изменяющегося общества

. (стр. 209-244). Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа

.

Саттерфилд, Дж. М. (1998). Когнитивно-аффективные состояния предсказывают

военной и политической агрессии и риска. Журнал

Разрешение конфликтов, 42 (6), 667-690.

Шмелев А., Эйдман Э. (1997) MIMICS: взаимодействие

Симулятор и игра социальных навыков. [Компьютерное программное обеспечение].

Мельбурн, Виктория: InterMind.

10

Измерение агрессии в компьютерном моделировании игры

Изучение моделей и предрасположенностей, связанных с агрессией, может быть существенно улучшено за счет использования задач социального взаимодействия, смоделированных на компьютере. В главе описывается интерактивная программная среда «Мимики», предназначенная для выявления и оценки агрессивных реакций в парадигме выбора «конфликт / сотрудничество» (Aidman & Shmelyov, 2002).Механизм автоматической оценки, стоящий за игрой, вычисляет ряд поведенческих показателей агрессивных ответов, включая частоту неспровоцированных атак (агрессия как естественный выбор), ответных атак (зеркальное отображение агрессии) и атак, вызванных разочарованием (чрезмерная агрессивная реакция на разочарование). Конструктивная валидность этих показателей подтверждается предсказуемым паттерном их ассоциаций с самооценкой диспозиционной агрессивности (Aidman & Shmelyov, 2002). В текущем исследовании изучалось влияние инструкций, вызывающих агрессию, на производительность игроков в мимике.Ключевые индексы агрессии, измеренные Mimics в стандартных контролируемых условиях, продемонстрировали значительную стабильность в течение 4 ~ недельного периода, подтверждая надежность их повторного тестирования. Впоследствии те же показатели атакующего поведения были измерены в отдельной группе из 37 студентов в двух разных условиях - со стандартной («нейтральной») и «открытой» (вызывающей агрессию) инструкцией. Отдельные игроки по-разному реагировали на это изменение инструкции, в зависимости от их самооценки агрессии: наблюдалось значительное многомерное взаимодействие между условиями обучения и оценкой общей агрессии Басса и Перри (1992).Изменения некоторых индексов агрессии мимиков от нейтральных к инструкциям, вызывающим агрессию, коррелировали с самооценкой диспозиционной агрессивности - и величина этих корреляций была больше, чем те, которые были обнаружены Эйдманом и Шелевым (2002) в стандартных нейтральных условиях мимиков. Эти результаты показывают, что добавление тщательно разработанных альтернативных инструкций к протоколу оценки мимиков позволяет лучше улавливать индивидуальные различия в агрессивном поведении.Полученные данные также служат дополнительным подтверждением для оценки агрессии Мимики, добавляя к ключевому преимуществу метода по сравнению с самооценкой показателей агрессии - его способность выходить за рамки словесных деклараций, тем самым уменьшая управление впечатлением и другие эффекты самопрезентации при измерении агрессии.

Концептуальный обзор лабораторных парадигм агрессии | Collabra: Психология

Агрессия часто определяется как поведение, совершаемое с намерением причинить вред человеку, который, как считается, хочет избежать причинения вреда (например,г., Baron & Richardson, 1994). Соответственно, социологи разработали несколько задач для изучения агрессии в лабораторных условиях; задачи, которые мы называем «лабораторными парадигмами агрессии». Однако из-за юридических, этических и практических проблем, связанных с провоцированием агрессии в рамках лабораторных условий, возможно изучать только очень умеренно вредную агрессию. В текущем концептуальном обзоре рассматриваются критерии, необходимые для изучения агрессии в лабораторных условиях, обсуждаются сильные и слабые стороны нескольких новых и / или широко используемых парадигм агрессии в лабораторных условиях, а также предлагаются рекомендации на будущее лабораторных исследований агрессии. .В совокупности мы надеемся, что текущее обсуждение поможет исследователям описать вклад и ограничения лабораторных исследований агрессии и, в конечном итоге, поможет повысить информативность лабораторных исследований агрессии.

Агрессия - обычная черта социальных взаимодействий, поэтому она десятилетиями была предметом изучения социологов. Одним из ценных подходов к выявлению и пониманию теоретических причин агрессии является лабораторное исследование, которое требует применимых и действенных методов измерения агрессии в искусственных лабораторных условиях.Однако явно агрессивное поведение, например, когда один человек наносит сильный удар оружием другому человеку, чревато юридическими, этическими соображениями и соображениями безопасности как для участников, так и для исследователей; и было бы сложно допустить, чтобы это происходило в лабораторных условиях. Следовательно, намеренное провоцирование такой крайней агрессии не является жизнеспособным вариантом в рамках лабораторных исследований. По этим причинам исследователи агрессии разработали набор задач, которые якобы измеряют агрессию, считаются безопасными для участников и исследователей и этически и юридически допустимыми в рамках лабораторных условий.В совокупности мы называем эти задачи «лабораторными парадигмами агрессии».

Главные цели данной рукописи состоят из трех частей: (1) очертить критерии, необходимые для того, чтобы поведение в рамках этих лабораторных парадигм считалось агрессивным, (2) обсудить сильные и слабые стороны нескольких существующих лабораторных исследований. основанные на парадигмах агрессии и (3) предложить рекомендации по улучшению исследований с использованием лабораторных парадигм агрессии.Мы разбили текущую рукопись на три основных раздела, организованных для достижения этих целей. В первом основном разделе обсуждаются концептуальные представления агрессии и их значение для измерения агрессии в лабораторных условиях. Во втором основном разделе обсуждается несколько существующих лабораторных парадигм агрессии. В последнем основном разделе излагается ряд рекомендаций, которые, по нашему мнению, позволят максимально увеличить вклад лабораторных исследований в совокупную и прогрессивную науку об агрессивном поведении.

Общее определение агрессии и определение, которое мы используем в данной рукописи, - это «поведение, совершаемое с намерением причинить вред человеку, который мотивирован избегать такого поведения» (Baron & Richardson, 1994, стр. 7; см. также Anderson & Huesmann, 2003 и Parrot & Giancola, 2007). Если кто-то придерживается этого определения, любое поведение считается агрессивным, когда оно осуществляется (а) с намерением нанести вред цели и (б) с убеждением, что цель хотела избежать восприятия поведения.Сильной стороной этого определения является интуитивное разграничение между намеренно вредным поведением, которое не является агрессивным (например, дантист причиняет боль в процессе вырывания зуба пациенту; партнеры, которые причиняют боль по обоюдному согласию ради сексуального удовольствия и т. Д.) И намеренно вредным поведением. агрессивные (например, удары руками, крики и т. д.).

Также примечательно, что степень, в которой поведение действительно причиняет вред, не имеет отношения к тому, считается ли это поведение агрессивным.То есть агрессия, по определению Барона и Ричардсона, определяется на основе того, было ли поведение предназначено для причинения вреда, а не на том, действительно ли вред причинен в результате поведения. Например, человек, который наносит удар другому человеку, ведет себя агрессивно, даже если этот человек уклоняется от удара и избегает нанесения какого-либо вреда. Таким образом, агрессия может причинить или не причинить вред. А поведение, которое причиняет вред, может считаться или не считаться агрессивным.

Пытаясь классифицировать широкий спектр форм поведения, к которым может применяться определение агрессии, данное Бароном и Ричардсоном (1994), Паррот и Джианкола (2007) предложили таксономию того, как такое агрессивное поведение может проявляться.В рамках их таксономии агрессивное поведение различается по ортогональным параметрам прямого и косвенного выражений, а также активных и пассивных выражений. Например, физическая драка будет считаться прямой и активной формой физической агрессии, тогда как отказ от исправления заведомо ложных сплетен будет считаться косвенной и пассивной формой словесной агрессии (в той мере, в какой человек считает, что его бездействие косвенно приведет к вредные последствия для целевого человека).Поскольку Паррот и Джанкола придерживаются определения агрессии, предложенного Бароном и Ричардсоном, каждое из этих проявлений агрессии по-прежнему должно соответствовать критериям, описанным выше. Примечательно, однако, что таксономия Паррота и Джанколы тонко модифицирует определение Барона и Ричардсона, чтобы включить намеренное отсутствие поведения, которое, как следствие бездействия, направлено на причинение вреда целевому человеку (которого, как считается, цель имеет мотивацию избегать) .

Еще одно измерение агрессии - это крайность предполагаемого вреда, причиненного поведением.Хотя агрессивное поведение не включено в таксономию Пэрротта и Джианколы (2007), оно различается по степени, в которой поведение, если оно будет успешно выполнено до конца, может причинить вред получателю. Таким вредом может быть интенсивность и продолжительность причиненной физической боли, степень, в которой поведение вызвало травму или пагубный результат и т.д. прямая-косвенная, пассивно-активная таксономия и сильно различаются по степени вредоносности.Например, прямая активная агрессия может варьироваться от поведения, которое причиняет относительно серьезный вред, такого как физическая травма (например, нанесение ударов кулаком, удар другого человека оружием и т. Д.), До поведения, которое причиняет очень легкий вред, например легкое нанесение вреда. негативный психологический опыт (например, сделав угрожающее лицо, приняв агрессивную позу и т. д.). Точно так же два агрессивных поведения могут быть одинаково вредными и располагаться в разных концептуальных пространствах своей таксономии. Например, стрельба из пистолета в другого человека является чрезвычайно вредным, прямо-активным агрессивным поведением, тогда как тайное отравление другого человека является чрезвычайно вредным косвенно-активным агрессивным поведением.

Хотя определение Барона и Ричардсона (1994) требует, чтобы агрессивное поведение происходило с намерением и с убеждением, что получатель хочет избежать такого поведения, не обязательно подразумевается, что «причинение вреда» является скрытым мотивом поведения, а не просто инструментом. для достижения некоторых других целей (например, Buss, 1961). Человек, который ведет себя агрессивно, делает это с намерением причинить вред получателю по определению (согласно Барону и Ричардсону), но другие мотивы могли в первую очередь побудить человека вести себя агрессивно (см. Также Bushman & Anderson, 2001 для аналогичные аргументы).Короче говоря, агрессия иногда является эффективной стратегией для достижения целей.

По этой причине Фергюсон и Бивер (2009) отказались от определения Барона и Ричардсона (1994) и предложили определять агрессию как поведение, «направленное на повышение собственного положения в иерархии доминирования за счет другого» (стр. 287). Точно так же точка зрения социального интеракционизма Тедески и Фелсона (1994; см. Также Фелсон и Тедески, 1993) также концептуализирует агрессию как изначально инструментальное поведение, которое люди иногда используют для достижения своих социальных мотивов.Подобно Фергюсону и Биверу, в подходе социального интеракционизма индивиды могут иметь ближайшую цель или намерение причинить вред другому человеку, но это вредное поведение всегда следует рассматривать как стратегию для достижения более отдаленного социального мотива. В то время как Фергюсон и Бивер сосредотачиваются исключительно на мотиве восхождения по иерархии доминирования с эволюционной точки зрения, мотивы агрессивного поведения, описанные в подходе Тедески и Фельсона, по своей сути являются социальными по своей природе.Например, точка зрения социального интеракционизма утверждает, что агрессия может быть стратегией приобретения ресурсов, удержания других от приобретения ваших ресурсов, восстановления своей репутации, защиты себя или других и т. Д., Поскольку точка зрения социального взаимодействия не концептуализирует намерение причинить вред. другой человек как конечная цель поведения, понимание отдаленных социальных мотивов, которых люди пытаются достичь, обеспечивает критический контекст для точного понимания того, почему люди ведут себя агрессивно.

Вместо того, чтобы заменять определение агрессии, данное Бароном и Ричардсоном (1994), точка зрения социального интеракционизма просто подчеркивает другой аспект агрессивного поведения. В частности, в то время как Барон и Ричардсон дают определение того, какие качества необходимы для того, чтобы поведение было классифицировано как агрессивное, точка зрения социального интеракционизма фокусируется на том, каких социальных мотивов может достичь это агрессивное поведение, без определения необходимых критериев для поведения, которое считается агрессивным. первое место.Таким образом, для целей настоящей рукописи поведение должно соответствовать критериям Барона и Ричардсона, чтобы считаться агрессивным. Далее, мы используем два измерения агрессивного поведения, описанные Парротом и Джианколой (2007; т. Е. Прямое-косвенное и активно-пассивное измерение), и обсуждаем третье измерение «крайности» вредоносности агрессивного поведения. Наконец, в соответствии с перспективами социального интеракционизма, мы концептуализируем агрессию как класс поведения (из всего репертуара возможных поведений), который люди используют для навигации в своей социальной среде и достижения различных социальных мотивов.

Повседневные представления людей об агрессии, вероятно, включают в себя вредное физическое поведение, такое как удары руками, ногами, стрельба, нанесение ударов ножом и т. Д., И резкое словесное поведение, такое как брань, ругань и т. Д. Хотя такое поведение явно вредно, оно также явно недопустимо в лабораторные настройки. Для сравнения, примеры «вредного поведения», допустимого в лабораторных условиях, включают в себя такое поведение, как воздействие на другого участника неприятным шумом и выбор того, как долго другой участник должен погружать свою руку в ледяную воду.Хотя эти последние формы поведения могут быть умеренно вредными и неприятными для восприятия, они явно менее экстремальны, чем многие повседневные представления об агрессии.

Примечательно, что мы рассматриваем крайность вреда как постоянное качество агрессивного поведения. Чем больше вреда может быть потенциально причинено, тем агрессивнее будет поведение по отношению к цели. Однако это не критерий при принятии бинарного решения о том, произошла ли агрессия: либо поведение потенциально может причинить некоторый вред, что делает его подходящим для того, чтобы считаться агрессивным, либо нет.Если поведение находится в континууме вредоносности, независимо от степени вредоносности, поведение потенциально может быть агрессивным, если соблюдены другие определяющие критерии. Также примечательно, что существует порог для поведения, которое просто считается «вредным», и порог для поведения, которое считается достаточно вредным, чтобы считаться социально значимым. Теоретически поведение может соответствовать порогу признания вредного (и, следовательно, потенциально агрессивного) и не соответствовать порогу социальной значимости.

К сожалению, именно то, что подразумевается под «вредом», плохо определено в исследованиях агрессии, что привело к неточной границе между тем, какое поведение «вредно», а какое - нет. Например, если вред определяется как требующий повреждения тканей или долгосрочных негативных последствий, то поведение в рамках лабораторных парадигм не является вредным (и, следовательно, не агрессивным), и, вероятно, поведение, допустимое в лабораторных условиях, не допускается. будет разрешено достичь порогового уровня, чтобы считаться вредным.Мы не хотим подразумевать, что узкое определение вреда обязательно ошибочно. Это может просто отражать интерес исследователя к определенному классу поведения, возможно, более значимому для людей и общества в целом. Это также происходит ценой невозможности изучить его в безопасности университетской лаборатории (и, опять же, мы не хотим предлагать изучать все в лабораториях). Хорошо это или плохо, но многие психологи, похоже, принимают более мягкие критерии определения вреда.Например, Паррот и Джанкола (1997) приводят пример «по ошибке наступить кому-то на ногу» (стр. 282) как пример «вредного» поведения, не соответствующего критериям агрессии. Подразумевается, что вред, связанный с наступлением на чью-то ногу, достаточен, чтобы считаться агрессивным (если поведение было сделано намеренно). Кроме того, некоторые исследователи принимают поведение в рамках лабораторных парадигм агрессии как примеры агрессии; таким образом, некоторым кажется, что вред требует лишь умеренно неприятного опыта или умеренно пагубного результата без долгосрочных негативных последствий.Другими словами, чисто в силу того, что, например, звуковые взрывы рассматриваются как пример агрессии, некоторые исследователи должны предположить, что неприятности, вызываемые звуковыми взрывами, достаточно вредны, чтобы потенциально быть агрессивными. Следовательно, однако, исследования, проведенные с использованием этих лабораторных парадигм, могут не распространяться на те более узко определенные типы вреда, которые обсуждались выше.

Наивно очевидное решение, требующее более экстремального поведения в лабораторных условиях, создает Catch-22.В лабораторных условиях исследователи могут измерить чрезвычайно вредное поведение, что позволит сделать убедительные выводы о том, что агрессия имела место. Однако нижняя граница вредности, при которой поведение становится однозначно агрессивным, вероятно, является верхней границей вредности, допустимой в лабораторных условиях. Поэтому исследователи агрессии стремятся к тому, чтобы участники обменивались минимальной суммой вреда, необходимой для проверки их гипотез, что находится в прямом противоречии с мотивацией получить четкие меры агрессии.В качестве альтернативы, исследователи агрессии также стремятся к тому, чтобы участники обменивались максимальным количеством вреда, допустимым в пределах лаборатории (чтобы получить четкую меру агрессии), что находится в прямом противоречии с целью не подвергать участников излишнему вреду. наносит вред во время учебы. Таким образом, лабораторное исследование агрессии становится трудным уравновешивающим действием между двумя противоречащими друг другу целями: исследователи должны минимизировать уровни вреда, которым обмениваются участники, в то же время гарантируя, что вредоносность не исчезнет из-за поведения в целом.

Таким образом, мы считаем, что вред - это постоянное качество последствий поведения. Некоторые виды поведения, демонстрируемые в лабораторных условиях, являются умеренно вредными и, таким образом, могут занимать крайний нижний предел диапазона возможной вредоносности. Однако, что критически важно, в силу того, что они просто находятся в континууме вредоносности, это умеренно вредное вредное поведение может соответствовать критериям агрессивности, если соблюдаются другие критерии.

Как описано выше, причинение реального вреда в результате такого поведения не имеет отношения к тому, считается ли это поведение агрессивным. Скорее, критическим критерием является то, было ли поведение совершено с намерением причинить вред.

Тедески и Куигли (1999) утверждают, что «намерение относится к ближайшей цели действия» (стр.128). Таким образом, в контексте проявленной агрессии намерение причинить вред просто означает, что поведение участников является целенаправленным, и участники верят, что их поведение, если оно будет выполнено до конца, успешно нанесет вред получателю. Другими словами, как утверждают Андерсон и Бушман (1997), «[в] лабораторной области необходимо быть уверенным, что участники понимают зависимую переменную так, как предполагал экспериментатор. Если предполагается, что применение электрического шока (или любого вредного раздражителя) измеряет агрессию и только агрессию, тогда должны быть созданы такие условия, чтобы участники считали, что наносимые ими разряды нанесут вред жертве.»(Стр. 36).

Неудивительно, что разногласия по поводу степени фактического вреда поведения в рамках лабораторных исследований также являются предметом разногласий по поводу убеждений участников о вреде их поведения. Например, при обсуждении поведения, демонстрируемого в рамках парадигмы, когда участники (якобы) доставляют друг другу неприятные звуковые сигналы, Фергюсон и Руэда (2009) отмечают, что звуковые сигналы «очевидно (для участника) не вредны, и поэтому участник не ожидает причинения реального вреда другому человеку, независимо от того, насколько громкими будут взрывы »(стр.133). Здесь авторы подразумевают, что «вред» относится только к поведению, приводящему к уровню конечности, превышающему допустимый в лабораторных условиях; следовательно, поведение не может считаться агрессивным. Действительно, участники, которые воспринимают стимул как немного неприятный для себя, могут иметь мало оснований полагать, что они могут использовать тот же стимул, например, чтобы вызвать повреждение тканей или мучительную боль. Однако, как и в случае с фактическим вредом поведения, убеждения участников о вреде поведения также являются континуумом.Участники могут полагать, что звук взрыва вызовет у другого человека умеренно неприятный опыт. Таким образом, такое поведение, по-видимому, занимает пространство, в котором поведение может привести к легкому вреду, но также не превышает порогового значения, которое сделало бы исследование этически недопустимым. К сожалению, убеждения участников о потенциальном вреде стимулов, с которыми они сталкиваются в лабораторных парадигмах (которые можно было бы считать эквивалентными успешной проверке с помощью манипуляций), обычно не оцениваются.

Аналогичным образом, некоторые поднимали вопрос о том, считают ли участники, что получатель вредного поведения действительно мотивирован избегать такого поведения (например,г., Фергюсон и Руэда, 2009; Тедески и Куигли, 1996). В конце концов, если участники считают, что вред, который они наносят, является лишь умеренно вредным, для них кажется разумным также полагать, что получатель будет лишь слегка мотивирован, чтобы избежать его. Кроме того, получателем вредного поведения обычно является другой участник, который предположительно дал согласие на участие в исследовании и может (с точки зрения участников) рисковать потерять стимул для преждевременного прекращения исследования.Тем не менее, кажется разумным предположить, что люди стремятся минимизировать неприятности своего опыта; таким образом, разумно предположить, что участники считают, что получатель вредного поведения мотивирован избегать последствий этого поведения, даже если оно является лишь умеренно вредным.

Таким образом, простой демонстрации имевшего место вредного поведения недостаточно, чтобы утверждать, что человек вел себя агрессивно.Чтобы агрессия произошла, необходимо предположить, что поведение было вызвано когнитивным процессом, который включал намерение причинить вред реципиенту и убеждение, что получатель хотел избежать последствий такого поведения. В рамках лабораторных парадигм агрессии кажется разумным, что участники могут полагать, что их поведение вызовет легкий дискомфорт у получателя, и получатель будет мотивирован минимизировать дискомфорт, который они испытывают. Таким образом, поведение в рамках лабораторных измерений агрессии может быть классифицировано как агрессивное.Естественно, даже если лабораторные парадигмы могут использоваться для оценки агрессивного поведения, их обобщение ограничено, среди прочего, уровнем (потенциального) нанесенного вреда.

Первое измерение таксономии Парротта и Джианколы (2007) - это прямая и косвенная природа агрессивного поведения. Описывая различие между прямой и косвенной агрессией, Паррот и Джанкола утверждают, что прямая агрессия включает «личные взаимодействия, при которых жертва легко идентифицирует преступника.Напротив, косвенная агрессия осуществляется более окольными путями, и преступник может оставаться неопознанным и тем самым избегать обвинений, прямой конфронтации и / или контратаки со стороны цели »(стр. 287). Как мы обсудим ниже, в большинстве лабораторных парадигм агрессии отсутствуют черты прямой агрессии. Многие из этих парадигм предполагают искусственное взаимодействие между участниками и общим «другим участником», а вредное поведение обычно не происходит лицом к лицу. Кроме того, поведение участников, проявляемое в рамках лабораторных парадигм агрессии, часто не «напрямую» передается получателю такого поведения, но асинхронно с (мнимым) нанесением вреда получателю.Последствия поведения участников якобы передаются получателю через особенности исследования, в котором они участвуют. Следовательно, помимо вышеупомянутых определяющих характеристик агрессии, участники должны верить, что экспериментатор действительно выполнит вредоносное поведение в более поздний момент времени. В совокупности поведение в рамках парадигм лабораторной агрессии, согласно этим определениям, довольно косвенно.

Второе измерение таксономии Парротта и Джианколы (2007) - это активный и пассивный характер поведения.Активная агрессия вовлекает человека, который проявляет поведение, которое наносит вред получателю. Напротив, пассивная агрессия характеризуется бездействием участников, которое, как считается, заведомо приводит к пагубным последствиям для получателя. Все парадигмы лабораторной агрессии, которые мы обсуждаем ниже, включают поведение, которое считается активным.

Таким образом, в рамках лабораторных парадигм агрессии вредность поведения находится на крайнем нижнем пределе диапазона возможной вредоносности, участники могут полагать, что их поведение причинит только незначительный вред, участники могут полагать, что получатель может быть только умеренно мотивированы избегать такого поведения, а форма поведения участников может охватывать только ограниченную часть концептуального пространства возможных форм агрессии.В совокупности поведение, проявляемое в лабораторных парадигмах агрессии, кажется ограниченным и нерепрезентативным для многомерной природы агрессии.

Еще один момент, связанный с поведением, проявляемым в рамках парадигм лабораторной агрессии, заключается в том, какие мотивы участники могут пытаться достичь. Эти мотивы важно учитывать, поскольку они могут не совпадать с представлениями исследователей о мотивах участников.Это несоответствие может привести к ошибочной интерпретации исследователями поведения участников.

В рамках лабораторных парадигм агрессии поведение участников ограничено ограниченным набором реакций (например, Tedeschi & Quigley, 1996, 1999). Нередко участники «взаимодействуют» с другим участником и получают возможность нанести лишь некоторую (умеренную) степень вреда (иногда даже без вреда).Это создает скудное и ограниченное представление о социальных взаимодействиях, происходящих за пределами лаборатории. В рамках лабораторных парадигм агрессии участникам часто не предоставляется возможность, например, снизить эскалацию ситуации, пойти на компромисс со своим партнером по взаимодействию или предупредить своего партнера о надвигающемся опыте вредного стимула; им разрешено только не причинить никакого вреда или причинить некоторую степень вреда. Однако все это неагрессивное поведение - это тактика, которая может иметь место в естественных взаимодействиях «реального мира».Даже в парадигмах, где якобы происходит какое-то взаимодействие, они обычно взаимодействуют не с другим участником, а на самом деле с невосприимчивой компьютерной программой. Таким образом, поведение участников может быть искусственно навязано континуумом вредоносного поведения, что может сделать неоднозначным вопрос о том, действительно ли участники планировали свое поведение как вредное или их поведение было просто вызвано отсутствием альтернативных вариантов реакции. Однако исследователи по-прежнему могут интерпретировать поведение, проявляющееся в «исследовании агрессии» с использованием «лабораторной парадигмы агрессии», как «агрессивное».”

Например, предположим, что участник получает, казалось бы, неспровоцированное оскорбление от партнера по взаимодействию, и хочет заявить, что такие неспровоцированные оскорбления неприемлемы. Вне лаборатории участник может вовлечь партнера по взаимодействию в беседу. Внутри лаборатории, если единственный возможный канал связи со своим партнером по взаимодействию - это, например, отправка серии ядовитых звуковых сигналов взад и вперед, участники могут попытаться выразить свое неодобрение с помощью оскорбления, отправив своего партнера по взаимодействию. ядовитый звуковой взрыв.Участник может не намереваться причинить вред своему партнеру по взаимодействию, и участники могут даже предпочесть альтернативные, но недоступные средства связи. Даже попытки контролировать (например, один очень громкий взрыв в качестве сдерживающего фактора) или деэскалацию ситуации (например, серия очень слабых взрывов) будут встречены только индифферентным заранее запрограммированным шаблоном или функцией рандомизации. Тем не менее, исследователь может ошибочно интерпретировать любой случай выбора звукового взрыва участниками как проявление агрессии просто потому, что это было наблюдаемое поведение, имевшее место в рамках «лабораторной парадигмы агрессии».По сути, это комплексное социальное взаимодействие, жесткое ограничение возможностей участников относительно того, как они могут себя вести, а затем (неверная) интерпретация наблюдаемого поведения в рамках узкой концептуализации мотивов участников.

Точно так же у участников может быть мотив соответствовать гипотезам исследования (тем, что они интуитивно представляют). Например, участник, который получает, казалось бы, неспровоцированное оскорбление непосредственно перед тем, как ему дается возможность причинить вред другому человеку, может интуитивно понять, что он участвует в исследовании агрессии (особенно, если известно, что экспериментатор изучает человеческую агрессию).Этот гипотетический участник может решить, что самый простой способ получить компенсацию и покинуть лабораторию - это «действовать агрессивно» и не допускать никаких подозрений. Здесь у участника есть мотив выполнить требования обучения и получить компенсацию. Их поведение на основе лабораторных измерений агрессии является средством достижения этого мотива, но поведение не будет агрессивным.

Таким образом, чтобы правильно понять поведение участников, важно учитывать требования исследования, которые прямо и неявно сообщаются участникам, опыт участников в рамках исследования, а также их социальные мотивы.Эти факторы будут определять, почему участники выбирают свое поведение. Иногда участники будут вести себя агрессивно, чтобы достичь социального мотива в рамках парадигмы лабораторной агрессии. В этом случае лабораторная парадигма агрессии точно измеряет агрессию участников. Тем не менее, участники также могут вести себя таким же образом, но поведение не будет соответствовать критериям для того, чтобы считаться агрессивными. По этой причине важно рассмотреть возможные варианты ответа, которые предлагаются участникам.Если варианты ответа участников ограничены, они могут попытаться использовать эти ограниченные варианты ответа для достижения более широкого диапазона мотивов, чем исследователь считает при интерпретации своих наблюдений. В этом случае лабораторная парадигма агрессии не будет точно измерять агрессию участников.

С описанными выше критериями поведения, которое считается агрессивным, в следующих разделах обсуждаются несколько лабораторных парадигм агрессии.Эти парадигмы были выбраны, потому что мы считаем, что (а) они являются наиболее часто используемыми парадигмами в современных лабораторных исследованиях агрессии или (б) они являются яркими примерами лабораторных парадигм агрессии, которые использовались в предыдущих исследованиях (см. Таблицу 1). для резюме).

Таблица 1

Сводка рассмотренных лабораторных парадигм агрессии.

7 как долго другой человек должен держать руку в ледяной воде 30 30 903
. Реализация агрессии . Классификация в таксономии Parrott and Giancola (2007) . Пример статьи .

Задание на время реакции в соревновании Установка интенсивности звуковых сигналов, отправляемых другому человеку Прямая и активная физическая агрессия Андерсон и Дилл (2000)
Выбор холодного пресса Косвенная и активная физическая агрессия Педерсон, Васкес, Бартолоу, Гросвенор и Труонг (2014)
Помощь / вредное задание Tangram Выбор сложных головоломок Tangram, что снижает вероятность того, что «решатель» получит желаемый приз Косвенная и активная кража / агрессия ресурсов Салем, Андерсон и Джентиле (2012)
Hot Sauce Paradigm Выбор количества «горячего соуса» другому человеку придется потреблять Косвенная и активная физическая агрессия Уорбертон, Уильямс и Кэрнс (2006)
Задача отрицательной оценки Оценка другого человека, которая снижает вероятность того, что он достигнет желаемой цели Косвенная и активная устная [письменная] агрессия Деуолл, Твенге, Гиттер и Baumeister, 2009
Задача неудобной позы Выбор того, как долго другой человек должен удерживать физически неудобные позы Косвенная и активная физическая агрессия Finkel, DeWall, Slotter, Oakten, and Foshee (2009)
Кукла вуду Задача Выбор количества «булавок», вставленных в изображение другого человека, чтобы символически нанести «вред» Ни одного, поскольку фактический вред никогда не предназначен для нанесения DeWall et al., (2013)
7 как долго другой человек должен держать руку в ледяной воде 30 30 903
. Реализация агрессии . Классификация в таксономии Parrott and Giancola (2007) . Пример статьи .

Задание на время реакции в соревновании Установка интенсивности звуковых сигналов, отправляемых другому человеку Прямая и активная физическая агрессия Андерсон и Дилл (2000)
Выбор холодного пресса Косвенная и активная физическая агрессия Педерсон, Васкес, Бартолоу, Гросвенор и Труонг (2014)
Помощь / вредное задание Tangram Выбор сложных головоломок Tangram, что снижает вероятность того, что «решатель» получит желаемый приз Косвенная и активная кража / агрессия ресурсов Салем, Андерсон и Джентиле (2012)
Hot Sauce Paradigm Выбор количества «горячего соуса» другому человеку придется потреблять Косвенная и активная физическая агрессия Уорбертон, Уильямс и Кэрнс (2006)
Задача отрицательной оценки Оценка другого человека, которая снижает вероятность того, что он достигнет желаемой цели Косвенная и активная устная [письменная] агрессия Деуолл, Твенге, Гиттер и Baumeister, 2009
Задача неудобной позы Выбор того, как долго другой человек должен удерживать физически неудобные позы Косвенная и активная физическая агрессия Finkel, DeWall, Slotter, Oakten, and Foshee (2009)
Кукла вуду Задача Выбор количества «булавок», вставленных в изображение другого человека, чтобы символически нанести «вред» Ни одного, поскольку фактический вред никогда не предназначен для нанесения DeWall et al., (2013)

Выбранные парадигмы использовались в широком диапазоне областей и областей исследований. Многие из них являются частью набора инструментов социального психолога и поэтому часто встречаются в исследованиях взаимодействия между людьми и социальных или ситуационных сигналов, таких как эффекты жестоких видеоигр (Anderson & Dill, 2000; Saleem, Anderson, & Gentile, 2012 ) или реакции на остракизм (DeWall, Twenge, Gitter, and Baumeister, 2009; Warburton, Williams, & Cairns, 2006) и провокации (Finkel, DeWall, Slotter, Oakten, & Foshee, 2009).Но они также используются в клинических исследованиях, например, для изучения эффектов употребления алкоголя (Pederson, Vasquez, Bartholow, Grosvenor, & Truong, 2014) или фармацевтических препаратов (Weisman, Berman, & Taylor, 1998) или социальных и церебральные реакции у психопатов-преступников (Veit, Lotze, Sewing, Missenhardt, Gaber, & Birbaumer, 2010). Таким образом, возможно, вопросы о том, в какой степени они соответствуют критериям определения агрессии Барона и Ричардсона (1994), актуальны для большого количества литературы.

Одним из наиболее часто используемых лабораторных показателей агрессии является задача на время конкурентной реакции, которая представляет собой модифицированную версию парадигмы агрессии Тейлора (например, Taylor, 1967). В рамках этой задачи участники якобы соревнуются с другим участником за то, чтобы быстро реагировать на стимулы, отображаемые на экране в многоуровневой игре. Обычно другой участник не существует, но участникам необходимо поверить, что они играют против другого человека.Перед каждым раундом участники выбирают интенсивность шума (т. Е. Громкость, а иногда и продолжительность), который, возможно, будет доставлен их участнику. Участник, который быстрее всех отреагирует на стимул, якобы «выигрывает» в этом раунде. Участники, «выигравшие» раунд, посылают шум (с предварительно выбранными настройками интенсивности) своему участнику. Участники, которые «проигрывают» раунд, подвергаются воздействию шума, выбранного их соперником. Обычно исследователь заранее устанавливает для каждого якобы «победителя» раунда и интенсивность звуковых сигналов, посылаемых участником.

Вредное поведение количественно определяется как интенсивность (громкость, а иногда и продолжительность) звуковых сигналов, выбранных во время выполнения задания. Хотя ранее использовалось несколько стратегий количественной оценки, обычно более громкие и продолжительные звуковые сигналы считаются более вредным поведением. Тем не менее, большое количество стратегий количественной оценки для вычисления оценки агрессии на основе данных в Задаче времени конкурентной реакции обнаружено в исследованиях (например,г., Элсон, 2016; Элсон и др., 2014; Фергюсон, 2013). Таким образом, не существует стандартизированной процедуры для анализа данных, записанных в ходе выполнения задачи, и мало свидетельств того, что один из нескольких вариантов лучше операционализирует агрессию, чем другие.

Хотя взаимодействие не происходит лицом к лицу, поведение и нанесение вреда происходят примерно в одно и то же время (между выбором звукового сигнала и завершением каждого раунда есть небольшая задержка, то есть когда звуковой сигнал якобы доставлен).Кроме того, участники доставляют звуковой сигнал своему партнеру по взаимодействию через мнимое соединение между компьютером. По этим причинам мы считаем поведение «активным» и достаточно «прямым» (Parrott & Giancola, 2007).

Перед каждым раундом участники намеренно выбирают громкость и, если применимо, продолжительность звуковых сигналов. И в той мере, в какой история успеха успешна, участники верят, что выбранные ими звуковые материалы передаются их конкурентам в конце каждого раунда.Один из способов, с помощью которого исследователи пытаются укрепить обоснованность своих выводов относительно мотивов участников во время задания на время конкурентной реакции, заключается в том, что участники сообщают о своих мотивах выбора звуковых сигналов. Участники сообщают об этих мотивах после выполнения задания. Например, участники могут сообщить, выбрали ли они звуковые сигналы с целью агрессии по отношению к своему конкуренту (например, Anderson et al., 2004). Чтобы свести к минимуму степень интуиции участников гипотез исследования, эти вопросы включены в анкету с несколькими другими мотивами выбора звукового сигнала (т.е., участников спрашивают не только об их агрессивных мотивах). Одним из соображений при использовании мотивов, сообщаемых задним числом, является их обоснованность, основанная на предположении, что участники могут и хотят точно сообщить о своих мотивах в более ранний момент времени.

Вредное поведение в задании «Холодный пресс» - это продолжительность, которую участник выбирает, чтобы другой человек держал руку в ледяной воде.Поскольку выбранное более длительное время якобы соответствует продолжительности воздействия неприятного стимула на другого человека, выбор более продолжительного воздействия интерпретируется как усиление агрессии. Однако, в зависимости от конкретной формулировки прикрытия, может подразумеваться, что такое поведение просто отвлекает, а не вредно.

Вредное поведение обычно происходит не лицом к лицу, поведение асинхронно с якобы вредным опытом, и вред якобы доставляется получателю через экспериментатора.По этим причинам мы считаем поведение «косвенным» и «активным» (Parrott & Giancola, 2007).

Поведение во время выполнения задания «Холодный прессор» намеренно выбирается участниками, и участники осведомлены о связи между их ответами и предполагаемым опытом другого человека. Агрессивные когниции в Задании Холодного Прессора предполагаются, когда участники считают, что держать одну руку в ледяной воде было бы неприятным опытом, и они считают, что другой участник должен держать свою руку в воде в течение установленного количества времени.Следовательно, участники должны верить, что их ответы соответствуют тому, насколько другой участник испытает неприятный опыт.

Исследователи могут усилить свои выводы об этих агрессивных познаниях, если участники будут держать руки в ледяной воде перед принятием решения (например, Pederson et al., 2014). Дать участникам почувствовать, что ледяная вода служит двум целям. Во-первых, это помогает убедить участников поверить в легенду о том, что другой участник будет держать их за руку в ледяной воде.Фактически заставляя участников держать руки в ледяной воде, участникам больше не нужно сомневаться в некоторых аспектах прикрытия, например, действительно ли у исследователей есть ледяная вода и будут ли участники держать руки в ледяной воде в рамках исследования. Во-вторых, эта методологическая особенность помогает убедиться, что участники считают, что держать руку в ледяной воде - неприятный опыт (в той мере, в какой это неприятный опыт для участника).

Танграммы - это головоломки, состоящие из геометрических фигур, которые можно расположить так, чтобы сформировать определенную форму.В задании «Помощь / повреждение» Танграма участники определяют, какие 11 из 30 возможных Танграмов должен выполнить другой участник, и, в случае успеха в выполнении назначенных Танграм, «другой участник» якобы имеет возможность выиграть приз. Участники проинформированы о том, что Танграм были предварительно протестированы на основе уровней сложности, поэтому каждый Танграм может быть легким, умеренным или сложным для выполнения. Поскольку участники должны выбрать 11 из 30 возможных Танграмов, участники не могут назначать только простые Танграммы или только сложные Танграммы.Как и в случае с другими лабораторными измерениями агрессии, другой участник обычно не существует, но участникам необходимо верить в то, что другой человек существует.

Вредное поведение - это количество сложных Танграмов, которые участник назначает другому участнику. Назначение более сложных Танграмм якобы снижает вероятность того, что другой участник достигнет желаемой цели.Таким образом, выбор более сложных танграмм интерпретируется как большее препятствие и, следовательно, более агрессивное поведение.

Вредное поведение не происходит лицом к лицу, поведение асинхронно с якобы вредным опытом, вред якобы доставляется получателю через экспериментатора, и вред основан на вероятности того, что сложные Танграммы будут препятствовать получателю от достижения желаемого результата.По этим причинам мы считаем поведение «косвенным» и «активным» (например, Parrott & Giancola, 2007).

Агрессивные когниции в Танграмской справочной / вредной задаче основываются на нескольких предположениях. Во-первых, участники должны верить, что существует другой участник. Во-вторых, участники должны верить, что другой участник желает результата, которого можно достичь, успешно выполнив Танграммы.В-третьих, участники должны верить, что их выбор сложных танграмов эффективно снижает вероятность получения желаемого результата другим участником. Таким образом, установление того, что у участников нет других мотивов для выбора сложных танграмов, имеет первостепенное значение. Например, участники могут полагать, что приз следует «заработать», и, таким образом, они могут выбирать сложные танграммы, чтобы гарантировать, что никто не получит незаслуженный приз. Доказательства мотивов участников при выборе Tangram можно запросить, попросив участников сообщить, в какой степени они выбрали Tangram, с целью затруднить другому участнику получение желаемого результата (например,г., Saleem et al., 2015).

Вредное поведение - это количество острого соуса (а иногда и степень остроты, когда есть несколько соусов на выбор), которое участники раздают другому участнику для употребления. Более острый соус (или более острый соус) интерпретируется как более агрессивное поведение.

Вредное поведение не происходит лицом к лицу, поведение асинхронно с якобы вредным опытом, и вред якобы доставляется получателю через экспериментатора.По этим причинам мы считаем поведение «косвенным» и «активным» (например, Parrott & Giancola, 2007).

Участники должны верить, что употребление острого соуса - неприятный опыт для другого участника. Обычно это дополняется историей на обложке, в которой участник узнает, что другой участник не любит острую пищу. В этой истории прикрытия участники сознательно дают еду, которую другой участник не предпочитает.

Участники также должны верить, что другой участник будет (должен) есть пищу, которую они приготовили, независимо от количества острого соуса и, возможно, вопреки их предпочтениям в еде, вместо того, чтобы просто отказываться от ее употребления после первого укуса (что кто-то обычно может сделать, когда даваемая им пища неприятна на вкус, и ситуация такова, что человека нельзя заставить есть пищу). В некоторых исследованиях участникам говорят, что другой человек «съест каждую каплю данного соуса», но неясно, достаточно ли это убеждает их, что другой участник не сможет успешно избежать своего агрессивного поведения.

Отрицательные оценки участников могут отрицательно повлиять на вероятность того, что исследователь получит желаемую должность. Более негативные оценки интерпретируются как большее препятствие на пути к желаемой цели и, таким образом, могут рассматриваться как более агрессивное поведение. Если оценка проводится не по числовой шкале, а в виде письменного обзора эффективности, значимость оценки кодируется одним или несколькими оценщиками.

Вредное поведение не происходит лицом к лицу (хотя участник достигает цели во время исследования), поведение асинхронно с предполагаемым вредным опытом, и вред основан на вероятности того, что оценки помешают получателю достичь желаемый результат. По этим причинам мы считаем поведение «косвенным» и «активным» (например, Parrott & Giancola, 2007).

Вредное поведение - это время, в течение которого участники выбирают партнера для выполнения физически неудобных поз йоги.Предполагается, что выбранное более продолжительное время связано с большим дискомфортом и, таким образом, интерпретируется как большая агрессия.

Хотя вредное поведение не происходит лицом к лицу, единственный использованный пример этой парадигмы (например, Finkel et al., 2009) касается романтических пар и, таким образом, не был анонимным. Тем не менее, поведение асинхронно с якобы вредным опытом, и вред якобы доставляется получателю через экспериментатора.По этим причинам мы считаем поведение «косвенным» и «активным» (например, Parrott & Giancola, 2007).

Некоторые, но не все из существующих лабораторных парадигм агрессии могут создавать условия, при которых поведение участников может быть агрессивным (хотя агрессия может нанести лишь очень легкий вред). Обычно успешное выполнение этих условий не подтверждается эмпирическими данными (например,грамм. запросы типа проверки манипуляции), и остается спорным, действительно ли некоторые лабораторные парадигмы, предположительно измеряющие агрессию, не реализуют практическую работу, например, конкурентоспособность. Мы подчеркиваем, что соответствие критериям определения, предложенным Барроном и Ричардсоном (1994) и Парротом и Джианколой (2007), было бы необходимым, но не достаточным для лабораторных парадигм, чтобы успешно измерить агрессивное поведение, которое имеет отношение к более агрессивному поведению. После того, как эти процедуры будут установлены, необходимы надлежащие валидационные исследования.

Далее, как утверждают Тедески и Куигли (1996), «[1] космические исследования агрессии, в лучшем случае, изучали лишь небольшую часть разнообразных явлений человеческой агрессии» (стр. 174). Мы полностью согласны. Как указывалось выше, поведение, демонстрируемое в рамках таких парадигм, в совокупности недооценивает многомерную природу агрессивного поведения. Вредность поведения, допустимого в лабораторных условиях, находится на нижнем пределе диапазона возможного вреда, участники, вероятно, считают, что их поведение является лишь умеренно вредным, и, вероятно, полагают, что реципиенты лишь умеренно мотивированы избегать такого поведения.Таким образом, поведение, проявляемое в лабораторных измерениях агрессии, примерно так же репрезентативно для всей агрессии , как студенты колледжа представляют всех людей .

Кроме того, вредное поведение, проявляемое в рамках парадигм лабораторной агрессии, часто является надуманным и не имеет ничего общего с типичным социальным поведением в повседневной жизни участников. Даже стойкие сторонники обоснованности лабораторных измерений агрессии с готовностью признают, что агрессия в «реальном мире» (например.g., ударив другого человека) имеют некоторые общие черты поверхности с лабораторными мерами агрессии (например, нанесение звукового удара; Anderson & Bushman, 1997). Необходима большая работа, чтобы гарантировать, что поведение, демонстрируемое в лабораторных измерениях агрессии, не только взаимно согласовано исследователями как меры агрессии, но и фактически информативно для реальной агрессии.

Одно из следствий состоит в том, что исследователи должны признать, что поведение, проявляемое в парадигмах лабораторной агрессии, не представляет более широкий класс агрессивного поведения, и быть осторожными в своих обобщениях на агрессию за пределами лаборатории (для другой точки зрения см. Bushman & Anderson, 1997).Например, если исследователи используют лабораторную парадигму агрессии, в которой участники демонстрируют прямую вербальную агрессию, эти результаты могут, во всяком случае, быть непосредственно информативными только о легкой прямо-вербальной агрессии в «реальном мире». Точно так же, если исследователи используют лабораторную парадигму агрессии, в которой участники проявляют умеренную косвенную физическую агрессию, эти результаты могут, в лучшем случае, быть непосредственно информативными только о легкой косвенной физической агрессии в «реальном мире». Только при наличии сходящихся и воспроизводимых данных из нескольких различных лабораторных парадигм агрессии исследователи могут предварительно сделать заявления об «агрессии» как об общем понятии.Однако, поскольку существующие лабораторные парадигмы агрессии не исчерпывающе охватывают весь возможный диапазон концептуального пространства, которое может занимать агрессивное поведение, кажется, что такие глобальные утверждения в настоящее время невозможны, хотя такие необоснованные обобщения часто наблюдаются в научной литературе ( Марки, Френч, Марки, 2015; Марки, Марки, Френч, 2015).

Наконец, мы выступаем за несколько рекомендаций для тех, кто использует парадигмы лабораторной агрессии.Во-первых, стратегии количественной оценки данных из нескольких лабораторных парадигм агрессии в настоящее время не стандартизированы. В сочетании с гибкостью, которая может быть связана с другими аспектами исследований, в которых используются эти парадигмы (например, операционализация переменных, решения о прекращении сбора данных, пропуск участников и т. Д.), Количество «степеней свободы исследователей» ошеломляет и являются серьезным препятствием на пути научного прогресса. Отсутствие стандартизации делает двусмысленным вопрос о том, почему была выбрана какая-либо конкретная стратегия количественной оценки, не дает информации о том, изменились бы теоретические выводы, если бы были выбраны другие стратегии количественной оценки, и значительно затрудняет возможность сбора доказательств в разных исследованиях (даже если они во всем остальном исследования идентичны).Мы надеемся, что исследователи агрессии серьезно отнесутся к этому отсутствию стандартизации и примут стандартные применения для каждой лабораторной парадигмы агрессии. Кроме того, в дополнение к стандартизации, мы настоятельно рекомендуем исследователям предварительно зарегистрировать свои гипотезы и планы анализа. Предварительная регистрация сообщает, что гипотезы и аналитическая стратегия были определены независимо от полученных результатов. Даже если обоснованность той или иной меры является спорной, предварительная регистрация, по крайней мере, гарантирует, что исследователи обсуждают данные, которые были получены при известных обстоятельствах, что помогает сосредоточить продолжающиеся разногласия на других характеристиках данных.

Во-вторых, мы призываем исследователей агрессии делиться своими данными и стимулами, чтобы другие исследователи могли (повторно) использовать и исследовать. Хотя некоторые из этих парадигм требуют больших навыков экспериментатора, например, для успешной продажи прикрытия участникам, обмен стимулами помогает стандартизировать некоторую часть этих лабораторных парадигм агрессии. Точно так же обмен данными позволяет другим исследователям подтверждать опубликованные результаты (т.д., проверка аналитической воспроизводимости) и проверка надежности утверждений исследователей (например, проверка того, являются ли выводы устойчивыми по отношению к альтернативным и оправданным аналитическим решениям). Они также позволяют исследователям изучать взаимосвязи между переменными и использовать эту информацию при планировании собственных исследований. Мы считаем, что такая прозрачность исследовательского процесса улучшит совокупную науку об агрессивном поведении.

The Method of Stamp Strike Shout

Образец цитирования: Boerhout C, van Busschbach JT, Vermerris SM, Troquete NAC, Hof AL, Hoek HW (2018) Параметры производства силы как поведенческие меры для выражения гнева и контроля: The Method of Stamp Ударный крик.PLoS ONE 13 (11): e0206494. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0206494

Редактор: Клаудио Джентили, Universita degli Studi di Padova, ИТАЛИЯ

Поступила: 2 ноября 2017 г .; Одобрена: 15 октября 2018 г .; Опубликовано: 14 ноября 2018 г.

Авторские права: © 2018 Boerhout et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файле вспомогательной информации.

Источник финансирования: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Несмотря на важность эмоций как показателя результатов психологического функционирования, долгая история психометрических исследований показала, что разработка инструментов для количественной оценки эмоционального состояния человека по-прежнему ставит перед исследователями методологические проблемы при реализации экологически обоснованных показателей.Несмотря на адаптацию, показатели самооценки ограничены предвзятостью ответов и не говорят всей правды [1]. Для оценки поведенческих и невербальных аспектов выражения эмоций необходимы дополнительные меры, основанные на результатах. Методы наблюдения в лабораторных или реальных ситуациях могут стать следующим шагом на пути к экологически обоснованному измерению личностных характеристик, влияющих на выражение эмоций.

В своем обзоре показателей эмоций Мосс и Робинсон [2] исходят из согласованной модели, которая различает три уровня эмоциональных реакций: субъективный опыт, физиологические реакции и последующее поведение.Поведенческий уровень относится к теориям, которые выводят эмоциональные состояния из голосовых характеристик, отображения лица и поведения тела. Эти теории основаны на связывании эмоций с коммуникативными функциями [3] или с предрасположенностями к действию, такими как тенденция к борьбе или бегству [4]. Необходимы дополнительные исследования, чтобы пролить свет на поведенческие показатели эмоций. Настоящее исследование сфокусировано на измерении поведения тела и голосовых характеристик, чтобы внести свой вклад в валидную процедуру оценки преодоления гнева. Способность производить и регулировать физическую силу изучается в зависимости от степени, в которой кто-то регулирует выражение или сдерживание гнева.

Исследования поведения тела (движения, выражения, позы) как показателя эмоций относительно немногочисленны [2], несмотря на важность невербального общения [5]. На уровне моторного поведения исследования показывают, что приятные и неприятные эмоции модулируют производство силы [6–8]. Гнев может способствовать физической работоспособности, в зависимости от требований задачи, но результаты указывают на сложную роль индивидуальных различий в отношениях гнева и производительности и регуляции эмоций [9].Однако по сравнению со страхом, грустью и счастьем гнев остается относительно малоизученным (с точки зрения нейронных и физиологических механизмов действия), и труднее предсказать вероятное влияние гнева на познание и поведение [10].

Что касается влияния эмоций на голосовые характеристики, основное предположение состоит в том, что измеряемые параметры голоса отражают аффективное состояние человека. Вовлеченные физиологические реакции изменяют процесс производства голоса [11,12]. Симпатическое возбуждение, связанное с гневом, часто вызывает изменения дыхания и мышечного напряжения, которые влияют на акустические характеристики речи [11].Наиболее распространенными измерениями являются амплитуда голоса (громкость) и высота звука (основная частота). Эмоции сильного возбуждения, такие как страх, гнев и радость, связаны с более высоким слухом, чем эмоции низкого возбуждения, такие как грусть [13]. Сложнее найти вокальные характеристики, связанные с валентностью. Гнев и радость схожи в возбуждении, но различаются по валентности, но обе эмоции связаны с сопоставимой высотой и амплитудой голоса [14].

В этой статье представлены первые результаты тестирования индивидуализированного метода измерения гнева и агрессии, основанного на производительности, на основе создания физической силы при направленном движении рук и ног и в выражении голоса.Записывается импульс удара о силовую пластину и удар боксерской груши, а также амплитуда крика в микрофон. Этот метод называется «Метод крика штампа» (MSSS). Ожидается, что уровни производства силы и контроля силы будут служить показателем регулирования гнева и агрессии. MSSS предназначен для использования в дополнение к методам самоотчета для измерения гнева и агрессии. Эти методы отражают ретроспективное восприятие эмоциональной реакции, а не саму эмоциональную реакцию, и могут быть искажены социальной желательностью, отрицанием и дефицитом осведомленности, как сообщалось в случае гнева [15].Оценка поведения тела и вокальных характеристик в реальном времени может добавить к экологически достоверным измерениям.

Обоснование конструкции MSSS было вдохновлено истерикой малышей, которые бесконтрольно машут руками и ногами и кричат ​​на высоких децибелах в результате выброса адреналина. По-видимому, «побуждение действовать и кричать», которое принадлежит гневу, в первую очередь находит выход в выразительных движениях руками и ногами и в выражении голоса (или заклинании задержки дыхания).Физические реакции, такие как сжатые кулаки, напряжение мышц и глотательное дыхание, относятся к триггерной стадии цикла нападения гнева [16]. MSSS дает возможность наблюдать за телом в действии и сочетать количественные показатели результатов с качественным наблюдением и послетестовым интервью.

MSSS берет свое начало в психомоторной терапии (PMT), терапии, ориентированной на тело и движения, которая хорошо интегрирована в систему охраны психического здоровья в Нидерландах и Бельгии [17]. PMT объединяет телесные переживания и когнитивно-эмоциональное функционирование в подходе к регулированию агрессии у психиатрических пациентов.Идея MSSS возникла из PMT в области расстройств пищевого поведения. Расстройства пищевого поведения часто не обнаруживаются, хотя эпидемиологические исследования во всем мире показывают высокие показатели распространенности, особенно среди девочек и молодых женщин [18]. В этой области ведется активный поиск новых методов лечения расстройств пищевого поведения и связанной с ними психопатологии [19]. PMT при расстройствах пищевого поведения нацелен на постоянные проблемы с гневом, позволяя пациентам практиковать выражение тела, включая упражнения по выработке силы, такие как используемые в MSSS.Было обнаружено, что голосовые и двигательные упражнения при PMT эффективны при лечении чрезмерного подавления гнева у пациентов с расстройствами пищевого поведения [20,21]. MSSS предназначен как для диагностических, так и для терапевтических целей. Мы разработали инструмент в Центре наук о человеческом движении в сотрудничестве с отделом технической поддержки факультета науки и техники Университета Гронингена в Нидерландах. Инструмент состоит из трех субтестов:

STAMP - Для субтеста Stamp простая переносная силовая пластина с датчиком силы измеряет вертикальные силы, создаваемые штамповкой.

STRIKE - Для субтеста Strike были доступны различные методы, например: использование датчиков силы, вставленных в блок-мишень, установленную на планке [22], измерение ускорения плеча маятника [23] и использование манекена (голова, шея , и туловище) для измерения скорости и силы удара [24]. Другими возможными мерами являются блок датчика мощности, который нужно поместить в боксерскую перчатку вместо установки его на мишени [25,26] или в наручные часы [27], а также гибкий датчик силы удара на датчике нагрузки, бетонный стена или мешок с песком [28].Для MSSS был выбран акселерометр, встроенный в боксерскую грушу. Использование сумки хорошо вписывается в нашу терапевтическую практику при работе с проблемами регуляции агрессии. В недавнем исследовании использование акселерометра в сумке показало небольшую ошибку измерения [29].

SHOUT - Для субтеста Shout микрофон на фиксированном расстоянии записывал амплитуду выражения голоса.

Испытание метода нанесения штампа крик

Целью нашего исследования является проверка надежности и валидности MSSS на неклинической выборке из 56 женщин и 48 мужчин в лабораторных условиях.Сначала мы познакомимся с инструментарием и задачей. Затем исследовательское исследование сосредотачивается на внутренней структуре MSSS путем измерения внутритестовых корреляций между четырьмя уровнями интенсивности выработки силы на каждый субтест (25-50-75-100% максимальной силы) и определения межтестовых корреляций между три субтеста (штамп, удар и крик). Вариации внутри субъекта и корреляции между тестами и повторными тестами указывают на надежность MSSS: степень точности и воспроизводимости процедуры.

Чтобы проверить достоверность MSSS, мы изучили, связаны ли уровни производства физической силы с уровнями выражения гнева и контроля, о которых они сообщают сами. Может возникнуть соблазн выдвинуть гипотезу о том, что чья-то склонность выражать гнев, а не подавлять его, приводит к увеличению силы по сравнению с меньшей. Однако можно также предположить, что тот, кто привык сдерживать гнев или склонен подавлять словесное выражение, более склонен к невербальному выражению, особенно когда его приглашают для создания 100% силы.Поскольку отношения между гневом и результативностью сложны и зависят от индивидуальных различий в переживании гнева, стиле регуляции гнева и личностных чертах [9], направление корреляций трудно предсказать. Поскольку на данный момент контуры такой конвергентной системы еще не ясны, наше исследование носит исследовательский характер с большим количеством ассоциаций, которые необходимо оценить, и мы воздержимся от подтверждающей проверки гипотез.

Цель состоит в том, чтобы изучить, объединяются ли и как три подтеста, «Штамп», «Удар» и «Крик» в единую систему ответов, которую можно использовать в клинических и исследовательских целях.Чтобы ответить на вопрос нашего исследования, мы проанализировали, коррелирует ли результативность по трем подтестам MSSS (а) с самооценкой степени интернализации гнева, экстернализации гнева и контроля гнева, и (б) различается между двумя группами участников, соответственно показывая стиль совладания с гневом интернализирующим и экстернализирующим.

Методы

Участники

Сто четыре студента (48 мужчин, 56 женщин; M возраст = 20,84, SD = 2,28), набранных через курсы бакалавриата и личные связи, добровольно приняли участие в этом исследовании.Критериями исключения были: (а) травмы запястья, руки, плеча, стопы, ноги, бедра и боль в горле; и (б) использование транквилизаторов. Получено одобрение институциональной этики (Центр наук о человеческом движении, Университетский медицинский центр Гронингена, Университет Гронингена, Нидерланды). Исследователь кратко проинформировал потенциальных участников о цели исследования: измерить производство силы и связать результаты с результатами анкеты по преодолению гнева, после чего участников попросили подписать информированное согласие.Все зачисленные участники заполнили анкету по личностным характеристикам, чтобы выявить возможные факторы, вызывающие искажение, т.е. масса тела, вокальные навыки, опыт бокса. Затем они получили разъяснения по поводу процедуры проверки. Из 104 участников 22 были протестированы дважды с интервалом в пять месяцев. Только эти 22 человека получили финансовую компенсацию за свое участие. Информированное согласие было также подписано на публикацию изображений человека, изображенного на рис. 1–3.

Процедура

Мы протестировали MSSS в практической лаборатории Центра изучения человеческого движения Университета Гронингена, Нидерланды.Перед тестом участники заполнили анкеты по демографии, личным характеристикам и способам преодоления гнева. Были измерены фактический вес и длина тела. После этого участники выполняли заранее определенные легкие упражнения, чтобы растянуть и разогреть мышцы и подготовиться к тесту. Исследователь предоставил техническую инструкцию о том, как выполнять три субтеста. Последовательность субтестов определялась процедурой рандомизации. Участники вытащили из конверта записку с одной из трех возможных последовательностей.После выполнения субтестов исследователь проверил, испытывал ли участник эмоциональное возбуждение, спровоцированное тестом. При необходимости исследователь может помочь снизить напряжение в конце процедуры.

Задача

После стандартизированной рандомизации последовательности участники выполнили три различных подтеста MSSS: штампование, нанесение ударов и крик. Они выполнили три субтеста дважды, увеличивая и уменьшая силу. Инструкция заключалась в том, чтобы произвести соответственно 25%, 50%, 75% и 100% их максимальной силы, а затем вернуться к 75%, 50% и 25%.Эта последовательность представляет собой пирамиду силы , используемую для количественной оценки способности человека производить и контролировать физическую силу. Тест проводился в индивидуальном темпе, без каких-либо инструкций по времени, максимальной силе или обратной связи по производительности.

Во время подтеста «Штамп» участники штамповали последовательность одной ногой на силовой пластине (рис. 1) в обуви с плоской подошвой. На каждом уровне силы участник четыре раза топнул каждой ногой. Инструкция заключалась в том, чтобы поднять ногу сразу после штамповки.В подтесте Strike участники поглаживают боксерский мешок четыре раза на каждом уровне силы, попеременно левой и правой рукой, обеими руками в перчатках (рис. 2). Они чередовали левую и правую руки и ноги, чтобы контролировать дополнительную мощность и, возможно, лучше регулировать доминирующую сторону [30]. В подтесте «Крик» участники выкрикивали «Хаа» в микрофон (рис. 3) один раз на каждом уровне амплитуды. Баллы при двух повторениях каждого субтеста были усреднены для достижения приемлемого уровня погрешности измерения [31].Общая продолжительность задания составила примерно 25 минут.

Приборы

Специальная программа LabVIEW контролирует все три подтеста MSSS (рис. 4). Результатом является текстовый файл со сводной оценкой каждой печати, удара или крика в ходе испытаний. Выборка аналоговых сигналов в режиме штампа и удара выполняется аналого-цифровым преобразователем USB-NI6008 (National Instruments).

ПЕЧАТЬ.

«Штамповая пластина» - это изготовленная на заказ силовая пластина, которая измеряет только вертикальное усилие.Датчик силы (Scaime AP200C3Sh20eF, диапазон 2000 Н) монтируется в деревянном ящике 60 х 50 х 10 см с фанерной доской 42 х 22 см, толщиной 1,8 см, сверху заподлицо с поверхностью ящика. Обе поверхности покрыты слоем пенопласта с закрытыми порами толщиной 0,6 см. Датчик силы откалиброван с известными весами. Перед каждым сеансом измерения сигнал силы ненагруженного преобразователя автоматически устанавливается на ноль, в программу вводятся пороговый уровень силы и минимальное время между штампами.Сигнал силы предварительно усиливается и фильтруется в нижних частотах с частотой отсечки 50 Гц усилителем Scaime CPJ. Затем он дискретизируется с частотой 1000 Гц. Пример сигнала приведен на рис. 5. Импульс удара стопы определяется путем интегрирования сигнала силы, начиная с 10 мс до момента времени 100 мс после того, как был пройден уровень срабатывания 2 Н. Таким образом, в измеренный импульс включается только первый короткий пик силы. В ряде экспериментов было определено, что эта часть сигнала силы напрямую связана с импульсом стопы, более поздняя часть сигнала силы, по-видимому, связана с косвенными силами от ноги и туловища и является гораздо более вариабельной.

Рис. 5. Низкочастотный силовой сигнал штампа.

Импульс от отпечатка стопы равен заштрихованной области под кривой, с t 1 за 10 мс до того, как будет пройден порог (2 Н) и t 2 через 100 мс после переход порога.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0206494.g005

УДАР.

Воздействие боксерского удара также выражается в импульсе.Двухосевой акселерометр ADXL278 (Analog Devices, диапазон 50g) установлен в небольшой коробке с чувствительными осями горизонтально. Ящик помещается в середину боксерской груши, которая подвешивается к потолку на цепочке. Два перпендикулярных компонента ускорения дискретизируются с частотой 500 Гц. Общий импульс рассчитывается путем интегрирования обоих сигналов ускорения (рис. 6) от 30 мс до прохождения уровня запуска до первого пересечения нуля (последний из двух компонентов). Общий импульс рассчитывается как векторная сумма обоих интегрированных ускорений (скоростей), умноженная на массу боксерской груши.В настоящем испытании масса составляла 38 кг. Перед сеансом эта масса вводится в программу вместе с уровнем срабатывания и нулевым уровнем акселерометров.

Рис. 6. Один из двух сигналов акселерометра при ударе о боксерскую грушу.

Импульсы пуансона равны заштрихованной площади под кривыми, умноженной на массу боксерской груши, с t 1 за 30 мс до того, как будет пройден порог (7 м · с 2 ) и t 2 время первого пересечения нуля.Общий импульс p вычисляется как векторная сумма двух перпендикулярных составляющих:. Ускорения, измеренные после первого перехода через ноль, связаны с вибрациями и раскачиванием сумки после удара.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0206494.g006

КРИК.

Звук записывается настольным USB-микрофоном (Logitech 980186–0914, -47 дБВ / Па, плоский диапазон частот от 100 Гц до 11 кГц) через звуковую карту ПК с помощью специальных программ LabVIEW.Участник находится на расстоянии 1,5 м от микрофона. За периоды 0,1 с звуковой сигнал дискретизируется с частотой 22 кГц, и рассчитывается максимальный уровень звука в дБ за этот период. Было подтверждено, что запись не искажалась при измерении высоких уровней звука (до 95 дБ).

Меры

Импульс топания и удара, а также амплитуда крика измеряются для количественной оценки выработки силы на разных уровнях выполнения MSSS, то есть 25%, 50%, 75%, 100% и обратно до 75%, 50% и 25. % от максимальной силы.Ряд цифровых символов представляет импульс p в качестве параметра для производства Stamp и Strike force, заменяемый амплитудой A в качестве параметра для громкости крика:. Стрелки указывают на возрастающую (↑) и убывающую (↓) части пирамиды сил. Кроме того, дополнительные параметры крика указывают на короткий и длительный крик и временной интервал при длительном крике:. Амплитуда крика напрямую связана с интенсивностью звука, измеряемой в децибелах по логарифмической шкале.Основное правило гласит, что на три децибела больше, значит, в два раза выше интенсивность звука. Однако существуют различия между фактическими значениями и восприятием громкости: требуется увеличение на 10 дБ, прежде чем средний слушатель услышит «двойной звук». (Http://www.acousticsbydesign.com/acoustics-blog/perception-vs-reality.htm ).

представляет собой сумму всех уровней силы для каждого подтеста и используется в качестве операционализации для общей произведенной силы. Показатели линейного и квадратичного контраста (C ↑, C ↓, QC ↑, QC ↓) рассчитывались как операционализация увеличения и уменьшения контроля силы.Использование этих показателей контрастности рекомендовано Дэвисом [32] в качестве способа обработки последовательности измерений отдельных лиц и понимания формы связи, например, между дозой и ответом, или линии, представляющей результаты лечения с течением времени. . Кластеризация мер внутри людей преодолевается за счет использования совокупного результата, представляющего интервал и кривую линии по всем показателям. Эти совокупные баллы позволяют проверить, улучшаются ли результаты лечения с увеличением дозировки или более поздними временными точками (линейный контраст) и существует ли оптимальный уровень, выше которого более высокая доза или более длительное время лечения не имеют или уменьшают эффект (квадратичный контраст).В нашем исследовании показатели контрастности указывают на крутизну и форму склонов при увеличении и уменьшении силы удара, удара или крика, показывая склонность к ускорению или колебанию при переходе к последующим уровням создания силы. Величину, на которую отдельные уровни производства силы отличаются от прямой линии, можно рассматривать как «ошибку» в распределении силы, то есть в управлении силой. Следуя Дэвису [32], мы рассчитали показатели линейного контраста, присвоив коэффициенты –3, –1, +1 и +3 уровням силы увеличивающейся половины наклона пирамиды (обозначены символом C ↑) соответственно уменьшающаяся половина наклона ( C, ↓) и квадратичные оценки контрастности ( QC, ↓ и QC ↑) впоследствии путем присвоения коэффициентов –1, +1, +1, -1.

Чтобы оценить взаимосвязь между выполнением теста и преодолением гнева, была использована Шкала самовыражения и контроля (SECS) для измерения выражения гнева и контроля [33]. Эта анкета послужила отправной точкой для изучения валидности теста MSSS. SECS - это голландская адаптация Государственного реестра выражений гнева (STAXI) [34]. STAXI широко используется для исследования роли выражения гнева и контроля над его соматическим и психическим здоровьем. SECS состоит из 40 пунктов, разделенных на 4 подшкалы: вход гнева (AI), выход гнева (AO), входящий контроль гнева (CAI) и выход контроля гнева (CAO).Подшкала ИИ оценивает усилия по сокрытию гнева (интернализация гнева), тогда как подшкала АО оценивает направленный вовне гнев (экстернализация гнева). Подшкалы CAI и CAO относятся к способности модулировать эмоциональное и поведенческое выражение гнева (контроль над интернализацией и экстернализацией). Подшкалы SECS имеют высокий уровень внутренней согласованности и надежности повторных тестов [35]. Было обнаружено, что ИИ связан с цинизмом, циничным недоверием и косвенной агрессией; АО с агрессивным ответом и прямой агрессией [36].

Статистический анализ

Не все данные 104 участников могли быть использованы. На основании визуального осмотра неправильных оценок были удалены оценки ± 3 стандартных отклонения от среднего. Один участник не смог выполнить субтест «Штамп», потому что силовая пластина не смогла обработать данные измерений. Окончательный набор данных содержал 94 участника для Stamp, 98 для Strike и 95 для Shout.

Статистический анализ проводился в SPSS версии 22. Без выбросов данные параметров для всех трех подтестов были нормально распределены.Корреляции Пирсона были рассчитаны для проверки возможных искажающих факторов: связи между частотой упражнений и параметрами штамповки, между упражнениями, а также опытом бокса с нанесением ударов и влиянием тренированных вокальных навыков на крик. Поскольку можно предположить, что вес и пол коррелируют с результатами всех трех подтестов, ANCOVA были выполнены для проверки различий между мужчинами и женщинами с контролируемым весом.

Исследовательский поиск используется для выявления паттернов производительности.Корреляции Пирсона между параметрами в каждом подтесте были рассчитаны для описания взаимосвязи между параметрами, как внутри, так и между увеличивающимися и уменьшающимися параметрами. Альфа Кронбаха по всем параметрам каждого из трех подтестов была рассчитана как оценка внутренней согласованности этого подтеста. Чтобы выяснить, взаимосвязаны ли три подтеста, были рассчитаны корреляции Пирсона между подтестами по различным параметрам с использованием частичных корреляций для контроля пола и веса.В соответствии с Коэном [37], мы интерпретировали корреляции между 0,10 и 0,30 как малые, между 0,30 и 0,50 как средние и более 0,50 как указание на сильную связь между результатами.

Надежность теста-повторного тестирования MSSS была проверена с помощью коэффициента внутриклассовой корреляции (ICC) для 22 участников, которые выполнили тест дважды в аналогичных лабораторных условиях. Был проведен независимый t-тест для двух выборок, чтобы проверить, значительно ли отклоняются средние суммарные баллы по дополнительному тесту 22 участников от баллов 82 участников, которые были протестированы только один раз.

Для проверки достоверности конструкции MSSS были рассчитаны корреляции между различными параметрами подтестов MSSS и четырьмя шкалами SECS, включая суммарные оценки, оценки линейного контраста и оценки квадратичного контраста. Поскольку было обнаружено, что вес и пол вносят вклад в дисперсию подтестов MSSS, были использованы частичные корреляции с контролем по весу, а анализ проводился отдельно для мужчин и женщин. Оценки участников SECS сравнивались с оценками имеющихся референтных групп SECS [33].Кроме того, было проведено более надежное сравнение между двумя группами участников, соответственно демонстрирующими интернализующий и экстернализующий стиль совладания с гневом. Те, у кого показатели ИИ были выше, чем оценки АО, были отнесены к интернализирующей группе, и наоборот. Пять участников (четыре женщины и один мужчина) имели одинаковые баллы по обеим подшкалам. Они не могли быть включены в одну из двух групп и были исключены из анализа. Различия между обеими группами были рассчитаны для мужчин и женщин с помощью ANCOVA с поправкой на вес.Для этого анализа мы использовали удаление участников с пропущенными значениями по списку, что привело к получению меньших, но сопоставимых групп для трех подтестов.

Как мы заявили во введении, наше исследование носит исследовательский характер, поскольку существует слишком мало последовательных предварительных знаний для проведения подтверждающей проверки гипотез. Как следствие, мы воздержались от представления уровней значимости (p-значений) для корреляций, когда речь идет о результатах на отдельных уровнях силы. Представление уровней значимости для каждой из этих корреляций могло бы привести к ошибочной интерпретации, вызванной случайными выводами из-за множественного тестирования и того факта, что в этих случаях кластеризация данных внутри людей игнорируется.Однако мы представляем уровни значимости для агрегированных (сумма и контраст) оценок. В этих случаях мы следуем так называемому неофишеровскому подходу [38] и интерпретируем p-значение как степень свидетельства против нулевой гипотезы о том, что разница равна нулю. Для облегчения интерпретации различий показаны доверительные интервалы. Этот неофишерианский подход очень хорошо согласуется с исследовательской природой наших выводов. Также визуальный осмотр использовался для оценки корреляций и различий.

Результаты

Характеристики участников

В таблице 1 представлены демографические данные и другие характеристики участников, всех студентов университета или других высших учебных заведений.После тестирования возможных искажающих факторов не было обнаружено корреляций между частотой тренировок в течение недели, средними баллами на различных уровнях пирамиды сил или любыми другими исследовательскими параметрами в подтестах Stamp и Strike. Опыт бокса не имел значительной корреляции ни с одним из параметров исследования нанесения ударов. И не было обнаружено значительной корреляции между обученными вокальными навыками и какими-либо параметрами исследования крика. Участники мужского и женского пола различались по росту и весу: мужчины в нашей выборке были выше и тяжелее.

Таблица 2 показывает значительно более высокие баллы по AO и CAO для участников мужского пола по сравнению со средними баллами голландской эталонной выборки [33]. Участники женского пола получают более низкие оценки по AO и намного выше по CAI и CAO по сравнению с выборкой населения. Не было обнаружено различий по подшкалам SECS между оценками участников женского и мужского пола в выборке исследования.

Общий балл и влияние пола и веса

Была положительная корреляция между весом и всеми семью параметрами пирамиды сил для Stamp (0.43 0,49). Вес также значимо положительно коррелировал со всеми семью параметрами пирамиды сил для Strike (0,47 0,55) и для Shout (0,40 0,47).

В Таблице 3 показаны средние баллы по приложенной силе по измеренным параметрам, включая суммарные баллы и дополнительные параметры для коротких и длительных криков, а также промежуток времени при длительных криках. Во всех субтестах вес и пол объясняли значительную разницу в выработке силы.В субтесте Stamp результаты линейной контрастности показывают, что у женщин более высокие темпы увеличения и уменьшения производства силы. В подтесте Strike показатели линейного контраста показывают, что у мужчин скорость увеличения силы выше, чем у женщин, без гендерных различий в скорости уменьшения силы. Подтест Shout не показывает различий в показателях линейной контрастности.

Таблица 3. Подтесты MSSS Stamp, Strike, Shout: средняя сила на разных уровнях силы, средняя сумма и линейные и квадратичные значения контрастности, стандартные отклонения и доверительные интервалы (ДИ = 95%) для мужчин и женщин.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0206494.t003

Для показателей квадратичной контрастности не было обнаружено различий для мужчин и женщин, за исключением уменьшения субтеста штампа: женщины набрали больше баллов, чем мужчины, что указывает на более выраженную изгиб.

В следующих расчетах и ​​тестах как вес, так и пол были приняты во внимание.

На рис. 7 представлены пирамиды сил каждого субтеста, выполненного мужчинами и женщинами.Визуальный осмотр показывает, что и мужчины, и женщины смогли выполнить пирамидальную производительность во всех трех подтестах. Для женщин, выполняющих подтест Stamp, кажется, что размер шага около 100% силы был относительно большим.

Внутренняя согласованность

Для измерения альфы Кронбаха все параметры каждого субтеста использовались в виде шкалы. Для подтеста Stamp α = 0,98, для подтеста Strike α = 0,97, для подтеста Shout α = 0,98, что указывает на отличную внутреннюю согласованность.

Проверка надежности

ICC между тестом и повторным тестом 22 участников были высокими по всем параметрам, что указывает на сильное сходство между тестами и повторными тестами в выработке силы на каждом из уровней (Таблица 4). ICC также высок для показателей линейной контрастности. Для показателей квадратичной контрастности ICC средний в субтесте страйка и низкий в субтесте крик увеличивается. Не было значительных различий между средними суммарными баллами повторного тестирования этих 22 участников и средними суммарными баллами других 82 участников (соответственно: средний суммарный балл по штампу 132 (SD = 62) и 126 (SD = 41), t = 0.42, df = 24,79, p = 0,68; средний балл по сумме страйков 88 (SD = 39) и 85 (SD = 33), t = 0,33, df = 97, p = 0,74; средний балл по сумме криков 524 (SD = 59) и 532 (SD = 47), t = -0,61, df = 94, p = 0,54).

Внутритестовые корреляции

Таблицы 5–7 показывают, что силовые параметры сильно коррелировали. Очевидно, существует высокая корреляция между параметрами, которые идут один за другим в возрастающей и убывающей части последовательности. Эти корреляции были несколько менее сильными между 100% и нижним уровнем силы.Высокая корреляция также существовала между соответствующими параметрами возрастающей и убывающей части пирамиды, например между и, особенно очень высокая для теста Штампа. Корреляции подтверждают, что большинство участников смогли постепенно увеличивать силу до 100% и снова постепенно уменьшать силу до 25%, следуя пирамидальной последовательности (рис. 7). Для субтеста «Крик» дополнительные корреляции между последовательными параметрами и коротким криком были высокими, как и корреляция между коротким и продолжительным криком.Корреляция между продолжительностью крика и большинством других параметров была умеренной.

Внутритестовые корреляции также были рассчитаны для агрегированных баллов: для баллов контраста (линейных и квадратичных) двух наклонов внутри каждой пирамиды и между ними, а также суммарного балла для каждой пирамиды с использованием p <0,01 в качестве уровня значимости (нет стол). Что касается показателей линейного контраста, то внутренние корреляции в рамках одного субтеста между C ↑ и C ↓ были значительно высокими: для штампа 0.91, для Strike 0.85 и для Shout 0.73. Что касается показателей квадратичной контрастности, то внутрикорреляции внутри одного и того же подтеста между QC ↑ и QC ↓ были значительно высокими для Stamp и для Strike, соответственно, 0,64 и 0,61, но для Shout не было обнаружено значимой внутренней корреляции между QC ↑ и QC ↓.

Сумма баллов и баллы линейного контраста в подтестах «Штамп» и «Крик» не коррелировали, но для подтеста «Страйк» была обнаружена значимая малая или средняя корреляция между суммарными баллами и баллами линейного контраста: 0.27 (↓) соответственно 0,34 (↑).

Значительные средние корреляции были обнаружены между суммой баллов и баллами квадратичного контраста для подтеста Штампа: -0,43 (↑) и -0,50 (↓). Никаких других корреляций для Strike или Shout обнаружено не было.

Корреляции между тестами

Параметры силы каждого субтеста и их суммарные баллы коррелировали в среднем между тестами (Таблица 8). Не было обнаружено корреляции между субтестами для линейной и квадратичной оценки контрастности.

Связь между уровнями производства силы и преодолением гнева

Субтест «Штамп» (таблица 9), выполненный женщинами (n = 54), выявляет образец низких отрицательных корреляций между уровнями силы и стилем совладания с ИИ.Значимая средняя корреляция между суммой баллов параметров силы и AI указывает на то, что меньшее усилие было произведено теми участниками, которые имеют более высокие баллы AI на SECS. Сила штамповки, производимая женщинами, показывает no

паттернов корреляции ни с AO, ни с CAI и CAO. В подтесте «Штамп», выполненном мужчинами, нельзя увидеть четких закономерностей корреляции с подшкалами SECS.

Субтест Strike (таблица 10), выполненный женщинами и мужчинами, не выявил закономерностей корреляции с подшкалами SECS.

Субтест «Крик» (таблица 11), выполненный женщинами, показал самые сильные корреляционные паттерны. У женщин были обнаружены отрицательные средние корреляции между ИИ и всеми уровнями силы, включая дополнительные параметры для короткого и длительного крика и промежуток времени при длительном крике. Суммарные оценки параметров силы и дополнительных параметров крика показывают значительную среднюю корреляцию с ИИ. Отрицательное направление указывает на то, что женщины с более высоким ИИ склонны использовать меньше силы.У женщин были обнаружены средние положительные корреляции между АО и всеми уровнями силы, включая дополнительные параметры крика. Суммарные оценки показывают значительную среднюю корреляцию в положительном направлении, что указывает на то, что те, кто набрал высокие баллы по АО, произвели больший объем. Для женщин можно увидеть паттерны отрицательной средней корреляции между контрольными шкалами (CAI и CAO) и амплитудой крика: чем больше женщины контролируют свой голос, тем ниже производство силы, что подтверждается значительными корреляциями для суммарных баллов увеличения и уменьшения параметров силы, а также суммы баллов дополнительных параметров Shout.Субтест Shout, выполненный мужчинами, показывает отрицательную среднюю корреляцию между уровнями силы и AI, что подтверждается значительной корреляцией для суммарного балла, хотя и несколько менее сильной по сравнению с женщинами (Таблица 11).

Показатели линейной контрастности для каждого субтеста не показывают значимой корреляции с субшкалами de SECS. Показатели квадратичного контраста показывают значительную положительную корреляцию на подтесте Stamp с подшкалой AI для женщин, снижающих выработку силы. В субтесте Страйка эти квадратичные показатели контрастности отрицательно коррелируют с подшкалой CAI для мужчин, снижающих их силу, и с подшкалой CAO для мужчин, увеличивающих их силу.В субтесте Shout не было обнаружено корреляций между оценками квадратичной контрастности и субшкалами SECS.

Различия между интернализацией и экстернализацией женщин и мужчин

Визуальный осмотр рисунка 8 показывает, что участники экстернализации использовали больше силы, чем участники интернализации, что особенно подтверждается в субтесте Shout, выполненном женщинами. В субтесте Strike только на 100% уровне силы экстернализация мужчин вызвала больше усилий, чем их интернализация.Принимая во внимание, что женщины в целом набрали меньшее количество баллов по выработке силы, экстернализация женщин использовала такую ​​же силу, что и мужчины, при 100% -ном уровне силы.

Рис. 8. Пирамиды сил: различия (среднее значение и ДИ 95%) в производстве силы между интернализирующими и экстернализирующими мужчинами (n = 34, определяемыми соответственно как более высокие оценки AI, чем AO, или наоборот) и женщинами (n = 44) на субтесты MSSS.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0206494.g008

Результаты по дополнительным параметрам субтеста «Крик» - короткий и длительный крик и временной интервал при длительном крике - представлены в Таблице 12.Женщины демонстрировали последовательную тенденцию: те, кто придерживался экстернализирующего стиля совладания с гневом, достигали более высоких амплитуд и более длительного периода времени.

Таблица 12. Различия (среднее значение и ДИ 95%) между интернализацией и экстернализацией женщин и мужчин по дополнительным параметрам субтеста «Крик»: короткие и длительные крики и временной интервал при длительных криках.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0206494.t012

Различия в средних суммах баллов (таблица 13) подтверждают тенденцию к тому, что экстернализирующая группа производила больше силы, чем интернализирующая группа.У женщин средние суммарные баллы в субтесте Крика значительно различались между группами интернализации и экстернализации.

Не было обнаружено значительных различий для группы интернализации и экстернализации по линейным и квадратичным оценкам контрастности (C ↑ и C ↓; QC ↑ и QC ↓) с двумя исключениями для C ↑ в подтесте Strike и QC ↓: экстернализирующие мужчины показали более сильную скорость увеличения силы при ударе боксерской груши, чем при интернализации мужчин, и, когда она уменьшается, линия меньше напоминает квадратичную кривую.

Таблица 13. Общая картина различий между интернализирующими и экстернализирующими участниками, выполняющими MSSS, представленная суммой, линейным контрастом и квадратичным контрастом производства силы, отдельно для женщин и мужчин ( p = мкг / сек и A = дБ).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0206494.t013

Обсуждение

Это исследовательское исследование исследовало внутреннюю структуру, надежность и валидность метода Stamp Strike Shout (MSSS), нового измерительного инструмента, основанного на производительности, предназначенного для оценки выражения гнева и контроля над ним.Он был протестирован на выборке из 104 голландских студентов. Эффективность MSSS была определена количественно путем измерения уровней средней силы с увеличением и уменьшением уровней производства силы, которые следуют пирамидальной последовательности. Чтобы проверить достоверность MSSS, мы использовали схему `` эмоция следует за действием '', то есть исследуя, как само производство физической силы предсказывает уровни выраженного гнева, подавления гнева и контроля над ним, не предлагая провоцирующих гнев стимулов до представление.Во-первых, силовые параметры MSSS коррелировали с баллами по шкале преодоления гнева (SECS). Во-вторых, было проведено более надежное сравнение между двумя группами участников, демонстрирующих стиль совладания с интернализацией гнева (ИИ) и экстернализацией гнева (АЭ).

Визуальный осмотр таблиц и рисунков показал закономерности, которые говорят нам о форме пирамид, крутизне склонов и их симметрии. Кроме того, были рассчитаны баллы контрастности, служащие индикатором скорости увеличения или уменьшения и склонности к ускорению или колебанию при переходе к последующим уровням производства силы.

Внутренняя согласованность и надежность MSSS

MSSS показал отличную внутреннюю согласованность каждого субтеста. Кроме того, надежность повторного тестирования MSSS указала на высокую степень точности и воспроизводимости процедуры, при этом сходство между тестами и повторными тестами в нижних уровнях силы теста Strike было наименее высоким.

Период в пять месяцев между тестом и повторным тестом был выбран, чтобы уменьшить запоминание первого выступления. Это даже более актуально в случае, если MSSS должен вызвать эмоциональный опыт, который будет иметь эффект улучшения памяти [39].В течение такого длительного периода возрастает риск личных изменений, которые могут повлиять на результаты. В этой неклинической выборке, однако, производство силы, представленное в MSSS на разных уровнях, похоже, отражает относительно стабильные личные характеристики участников. Однако два показателя контрастности, рассчитанные для обозначения скорости и распределения силы по всем уровням, оказались более чувствительными к изменениям с низкой надежностью повторного тестирования.

До проведения MSSS ознакомительные занятия не проводились.На этом стадионе тестирования целью было оценить спонтанное взаимодействие производства силы и эмоций без вмешательства когнитивного обучения. Кроме того, мало исследований посвящено изучению необходимости таких испытаний для установления высоких степеней надежности повторных испытаний в силовых характеристиках. Для сравнения, в исследовании силовых мероприятий с физически активными мужчинами аналогичные высокие уровни надежности повторных тестов были достигнуты без необходимости проведения ознакомительных занятий [40].

Корреляции внутри и между субтестами

При выполнении MSSS тест Stamp показал наивысшие корреляции в рамках подтеста для различных уровней силы, за ним последовал тест Shout.Удар по боксерскому мешку, возможно, был наиболее уязвимым для неровностей с менее высокой корреляцией между разными уровнями по обе стороны пирамиды. Однако там, где в субтестах Stamp и Strike скорости увеличения и уменьшения производства силы были связаны, в субтесте Shout было показано, что два склона имеют разные изгибы. Для всех субтестов корреляция между 100% уровнем силы и некоторыми другими параметрами была несколько ниже. Кажется, что максимальный уровень силы в какой-то мере не зависит от того, какие шаги нужно предпринять.То же самое верно и для общей суммы произведенной силы, которая, как было обнаружено, в основном не зависит от скорости увеличения / уменьшения и кривой, за исключением подтеста Strike для скорости увеличения и подтеста Stamp для кривой.

Корреляция, обнаруженная между тремя субтестами, оставалась ниже 0,50 (что было обозначено как сильная корреляция), при этом не было обнаружено никаких указаний на связь между скоростью увеличения / уменьшения производства силы и кривой. Таким образом, если в разных подтестах есть общий фактор, они по-разному измеряли выработку силы и, таким образом, могли дополнять друг друга.В частности, субтест Shout, казалось, измерял другой аспект.

Связь между производством силы и преодолением гнева

Субтест «Крик» был наиболее чувствительным индикатором стиля совладания с гневом в выборке студентов, показывая умеренную отрицательную корреляцию с интернализацией гнева как для женщин, так и для мужчин. Сильная отрицательная корреляция с интернализацией гнева была обнаружена, когда все параметры крика были взяты вместе, включая измерения амплитуды коротких и длинных криков и промежуток времени для этих длинных криков.Женщины показали более полную картину: помимо ассоциаций с интернализацией гнева, они продемонстрировали умеренную положительную связь между результатами теста в субтесте Крика с экстернализацией гнева и умеренно отрицательными ассоциациями с контролем гнева (CAI и CAO). У женщин, выполняющих подтест Stamp, торможение производства силы умеренно коррелировало с интернализирующим стилем совладания с гневом (AI). В субтесте Stamp, проведенном мужчинами, была выявлена ​​лишь небольшая отрицательная связь со шкалами CAI и CAO.В подтесте Strike для женщин и мужчин можно было выявить закономерности корреляции для производства силы на каждом из конкретных уровней.

Более сильные различия могут быть обнаружены при разделении выборки на интернализирующую и экстернализирующую группы (AI по сравнению с AO) отдельно для женщин и мужчин. Визуальный осмотр подтверждает результаты первого анализа для женщин, касающиеся параметров пирамиды, а также дополнительных параметров Крика. Экстернализация мужчин показала дополнительное производство силы на 100% уровне забастовки.Также было обнаружено, что оценка контраста, обозначающая контроль силы, позволяет различать мужчин интернализующих и экстернализированных. В целом, эти исследовательские результаты показывают, что без получения стимулов, вызывающих гнев, до теста, интернализация женщин и мужчин использовала меньше силы, чем экстернализация участников, особенно в Крике и, хотя и менее заметном, в субтесте Штамп в MSSS. В субтесте Strike важны не выражение силы на определенных уровнях, а максимум, скорость и распределение силы.

На данный момент нет убедительного объяснения превосходства теста крика при различении стилей совладания с гневом, особенно когда речь идет о женщинах. Возможно, выражение голоса - это навык, оказывающий наибольшее влияние на отношения, более регулируемый стыдом или негативной оценкой, тем более, если был испытан гнев. Это может относиться как к производимой, так и к воспринимаемой интенсивности звука.

Женщины в нашей выборке студентов получили более высокие баллы по шкалам контроля гнева, чем мужчины, а также выше, чем женщины из контрольной группы.Более того, женщины имеют более низкие показатели АО, а мужчины - более высокие баллы по АО по сравнению с нормой. Кроме того, в нашей выборке в два раза больше женщин можно было охарактеризовать как интернализующих по сравнению с теми, которые были экстернализированы, тогда как количество интернализующих и экстернализующих мужчин было практически одинаковым. Смитс и Куппенс [41] обнаружили большее подавление физической агрессии у женщин по сравнению с мужчинами. Они утверждают, что женщины больше, чем мужчины, считают агрессивное поведение социально неприемлемым и причиной для беспокойства по поводу негативной самооценки и негативного воздействия на других.В сфере охраны психического здоровья можно признать, что многие женщины все еще учатся заглушать свой гнев, полностью его отрицать или изливать его другим способом. Мы обнаружили чрезмерную интернализацию гнева у женщин с расстройствами пищевого поведения [20,21]. Хотя это может объяснить гендерные различия, также обнаруженные в нашем настоящем исследовании, это не объясняет высокую частоту интернализации гнева в нашей выборке студенток.

Теория, исследования и клиническая практика

Насколько нам известно, сочетание стилей совладания с гневом и выработки силы в выражении голоса и в направленных движениях рук и ног ранее не исследовалось.Таким образом, MSSS является новым в этой области исследований. Кроме того, дизайн теста в настоящем исследовании отличается от других исследований. В большинстве исследований применялся дизайн «действие следует за эмоцией» путем измерения производства силы после предложения гнева по сравнению с нейтральными стимулами. Отправной точкой настоящего исследования было изучение способности самого MSSS вызывать гнев и агрессию, чтобы не доводить участников до состояния гнева перед тестом. Это можно назвать дизайном «эмоция следует за действием».

В клиническом исследовании Shafir et al. [42] определили специфические характеристики движения, которые связаны с основными эмоциями. Чувство гнева предсказывалось продвижением с сильным, внезапным и прямым усилием. Шафир и др. называли гнев приближающейся эмоцией и ударным движением, которое является универсальным выражением гнева. Они также сослались на исследования, показывающие, что гневные движения включают встряхивание кулаков и топание ногами, наклоны вперед и вытягивание рук вперед, которые можно описать как движения, во время которых изменяется форма тела.Кроме того, гнев часто вызывает изменения в дыхании и усиление мышечного напряжения, что влияет на амплитуду и высоту голоса [11–14]. Литература утверждает, что помимо телесных выражений голос также передает эмоции, независимо от словесного содержания. Вспышки голоса, такие как смех, рычание и крик, оказались межкультурной модальностью эмоционального общения [43].

Ссылаясь на исследования спортивных результатов, Davis et al. [9] нашли поддержку сдерживающей роли переживания гнева (черта гнева) и регуляции гнева при выполнении грубой мышечной пиковой нагрузки (удары ногами).Они призывают к экологически обоснованным исследованиям, чтобы выяснить, влияют ли стратегии регулирования эмоций, такие как подавление, на физическую работоспособность в условиях контекстуальных вариаций, включая гнев. Такие переменные личности, как невротизм и экстраверсия, могут определять подавление гнева (AI) и выражение (АО) [1,9]. В реальных жизненных ситуациях ожидаемые последствия поведения, связанного с гневом, также могут иметь ключевое значение для их регулирования [44]. Кроме того, системы эмоционального реагирования могут смягчить отношение к гневу, особенно система подавления поведения (BIS), которая регулирует аффект и поведение в ответ на угрожающие сигналы [7].

MSSS измеряет поведение тела. Эмоциональные переживания и когнитивные оценки подпитывают тенденцию выполнять или сдерживать такое поведение. Coombes et al. [7] ссылаются на предпосылку «готовности к действию», чтобы продемонстрировать, что диспозиционные различия в поведенческом торможении взаимодействуют с эмоциональным состоянием, чтобы изменить производство силы. Эта предпосылка исходит от Фриды, Кейперс и Тер Шуре [45]. Они описывают гнев как антагонистическое действие, ведущее к различным типам взаимодействия, например, уход от цели или движение «идти против».Согласно Frijda и Parrott [46] эмоции в основном включают в себя готовность действовать, «ур-эмоцию». Готовность к действию - это состояние мотива, лежащее в основе чувства эмоционального побуждения или стремления к действию. Концепция готовности к действию может быть связана с телесным «побуждением к действию или крику», которое поддерживает логику MSSS. Изменение готовности к действию может быть вызвано воображением, стимулами (например, фотографиями) или самопроизвольными движениями [47]. Это понятие лежит в основе нашего нынешнего дизайна теста «эмоция следует за действием».Нейронным свидетельством готовности к действию является участие нейротрансмиттеров, таких как вазопрессин, который поддерживает «мотивацию доминирования власти», которая может быть связана с антагонизмом [46].

Чтобы получить дополнительную ссылку для подтеста «Крик», хотя в нашей схеме он включен в качестве меры силы тела, мы можем также сослаться на исследование вербально агрессивного поведения: ругать, ругать и кричать [48]. Подавление черт оказалось отрицательно коррелированным с АО и положительно с САО.Вербальное торможение может проявляться на уровне чувства гнева, склонности к гневу (желание, но не действия) и агрессивного поведения (действия). Smits & Kuppens [41] обнаружили, что АО, словесная и физическая агрессия отрицательно связаны с BIS и положительно с BAS. В свою очередь, для ИИ характерна противоположная картина.

В сфере психиатрической помощи изменения готовности к действию, вызванные движением, были продемонстрированы при различных психических расстройствах, например: возбуждении и задержке психомоторного развития при большой депрессии [7].В Нидерландах психомоторная терапия (PMT) использует MSSS в качестве терапевтического инструмента для оценки, а также для лечения регуляции агрессии. Агрессия рассматривается как поведенческий результат связанных с гневом чувств, познаний и импульсов. Цель состоит в том, чтобы преодолеть страх или чувство вины и регулировать гнев и агрессию просоциальным и способствующим саморазвитию способом. «Цифровой термометр» является частью программного обеспечения MSSS и может отображаться на экране компьютера, чтобы указывать уровень выработки силы, служа петлей обратной связи для обучения управлению агрессией путем постепенного увеличения и уменьшения выражения тела.

Обзоры регуляции эмоций были ограничены их фокусом на самоотчетах о мерах аффекта [49]. В этом свете MSSS стремится внести свой вклад в измерение, основанное на характеристиках. Преимуществом MSSS является включение голосового выражения, возможно, наиболее реляционного индикатора регуляции эмоций. Об этом, например, свидетельствуют паттерны активации миндалевидного тела, когда человек слышит громкие гневные голоса [50]. Это первое исследование достоверности MSSS особенно привлекает внимание к роли выражения голоса в различении стилей совладания с гневом.

Ограничения

MSSS - это недавно разработанный прибор для измерения производительности, изготовленный по индивидуальному заказу. Это первое исследовательское исследование MSSS на выборке студентов. Некоторые процедуры необходимо усовершенствовать, чтобы избежать как можно большего возмущения, например, из-за различий в износе обуви для теста Stamp или из-за различий в зоне пробивки, используемой в тесте Strike. Подтест «Штамп» - самый стабильный инструмент. Что касается подтеста «Удар», трудно сказать, являются ли средние уровни силы и корреляции внутри предмета неотъемлемой частью создаваемой силы или же на них влияет то, как мешок качается после первого удара.Мешок можно заменить отдельно стоящим мешком на основании, наполненном водой или песком, для повышения устойчивости. Такая адаптация может повысить надежность измерений. Программное обеспечение для анализа записанных результатов испытаний будет дополнительно упрощено, чтобы повысить удобство использования на практике. То же самое верно и для рассматриваемых параметров. Учитывая, что это исследование является первым исследованием, мы сосредоточились как на производстве силы на определенных уровнях, так и на вычислении агрегированных результатов для общего производства силы, его скорости и распределения по уровням.Эти результаты в целом имеют хорошую надежность повторного тестирования. Однако низкая надежность результатов повторного тестирования, особенно показателей квадратичной контрастности, показала их чувствительность к, возможно, случайным вариациям. Хотя они имеют определенную достоверность, низкая корреляция этих конкретных показателей контрастности с прямыми результатами и редкие ассоциации с контролем гнева требуют дальнейшего обсуждения их значения и, возможно, нового выбора и изменения этих показателей.

Категорическим ограничением нашего исследования может быть использование анкеты самоотчета в качестве справочного материала для проверки достоверности поведенческой меры.Однако, поскольку обе меры представляют разные измерения приближения к преодолению гнева, должно быть общее направление, если предполагается, что они будут иметь дело с одними и теми же вопросами. SECS был подходящим выбором из-за его хороших психометрических свойств: субшкалы точно соответствуют нашему исследовательскому вопросу, а содержание анкеты хорошо известно в международной литературе, поскольку SECS является производным от широко используемого STAXI [33]. По этим причинам имеет смысл сравнить наши результаты с результатами, полученными с помощью этой анкеты.Для дальнейшей поддержки перекрестной проверки MSSS можно дополнительно использовать альтернативные физиологические показатели, такие как вариабельность сердечного ритма.

В этом исследовании результаты контролируются для различных характеристик участников. Тем не менее, помимо преодоления гнева, на выработку силы могли влиять различия в аффордансе (восприятии функции объекта), самоэффективности, здравом суждении и моторике. Кроме того, женщины в этом исследовании набрали гораздо более высокие баллы по контролю гнева по сравнению с оценками населения в целом.Число женщин с более высокими баллами по интернализации гнева, чем по экстернализации, могло внести свой вклад в дискриминационную силу MSSS. Высокий средний балл также может указывать на больший эффект систематической ошибки самооценки в этой группе. Было обнаружено, что социальная желательность связана с более низким уровнем выраженности гнева, о котором сообщают, и более высоким уровнем контроля гнева, что измеряется с помощью обычных психометрических инструментов, таких как STAXI [51]. На выполнение теста также могут влиять сиюминутные обстоятельства, например условия лаборатории в университете, включая возможную предвзятость наблюдателя во время теста.

В нашем тестовом дизайне не было собрано информации о времени между штампами, криками и забастовками. С тех пор было высказано предположение, что действительно может быть уместно измерить скорость действия, поскольку это может быть связано с регулированием гнева (побуждение действовать быстро или, скорее, неуверенность в действии). В будущих дизайнах тестов можно будет учесть время по отношению к гневу.

Методологическое соображение заключается в том, что двигательное поведение необходимо фиксировать, пока активны неврологические процессы, то есть во время ощущаемых эмоций [52].В нынешней лабораторной обстановке отношения гнева и эффективности основывались на кратких, структурированных процедурах на каждом уровне силы пирамиды. Так что, возможно, было мало времени для эмоционального переживания.

Чтобы изучить различия между группами, мы также попытались проанализировать три сопоставимые группы, получившие соответственно высокий, средний или низкий баллы по стилям совладания с гневом (AI, AO, CAI и CAO). Однако крайние группы оказались в четыре раза меньше, чем средняя группа выборки, и были слишком малы, чтобы делать выводы.Тем не менее, тенденция различий между тремя группами показала устойчивые закономерности в направлении корреляций и подчеркнула наш вывод о наиболее значимых различиях в субтесте Shout.

Умеренная взаимосвязь между подтестами Stamp, Strike и Shout показала, что эти подтесты могут не измерять одни и те же аспекты и, таким образом, могут иметь дополнительную ценность. Маусс и Робинсон [2] отмечают, что эмпирические, физиологические и поведенческие реакции представляют собой разные источники отклонений, что ограничивает сходимость между измерениями.Пока еще слишком рано делать выводы по вопросу о том, сходятся ли субтесты MSSS в последовательную меру регулирования гнева и агрессии.

Заключение

Это первое исследовательское исследование MSSS показало превосходную внутреннюю согласованность трех подтестов и высокую надежность повторного тестирования. Опыт в лабораторных условиях и относительно небольшое количество не интерпретируемых данных показали, что реализация была осуществима. MSSS был хорошо принят участниками.

Исследование валидности теста MSSS показывает тенденцию, согласно которой увеличение и уменьшение выработки силы коррелирует со стилем совладания с гневом в выборке студентов колледжа, в основном при выполнении субтеста Крика и наиболее отчетливо наблюдаемой в исполнении женщин, получивших высокие баллы. об управлении гневом и низком уровне экстернализации гнева.

Следующий шаг - выяснить, как корреляция между преодолением гнева и поведением тела различается в клинических выборках. Кроме того, будет применен дизайн «действие следует за эмоцией», предлагая стимулы, провоцирующие гнев, перед выступлением, чтобы выяснить, влияют ли и как стимулы гнева на производство силы и контроль при выполнении MSSS.

MSSS будет дополнительно протестирован для изучения возможности его использования в клинических и исследовательских целях. Оценка в различных условиях и в различных популяциях необходима для улучшения стандартизации MSSS. Мы считаем, что наши первоначальные результаты показывают, что у этого метода есть потенциал как для диагностики, так и для лечения.

Интерактивные эффекты эмоциональной регуляции и тормозящего контроля

Abstract

Агрессивное поведение можно определить как любое поведение, направленное на причинение вреда другому человеку, и оно связано со многими индивидуальными и социальными факторами.В этом исследовании изучалась взаимосвязь между эмоциональной регуляцией и тормозящим контролем при прогнозировании агрессивного поведения. Семьдесят восемь участников (40 мужчин) выполнили меры самоотчета (шкала негативного регулирования настроения и опросник агрессии Басс-Перри), задание на стоп-сигнал и участвовали в модифицированной версии упражнения «Парадигма агрессии Тейлора» (TAP), в результате которого был получен результат. использовался как мера прямой физической агрессии. Мы использовали иерархический тест множественного регрессионного анализа смешанной модели, чтобы изучить влияние регуляции эмоций и тормозящего контроля на физическую реактивную агрессию.Результаты показали взаимодействие между регуляцией эмоций и подавляющим контролем агрессии. Только для участников с низким подавляющим контролем наблюдалась значительная разница между высокой и низкой регуляцией эмоций на агрессию, так что участники с низкой регуляцией эмоций регистрировали более высокую агрессию, чем участники с высокой регуляцией эмоций. Эта разница не была обнаружена среди участников с высоким ингибиторным контролем. Эти результаты имеют значение для уточнения и нацеливания программ обучения и реабилитации, направленных на снижение агрессивного поведения.

Образец цитирования: Hsieh I-J, Chen YY (2017) Детерминанты агрессивного поведения: интерактивные эффекты эмоциональной регуляции и тормозящего контроля. PLoS ONE 12 (4): e0175651. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0175651

Редактор: Антонио Вердехо-Гарсия, Университет Гранады, ИСПАНИЯ

Поступила: 2 ноября 2016 г .; Одобрена: 29 марта 2017 г .; Опубликовано: 11 апреля 2017 г.

Авторские права: © 2017 Hsieh, Chen.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные доступны в репозитории Figshare. Вы можете найти данные по следующей ссылке: https://figshare.com/s/9e6d4a1c852d5c9b3aa9.

Источник финансирования: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Независимо от культуры или географического положения, различные проявления агрессии и формы агрессивного поведения могут быть обнаружены среди групп индивидов. Агрессивное поведение определяется как любое поведение, направленное на причинение вреда или травмы другому организму, которое мотивировано избегать такого обращения [1]. Это распространенное, но деструктивное поведение может быть причиной финансовых потерь, эмоционального расстройства, физических травм или даже смерти для тех, кто подвергается этому, не говоря уже о других, более косвенных межличностных и социальных издержках для отдельных лиц и социальных групп, связанных с жертвами.Поэтому много усилий было направлено на понимание и прогнозирование агрессивного поведения.

Предыдущее исследование предложило несколько типов агрессивного поведения. Чаще всего используются категории физической, вербальной и косвенной агрессии [2]. Как видно из названия каждой категории, физическая агрессия включает физический вред другим, вербальная агрессия включает использование языка для причинения вреда людям, а косвенная агрессия включает социальные манипуляции, такие как социальная изоляция, которая в конечном итоге приводит к причинению вреда другим.Другие типы агрессии включают реактивную и инструментальную агрессию. Реактивная агрессия (иногда также называемая эмоциональной агрессией) - это ответ на провокацию или угрозу, в то время как инструментальная агрессия (иногда называемая проактивной агрессией) относится к использованию агрессии как средства для достижения цели. В текущем исследовании основное внимание будет уделяться физической реактивной агрессии.

Предыдущее исследование показало, что на физическую агрессию могут влиять многие факторы, например пол (например,g., [3, 4]), употребление алкоголя (например, [5]), воздействие агрессивных сред (например, [6]). Было разработано несколько теорий, чтобы интегрировать эти факторы и объяснить их взаимосвязь друг с другом. Финкель [7] предложил модель (теория I 3 ), направленную на объяснение агрессивного поведения, принимая во внимание многие известные факторы, связанные с агрессивным поведением. Согласно теории, совершение агрессивного поведения может быть определено взаимодействием между инициирующим триггером, побуждающими силами и тормозящей силой.Подстрекательский триггер определяется как ситуационные события или обстоятельства, способные снизить порог совершения агрессивных действий. Подстрекательские факторы увеличивают вероятность агрессии. Побуждающая сила относится к личностным чертам или диспозиционным факторам, которые увеличивают вероятность агрессии, особенно когда люди с этими чертами сталкиваются с провоцирующими спусковыми механизмами. Наконец, сдерживающая сила - это сила, которая преодолевает агрессивное побуждение. Вместе инициирующий спусковой крючок и побуждающая сила усиливали бы агрессивный импульс.С другой стороны, подавляющая сила определяет порог, выше которого агрессивные импульсы трансформируются в реальное агрессивное поведение.

В предыдущих исследованиях действительно было обнаружено, что отдельные компоненты теории I 3 связаны с агрессивным поведением. Например, было обнаружено, что провокационные триггеры, такие как провокация [8], социальное неприятие [9] и неприятная температура [10], связаны с более частыми случаями агрессивного поведения и повышенной агрессией.Было обнаружено, что побуждающая сила, такая как высокая импульсивность [11, 12] и характерная агрессивность [13], также предсказывают агрессивное поведение. Наконец, было обнаружено, что тормозящая сила, такая как высокий самоконтроль [14, 15] и улучшенное исполнительное функционирование [16, 17], обратно пропорционально связаны со случаями агрессивного поведения. Однако меньшее количество исследований изучали потенциальные взаимодействия между тремя факторами при прогнозировании агрессивного поведения. В одном из предыдущих исследований сообщалось о взаимодействии между провокацией и процессом саморегуляции, так что участники с нарушением саморегуляции позволяли своим партнерам оставаться в болезненной позе йоги в течение более длительных периодов времени, но только тогда, когда их спровоцировали [18].Однако простота теории I3 также ограничивает понимание многомерной природы конструкций, которые способствуют сложному поведению, например агрессии. Например, было бы сложно вписать теорию в контекст инструментальной агрессии, когда кто-то использовал бы агрессию для достижения конечной цели. Альтернативные модели повысили вероятность потенциальных интерактивных эффектов среди предсказателей агрессии (например, [19]).

В текущем исследовании изучалось влияние двух тормозящих сил, действующих как регулирование эмоций и тормозящий контроль, при прогнозировании физической реактивной агрессии.Связь между негативными эмоциями и агрессивным поведением широко исследована. Было обнаружено, что такие эмоции, как гнев, страх и другие в целом негативные эмоции, связаны с агрессией [20]. Следовательно, способность регулировать негативные эмоции может снижать агрессивное поведение, и было обнаружено, что это снижает ее [21]. Регулирование эмоций - это способность модулировать свои эмоциональные переживания и / или реакции [22]. Среди множества подходов к изучению регуляции эмоций, один из них - это различие между верхним посевом и рассеянием эмоций.стратегии снизу вверх. Усилия, направленные на переосмысление или переосмысление стимулов, вызывающих эмоции, таких как когнитивная переоценка, будут включать модуляцию сверху вниз (префронтальные области) областей мозга, генерирующих эмоции, таких как миндалевидное тело [23]. Стратегии «снизу вверх», такие как воздействие или обусловливание, будут напрямую влиять на области мозга, генерирующие эмоции, с меньшей степенью участия со стороны более высоких областей мозга [24]. Настоящее исследование было направлено на изучение возможных эффектов нисходящей регуляции эмоций на тормозящий контроль при прогнозировании агрессии.

Тормозящий контроль - это способность подавлять сильную тенденцию к действию и является важным компонентом подавления агрессивного поведения. Raaijmakers, Smidts [25] обнаружили, что у детей, которые демонстрировали более высокий уровень агрессивного поведения, было значительно больше нарушений торможения, чем у детей, которые демонстрировали более низкий уровень агрессивного поведения. Хотя считается, что тормозящий контроль, обычно исследуемый в контексте предотвращения двигательной или поведенческой реакции, включает префронтальную сеть мозга, было обнаружено, что участие «верхней» области мозга варьируется в зависимости от тормозящего контроля и других относительно более когнитивных задач, таких как динамическое решение. создание и отбор отклика [26, 27].Кроме того, было обнаружено, что стратегии регулирования эмоций сверху вниз, такие как когнитивная оценка, связаны со способностью задействовать различные соответствующие области мозга [28]. Хотя и регулирование эмоций, и тормозящий контроль могут быть критическими компонентами в прогнозировании агрессии, они могут взаимодействовать в процессе, ведущем к исполнению агрессивного поведения.

Одной из целей настоящего исследования было изучить потенциальное взаимодействие между регуляцией эмоций и тормозящим контролем при прогнозировании агрессивного поведения.В частности, мы исследовали регуляцию эмоций как фактор, сдерживающий влияние тормозящего контроля на агрессию. Мы ожидали, что при спровоцировании участники с высоким уровнем регуляции эмоций и подавляющего контроля будут демонстрировать наименьший уровень агрессии, а участники с низким уровнем агрессии - наибольшим. Из-за относительно более когнитивного или нисходящего характера регулирования эмоций мы также ожидали, что это может помочь снизить агрессивное поведение у участников с низким тормозным контролем.

Другой целью настоящего исследования было изучить агрессивное поведение и взаимосвязь между факторами модели I 3 в азиатской выборке.Хотя большая часть предыдущих исследований агрессии проводилась в западных культурах, было обнаружено, что нормы агрессивного поведения различаются в разных культурах. Например, в исследовании Crystal, Chen [29] сравнивались 11-классники из трех стран: США, Японии и Тайваня. В этом исследовании азиатские студенты сообщили о меньшей агрессии, чем американские студенты, но тайваньские студенты сообщили о большей агрессии, чем японские. Другое исследование показало, что по сравнению с китайскими или польскими студентами колледжей, американские студенты сообщили о самом высоком уровне агрессии, за ними следуют польские и китайские студенты [30].Некоторые предполагают, что различия в уровнях агрессии между различными культурами могут быть даже больше, чем гендерные различия в агрессивном поведении [31]. Это исследование было направлено на изучение агрессивного поведения и его факторов на тайваньской выборке. Таким образом, мы ожидали, что для тайваньской выборки может потребоваться более высокий уровень провокации перед проявлением агрессии.

Методы

Участники

Участниками были 80 студентов бакалавриата, завершивших обучение за денежную компенсацию или дополнительный зачет курса.Исследование было одобрено Комитетом по этике исследований Управления этики исследований Национального университета Тайваня. Изучая данные на предмет нормального распределения, мы определили два выброса для ЯМР на основе межквартильного ранга (IQR), который был рассчитан на основе петель Турции. Показатели ЯМР ниже 1,5 IQR, но менее 3 IQR от конца прямоугольной диаграммы были помечены как выбросы. После удаления двух выбросов в выборку вошли 41 мужчина и 39 женщин. Их средний возраст составлял 21,57 года ( SD, = 1.75).

Процедура

Первоначальные занятия участников проводились в отдельной комнате, где им давали введение в исследование и проводили через процесс и содержание информированного согласия. Участников заверили, что все их ответы на анкеты останутся конфиденциальными. После того, как участники подписали форму согласия, их попросили заполнить анкеты исследования. Затем участники выполнили задачу стоп-сигнала и парадигму агрессии Тейлора в уравновешенном порядке.По завершении исследования экспериментатор опросил участников и поблагодарил их за участие.

Меры

Агрессивное поведение было измерено с использованием модифицированной версии парадигмы агрессии Тейлора [3]. Участникам сказали, что они собираются сыграть в соревновательную игру на время реакции с неизвестным противником, и что тот, кто будет медленнее, в качестве наказания услышит пронзительный шум в наушниках. Однако участникам в то время не было известно, что их противники были виртуальными, а их выигрыши / проигрыши были предопределены.В начале каждого испытания участники выбирали уровень наказания, которое их оппоненты понесли бы, если бы их оппоненты проиграли. Кнопки настройки шума были обозначены на клавиатуре от 1 (соответствует 55 дБ) до 10 (соответствует 100 дБ). После каждого испытания участникам сообщали об исходе испытания (т.е. «вы выиграли» или «вы проиграли»). Затем участникам показали уровень наказания, который их оппоненты назначили им для этого конкретного испытания. Проигравшие участники будут подвергнуты шуму наказания, соответствующему уровню, установленному их противниками.

Частота выигрышей и проигрышей (установлена ​​на 50% для текущего исследования) и интенсивность получаемого шума были предопределены. Участники соревновались в 96 испытаниях времени реакции (RT), которые были разделены на три блока. Средняя интенсивность шума составила 2,5 для блока 1, 5,5 для блока 2 и 8,5 для блока 3. Агрессивное поведение измерялось средним уровнем наказания участников, назначенным их оппонентам для каждого блока.

Эмоциональная регуляция была измерена с использованием шкалы регуляции негативного настроения (ЯМР) [32].ЯМР представляет собой 30-балльную шкалу, оцениваемую по 5-балльной шкале Лайкерта: от 1 ( строго не согласен, ) до 5 ( полностью согласен, ). ЯМР используется для оценки способности избавляться от плохого настроения и эмоционального стресса или избавляться от них. Более высокий балл по ЯМР указывает на лучшую регуляцию негативного настроения. В текущем примере альфа Кронбаха ( α ) = 0,85.

Ингибирующий контроль измеряли с использованием времени реакции на стоп-сигнал (SSRT) в задаче стоп-сигнала [33]. Задача включала в себя два условия: условие «идти» и условие «стоп».Условие «идти» требовало от участников реакции на визуальный сигнал «идти» на экране компьютера нажатием определенной кнопки на клавиатуре. Условие остановки включало звуковой сигнал остановки, который подавался после визуального сигнала движения, и требовал от участников подавить свое намерение ответить на сигнал движения. Условие остановки возникло в 25% испытаний. Ингибирующий контроль измеряли по задержке ответа на сигнал остановки (SSRT). Более длительное SSRT указывало бы на худший ингибирующий контроль.

Признак агрессии был включен в качестве контролирующей переменной и измерялся с помощью опросника агрессии Бусса-Перри, BPAQ [34]. BPAQ представляет собой инвентарь из 29 пунктов, оцененных по 5-балльной шкале Лайкерта: от 1 ( крайне нехарактерно для меня, ) до 5 ( чрезвычайно характерно для меня, ). Более высокие баллы по BPAQ указывают на более высокую агрессию. В текущем примере альфа Кронбаха ( α ) = 0,85.

Провокация оценивалась в конце эксперимента, спрашивая участников, насколько они чувствовали себя «провокационными» со стороны своих оппонентов во время эксперимента.

Демографические данные также были собраны от участников, включая их возраст и пол.

Статистический анализ

Используя программный пакет SPSS 18.0 (IBM, Армонк, Нью-Йорк, США), мы использовали один тест дисперсионного анализа с повторными измерениями (ANOVA), чтобы проверить эффект провокации. Затем мы использовали иерархический тест множественного регрессионного анализа смешанной модели, чтобы изучить влияние регуляции эмоций и тормозящего контроля на физическую реактивную агрессию.В Шаге 1 мы включили провокацию, возраст, пол и характерную агрессию в качестве управляющих переменных. На шаге 2 мы включили регуляцию негативного настроения (ЯМР) и подавляющий контроль (SSRT) в качестве предикторов. Наконец, на этапе 3 мы добавили двустороннее взаимодействие между регуляцией эмоций (ЯМР) и тормозящим контролем (SSRT) в качестве предикторов.

Результаты

Предварительный анализ

Средний балл для ЯМР составил 103,03 (SD = 12,06), для BPAQ - 75,74 (SD = 13,88), а для SSRT - 219.57 мс (SD = 25,95). Как показано в таблице 1, между основными переменными исследования не было обнаружено значимых корреляций.

Был проведен дисперсионный анализ с повторными измерениями (ANOVA), чтобы проверить основное влияние блока на уровни наказания, назначаемые участниками своим оппонентам. Результаты показали значительное влияние блока на назначение наказания ( p = 0,000). Среднее наказание участников (т.е. агрессия) значительно увеличилось от блоков 1 до 3. Апостериорный тест (LSD) показал значительное увеличение по сравнению с блоком 1 (B1, M = 3.03) в блок 2 (B2, M = 4,63, p <0,001) и из B2 в блок 3 (B2, M = 6,55, p <0,001).

Как и ожидалось, уровень наказания увеличился с B2 до B3 больше, чем с B1 до B2, что указывает на более высокий уровень провокации в текущей выборке, возможно, из-за того, что участники были спровоцированы более высокими уровнями шума, полученного от их виртуальных противников [8] . Таким образом, разница в назначении наказания от B2 до B3 была рассчитана и использована в качестве индикатора агрессивного поведения в текущем исследовании.

Анализ основных эффектов

Затем было исследовано влияние основных переменных исследования на агрессивное поведение с использованием иерархического множественного регрессионного анализа смешанной модели. Шаг 1 модели включал контролирующие переменные провокации, возраста, пола и характера агрессии. Шаг 2 включал в себя основные исследуемые параметры регуляции негативного настроения и тормозящего контроля. Результаты показали отсутствие значимых основных эффектов ни для одной из основных переменных исследования. Дальнейший анализ с использованием иерархического ввода предикторов показал, что основные эффекты, описанные выше, не были изменены последовательностью, в которой они были введены в модель.

Модерационный анализ

Затем, в Шаге 3 мы добавили двустороннее взаимодействие между регулированием эмоций (ЯМР) и тормозящим контролем (SSRT) в прогнозировании агрессивного поведения. Шаг 3 значительно улучшил модель основных эффектов, R 2 = 0,309, p <0,02, что отражает значительное взаимодействие ЯМР x SSRT (рис. 1). Для участников с высоким подавляющим контролем (низкий SSRT) не было существенной разницы между высокими и низкими показателями ЯМР при прогнозировании агрессивного поведения.Однако для участников с низким ингибиторным контролем (высокий SSRT) участники с более высокими баллами по ЯМР показали менее агрессивное поведение, чем участники с более низкими баллами по ЯМР. Кроме того, не было обнаружено других значимых взаимодействий между переменными, включенными в шаги 1 и 2 при прогнозировании агрессии (ps> 0,40). Мы также исследовали эти интерактивные эффекты на предмет увеличения наказания между блоками 1 и 2, но не обнаружили каких-либо значительных взаимодействий.

Рис. 1. Интерактивное влияние регуляции эмоций и тормозящего контроля на повышение уровня наказания.

а. Прогнозируемые значения увеличения наказания нанесены на 1 стандартное отклонение выше и ниже среднего значения для ЯМР [35]. б. Наклон для высокого SSRT (низкий ингибирующий контроль) значительно отличается от нуля ( p = 0,002), а наклон для низкого SSRT (высокий ингибирующий контроль) нет ( p > 0,33).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0175651.g001

Обсуждение

Результат текущего исследования показал интерактивный эффект эмоциональной регуляции и тормозящего контроля при прогнозировании агрессивного поведения.Для людей с низким тормозящим контролем те, кто лучше справлялся с эмоциональной регуляцией, демонстрировали менее агрессивное поведение, чем те, у кого эмоциональная регуляция была хуже. Однако для людей с лучшим тормозным контролем эмоциональная регуляция не оказывала значительного влияния на агрессивное поведение.

Регулирование эмоций - это процесс, который включает в себя функции мозга относительно более высокого порядка, такие как когнитивная переоценка, планирование будущего и предвидение поведенческих последствий. Хотя люди могут испытывать трудности с выходом из отрицательных эмоций посредством обучения, опыта и практики, способность регулировать отрицательные эмоции может быть приобретена и укреплена.Эта когнитивная способность, если ее хорошо практиковать, может также модулировать менее когнитивные, физиологические состояния или реакции. Например, было обнаружено, что медитация осознанности влияет на автономную деятельность, такую ​​как артериальное давление, частоту сердечных сокращений и вариабельность сердечного ритма [36, 37]. Кроме того, регулирование эмоций может смягчать влияние менее когнитивных факторов на агрессивное поведение. Например, Кастро и Бош [38] сообщили, что упражнения по регулированию эмоций снижают агрессивное поведение, но только для детей с серьезными поведенческими проблемами, а не для нормальной контрольной группы.Результаты текущего исследования показали, что регулирование эмоций смягчает эффекты тормозящего контроля на агрессивное поведение и приносит значительную пользу людям с низким подавляющим контролем.

Кроме того, как описано ранее, агрессивное поведение различается в разных культурах [29–31]. Результаты текущего исследования не показали значительных интерактивных эффектов увеличения наказания между блоками 1 и 2, несмотря на значительное увеличение наказания в каждом блоке (т.е., блоки с 1 по 2 и блоки с 2 по 3), что соответствует увеличению количества провокаций. Эффекты взаимодействия были значительными только при повышении уровня провокации со среднего (Блок 2) до высокого (Блок 3). Одно из возможных объяснений - культурные различия. Поскольку восточная культура подчеркивает социальную гармонию или избегание открытого конфликта, было обнаружено, что они меньше сообщают об агрессии и меньше регистрируют показатели агрессивного поведения (например, [29]). Возможно, что участники из восточной культуры более терпимы к провокациям более низкого уровня, но будут реагировать только на провокации более высокого уровня.

Ограничения

Текущее исследование имеет несколько ограничений. Во-первых, в этом исследовании использовалась выборка студентов. Дальнейшие исследования могут повторить и расширить это исследование для включения в него различных возрастных и демографических групп. Кроме того, в это исследование не были включены другие потенциально значимые переменные, такие как репрессивные тенденции. Наконец, в текущем исследовании изучалось агрессивное поведение в условиях, когда люди были одни. Будущие исследования могут включать социальные факторы в прогнозирование агрессивного поведения.Групповая динамика, социальная желательность или социальная конкуренция могут служить для модулирования ассоциаций между основными переменными нашего исследования.

Выводы

Тормозящий контроль является определяющим фактором при выполнении агрессивного поведения. Похоже, что регулирование эмоций может быть преимуществом, особенно для людей с подавляющим более низким контролем, в модулировании эффектов подавляющего контроля на агрессию. Эти результаты имеют значение для распределения ресурсов на обучение, а также для уточнения или нацеливания программ реабилитации, направленных на снижение агрессивного поведения у взрослых.

Вклад авторов

  1. Концептуализация: YYC.
  2. Обработка данных: IJH.
  3. Формальный анализ: IJH YYC.
  4. Расследование: IJH.
  5. Методология: YYC IJH.
  6. Администрация проекта: IJH.
  7. Ресурсы: YYC.
  8. Надзор: YYC.
  9. Написание - черновик: IJH YYC.
  10. Написание - просмотр и редактирование: YYC IJH.

Ссылки

  1. 1. Барон Р.А. Человеческая агрессия: Нью-Йорк: Пленум; 1977.
  2. 2. Халлер Дж. Нейробиологические основы аномальной агрессии и агрессивного поведения. Берлин: Springer; 2014.
  3. 3. Тейлор С.П., Эпштейн С. Агрессия как функция взаимодействия пола агрессора и пола жертвы. Журнал личности. 1967. 35 (3): 474–86.pmid: 6050075
  4. 4. Джанкола PR, Парротт DJ. Дополнительные доказательства обоснованности парадигмы агрессии Тейлора. Агрессивное поведение. 2008; 34: 214–29. pmid: 17894385
  5. 5. Giancola PR, Helton EL, Osborne AB, Terry MK, Fuss AM, Westerfield JA. Влияние алкоголя и провокации на агрессивное поведение мужчин и женщин. Журнал исследований алкоголя. 2002. 63 (1): 64–73. pmid: 11925061
  6. 6. Бушмен Б.Дж. Сдерживающая роль черты агрессивности в воздействии насильственной мейи на Aggressoin.Журнал личности и социальной психологии. 1995. 69 (5): 950–60. pmid: 7473040
  7. 7. Finkel EJ. Модель I3: метатеория, теория и доказательства. Успехи экспериментальной социальной психологии. 49. В Olson J. M., & Zanna M. P. (Eds.) Ed. Сан-Диего: Academic Press; 2014.
  8. 8. Чермак С.Т., Берман М, Тейлор С.П. Влияние провокации на эмоции и агрессию у мужчин. Агрессивное поведение. 1997. 23 (1): 1–10.
  9. 9. ДеВолл К.Н., Твенге Дж. М., Гиттер С.А., Баумейстер РФ.Важна мысль: роль враждебного познания в формировании агрессивных реакций на социальную изоляцию. Журнал личности и социальной психологии. 2009. 96 (1): 45–59. pmid: 19210063
  10. 10. Андерсон CA, Андерсон KB, Deuser WE. Изучение структуры аффективной агрессии: влияние оружия и температуры на агрессивные мысли, аффекты и отношения. Вестник личности и социальной психологии. 1996; 22: 366–76.
  11. 11. Дерефинко К., ДеВолл К.Н., Метце А.В., Уолш Е.К., Линам Д.Р.Предсказывают ли разные аспекты импульсивности разные типы агрессии? Агрессивное поведение. 2011; 37: 223–33. pmid: 21259270
  12. 12. Кричфилд К.Л., Леви К.Н., Кларкин Дж.Ф. Взаимосвязь между импульсивностью, агрессией и импульсивной агрессией при пограничном расстройстве личности: эмпирический анализ показателей самооценки. Журнал расстройств личности. 2004. 18 (6): 555–70. pmid: 15615667
  13. 13. Кремер У.М., Беттнер С., Рот Дж., Мунте Т.Ф. Признак агрессивности модулирует нейрофизиологические корреляты лабораторно-индуцированной реактивной агрессии у людей.Журнал когнитивной неврологии. 2008. 20 (8): 1464–77. pmid: 18303975
  14. 14. ДеУолл К.Н., Баумейстер Р.Ф., Стиллман Т.Ф., Гайлиот М.Т. Сдерживаемое насилие: влияние саморегуляции и ее ослабления на агрессию. Журнал экспериментальной социальной психологии. 2007: 43 (62–76).
  15. 15. Денсон Т.Ф., Кэппер М.М., Оутен М., Фриз М., Скофилд Т.П. Тренировка самоконтроля снижает агрессию в ответ на провокацию у агрессивных людей. Журнал исследований личности.2011; 45: 252–6.
  16. 16. Hoaken PNS, Shaughnessy VK, Pihl RO. Исполнительное когнитивное функционирование и агрессия: проблема импульсивности? Агрессивное поведение. 2003; 29: 15–30.
  17. 17. Stadler C, Rohrmann S, Steuber S, Poustka F. Эффекты провокации на эмоции и агрессию: экспериментальное исследование с агрессивными детьми. Швейцарский журнал психологии. 2006. 65 (2): 117–24.
  18. 18. Финкель Э.Дж., ДеУолл С.Н., Слоттер Э.Б., Оутен М. Несостоятельность саморегулирования и насилие со стороны интимного партнера.Журнал личности и социальной психологии. 2009. 97 (3): 483–99. pmid: 19686003
  19. 19. Buckholtz JW. Социальные нормы, самоконтроль и ценность антиобщественного поведения. Текущее мнение в поведенческих науках. 2015; 3: 122–9.
  20. 20. Робертон Т, Дафферн М, Бакс РС. Регулирование эмоций и агрессия. Агрессия и агрессивное поведение. 2012; 17: 72–82.
  21. 21. Салливан Т.Н., Хелмс С.В., Кливер В., Гудман К.Л. Связь между печалью и преодолением регуляции гнева, эмоциональным выражением и физической агрессией и агрессией в отношениях среди городских подростков.Социальное развитие. 2010. 19 (1): 30–51. pmid: 20221302
  22. 22. Валовой JJ. Новые области регулирования эмоций: комплексный обзор. Обзор общей психологии 1998; 2 (3): 271–99.
  23. 23. Quirk GJ, Beer JS. Префронтальное участие в регуляции эмоций: конвергенция исследований на крысах и людях. Текущее мнение в нейробиологии. 2006. 16 (6): 723–7. pmid: 17084617
  24. 24. v d Hurk PAM, Janssen BH, Giommi F, Barendregt HP, Gielen SC.Медитация осознанности, связанная с изменениями в восходящей обработке: психофизиологические доказательства снижения реактивности. Международный журнал психофизиологии. 2010; 78: 151–7. pmid: 20633581
  25. 25. Raaijmakers MAJ, Smidts DP, Sergeant JA, Maassen GH, Posthumus JA, Engeland HV, et al. Исполнительные функции у детей дошкольного возраста с агрессивным поведением: нарушения тормозного контроля. Журнал аномальной детской психологии. 2008; 36: 1097–107. pmid: 18437548
  26. 26.Риддеринкхоф KR, v d Wildenberg WPM, Segalowitz SJ, Carter CS. Нейрокогнитивные механизмы когнитивного контроля: роль префронтальной коры в выборе действий, торможении реакции, мониторинге производительности и обучении, основанном на вознаграждении. Мозг и познание. 2004; 56: 129–40. pmid: 15518930
  27. 27. Гогари В.М., Макдональд AWI. Нейронные основы когнитивного контроля: выбор ответа и торможение. Мозг и познание. 2009. 71 (2): 72–83. pmid: 19427089
  28. 28.Папусек И., Вайс Э.М., Перхтольд С.М., Вебер Х., д Ассунсао В.Л., Шультер Г. и др. Способность генерировать когнитивные переоценки отражается в асимметричной активации лобных областей мозга. Визуализация мозга и поведение. 2016.
  29. 29. Crystal DS, Chen C, Fuligni AJ, Stevenson HW, Hsu C-C, Ko H-J и др. Психологическая дезадаптация и академическая успеваемость: кросс-культурное исследование японских, китайских и американских учеников старших классов. Развитие ребенка. 1994; 65 (3).
  30. 30. Forbes G, Zhang X, Doroszewicz K, Haas K. Отношения между индивидуализмом-коллективизмом, полом и прямой или косвенной агрессией: исследование в Китае, Польше и США. Агрессивное поведение. 2009; 35: 24–30. pmid: 18985769
  31. 31. Рамирес Дж. М., Андреу Дж. М., Фуджихара Т. Культурные и половые различия в агрессии: сравнение японских и испанских студентов с использованием двух разных инвентаризаций. Агрессивное поведение. 2001; 27: 313–22.
  32. 32.Катандзаро С., Мирнс Дж. Измерение обобщенных ожиданий для регулирования негативного настроения: разработка начальной шкалы и последствия. Журнал оценки личности. 1990. 54 (3–4): 546–63. pmid: 2348341
  33. 33. Логан Г.Д., Шахар Р.Дж., Таннок Р. Импульсивность и ингибиторный контроль. Психологическая наука. 1997. 8 (1): 60–4.
  34. 34. Бусс А.Х., Перри М. Анкета агрессии. Журнал личности и социальной психологии. 1992. 63 (3): 452–9. pmid: 1403624
  35. 35.Айкен LS, Западный SG. Множественная регрессия: тестирование и интерпретация взаимодействий. Ньюбери-Парк, Лондон: Сейдж; 1991.
  36. 36. Барнс В.А., Дэвис ХК, Мурзыновски Дж.Б., Трейбер Ф.А. Влияние медитации на артериальное давление и частоту сердечных сокращений в состоянии покоя и в амбулаторных условиях у молодежи. Психосоматическая медицина. 2004. 66 (6): 909–14. pmid: 15564357
  37. 37. Крыгира Дж. Р., Хизерсб Дж. А. Дж., Шахрестанья С., Эбботт М., Гроссд Дж. Дж., Кемп А. Х. Медитация осознанности, благополучие и вариабельность сердечного ритма: предварительное исследование воздействия интенсивной медитации Випассана.Международный журнал психофизиологии. 2013. 89 (3): 305–13. pmid: 23797150
  38. 38. d Кастро Б.О., Бош Дж. Д., Вирман Дж. В., Купс В. Влияние подсказок регуляции эмоций, атрибуции и задержки на решение агрессивных социальных проблем мальчиков. Когнитивная терапия и исследования. 2003. 27 (2): 153–66.

% PDF-1.5 % 1 0 объект > поток ; изменено с помощью iText 2.1.7 пользователем 1T3XT2009-09-28T19: 09: 28-04: 00

  • конечный поток эндобдж 2 0 obj > / Шрифт >>> / MediaBox [0.t \ M4 `hu-} cMtNq * Q] 5C 3DvSD {! l

    Метаанализ взаимосвязи между жестокими видеоиграми и физической агрессией во времени

    Аннотация

    Для выяснения и количественной оценки влияния насилия в видеоиграх (VGV) Что касается агрессивного поведения, мы провели метаанализ всех проспективных исследований на сегодняшний день, в которых оценивалась связь между воздействием VGV и последующей открытой физической агрессией. Стратегия поиска выявила 24 исследования с более чем 17 000 участников и временным лагом от 3 месяцев до 4 лет.Выборки состояли из разных национальностей и национальностей со средним возрастом от 9 до 19 лет. Для каждого исследования мы получили стандартизированный коэффициент регрессии для предполагаемого эффекта VGV на последующую агрессию с учетом исходной агрессии. VGV был связан с агрессией с использованием как фиксированных [β = 0,113, 95% ДИ = (0,098, 0,128)], так и моделей случайных эффектов [β = 0,106 (0,078, 0,134)]. Когда были включены все доступные ковариаты, размер эффекта оставался значимым для обеих моделей [β = 0.080 (0,065, 0,094) и β = 0,078 (0,053, 0,102) соответственно]. Никаких доказательств предвзятости публикации обнаружено не было. Этническая принадлежность была статистически значимым модератором для моделей с фиксированными эффектами ( P ≤ 0,011), но не для моделей со случайными эффектами. Стратифицированный анализ показал, что эффект был наибольшим среди белых, промежуточным среди азиатов и незначительным среди латиноамериканцев. Обсуждение сосредоточено на значении таких результатов для текущих дебатов о влиянии жестоких видеоигр на физическую агрессию.

    Споры возникли по поводу связи жестоких видеоигр и агрессии (1–4). В то время как большинство тех, кто проводит исследования по этой теме, утверждают, что такие игры усиливают агрессивное поведение, меньшинство утверждает, что связь игрового процесса и реального агрессивного поведения в лучшем случае преувеличена, а в худшем - ложна. Противоречие имело важные последствия для реального мира. В 2011 году Верховный суд США отменил закон Калифорнии, ограничивающий покупку и аренду детьми чрезвычайно жестоких видеоигр (5).Большинство людей скептически относятся к важности эффектов жестоких видеоигр, сравнивая их с «безобидным времяпрепровождением» (5).

    Жестокие видеоигры и агрессия

    Доводы о том, что жестокие видеоигры усиливают агрессивное поведение, были наиболее убедительно представлены Андерсоном и др. (6; см. Также ссылки 7 и 8). В частности, эти авторы провели всесторонний метаанализ литературы о влиянии жестоких видеоигр на шесть категорий агрессивной реакции: познание, аффект, возбуждение, сочувствие / сенсибилизация к насилию, явное агрессивное поведение и открытое просоциальное поведение.Их метаанализ изучил эффекты из более чем 130 исследовательских отчетов, основанных на более чем 130 000 участников. На основе этого анализа авторы пришли к выводу, что жестокие видеоигры положительно связаны с агрессивным поведением, агрессивным познанием и агрессивным аффектом, а также отрицательно связаны с сочувствием к жертвам насилия и просоциальным поведением. Кроме того, авторы пришли к выводу, что эти эффекты статистически надежны в экспериментальных, перекрестных и лонгитюдных исследованиях, наблюдаются в разных культурах, гендерных и игровых типах (например.g., перспектива от первого и третьего лица; человеческие и нечеловеческие цели; и т. д.), и что более совершенные с методологической точки зрения исследования имели тенденцию давать более значительный эффект. Более поздний метаанализ, проведенный Greitemeyer и Mügge (9), пришел к аналогичным выводам.

    Несмотря на то, что некоторые приветствуют его как убедительно демонстрирующего связь между жестокими видеоиграми и агрессией (7), Anderson et al. (6) метаанализ не уменьшил скептицизма среди вокального меньшинства исследователей (10). В большом количестве статей Фергюсон (2, 11–16) высказал четыре критических замечания по поводу исследования, целью которого было показать, что насилие в видеоиграх (VGV) увеличивает реальную агрессию: ( i ) многие исследования, подтверждающие в такой ссылке используются меры «несерьезной агрессии» (напр.g., доступность слов, связанных с агрессией, связанных с агрессией чувств), которые завышают оценки величины эффекта; ( ii ) многие исследования не включают важные ковариаты в качестве статистического контроля, и, следовательно, любые наблюдаемые эффекты могут быть ложными последствиями отношений третьих переменных; ( iii ) существует предвзятое отношение к публикации исследований, подтверждающих связь VGV → агрессия, в отличие от тех, в которых сообщается о нулевом эффекте; и ( iv ), даже если допустить существование отношения VGV → агрессия, обычно сообщаемый оценочный размер эффекта является чрезвычайно слабым.Несмотря на то, что эти аргументы были решительно опровергнуты Андерсоном и его коллегами (8), Фергюсон и его коллеги продолжали поддерживать свою критику (2, 15, 17, 18). Что касается критики, высказанной Фергюсоном и др. (19⇓ – 21), следует отметить, что эти исследователи провели три строгих лонгитюдных исследования, которые не обнаружили существенной связи между жестокими видеоиграми и агрессией. Они частично объясняют эти отсутствие эффектов: ( i ) использованием мер «серьезной» агрессии (например,g., явная физическая агрессия) и ( ii ), включая соответствующие контрольные коварианты.

    Этническая принадлежность и игра

    Существуют некоторые свидетельства, подтверждающие способность этнической принадлежности и культуры смягчать эффекты ВГВ. Андерсон и др. (6) отметили в своем метаанализе агрессивного поведения в продольных планах, что эффект VGV был несколько больше в западных культурах, чем в восточных, и эта разница приближалась к статистической значимости ( P = 0,07). В то же время в этих сравнениях культурные различия смешивались с вариациями в дизайне исследований, так что «было неясно, следует ли объяснять разницу культурными различиями в уязвимости или использованием разных критериев» (6).

    Потенциал этнической принадлежности смягчать эффекты воздействия видеоигр на агрессию был подтвержден Фергюсоном (15) в его собственном недавнем метаанализе. В этой работе Фергюсон обнаружил статистически значимую связь между воздействием видеоигр и агрессивным поведением среди исследований, в которых использовались западные образцы, но эта связь не была значимой среди исследований, в которых использовались азиатские или латиноамериканские образцы. Поскольку эти метааналитические выводы были основаны на исследованиях, в которых измерялось воздействие всех видеоигр (а не на жестокие игры), результаты могут не отвечать на вопросы о эффектах VGV как таковых, но они подтверждают мнение об этнической принадлежности как потенциального модератора агрессивные исходы.

    Метаанализ лонгитюдных исследований VGV и агрессивного поведения

    Настоящий обзор направлен на рассмотрение четырех приведенных выше аргументов против связи между VGV и агрессией, а также на переоценку свидетельств этнической принадлежности как модератора этой связи. При обзоре литературы мы сосредотачиваемся на том, что мы считаем наиболее строгим и подходящим для проверки гипотезы насильственной видеоигры → агрессии: продольные планы, которые исследуют связь насильственной видеоигры в определенный момент времени с явной физической агрессией в последующем. момент времени, в то время как предыдущая агрессия совпадает.Сосредоточившись на явной физической агрессии, мы избегаем критики, что другие несерьезные меры агрессии ложно завышают размер эффекта, наблюдаемый в литературе. Проведя метаанализ, мы можем оценить средний размер, статистическую надежность и неоднородность эффектов в литературе. Это позволяет нам изучить степень, в которой эти оценки различаются в зависимости от ( i ) статистических ковариат, включенных отдельными исследователями, и ( ii ) культуры / этнической принадлежности участника.Наконец, мы искали доказательства предвзятости публикации, используя различные методы.

    Методы

    Поиск и отбор исследований.

    Мы провели поиск в электронных базах данных PsycInfo, PubMed, Web of Science и ERIC, используя комбинации ключевых слов, связанных с видеоиграми (видеоигра * ИЛИ видеогама * ИЛИ компьютерная игра * ИЛИ электронная игра *), продольные модели (продольные ИЛИ перспективные) , и агрессивное поведение (агрессия * ИЛИ насилие * ИЛИ правонарушение *). В поиск были включены статьи, опубликованные до 1 апреля 2017 г.Право на включение имели исследования из любой страны, а исследования, опубликованные на языках, отличных от английского, имели право на включение при условии, что они могли быть переведены на английский язык. Статьи, диссертации и главы книг имели право на включение независимо от того, были они опубликованы или не опубликованы.

    Чтобы иметь право на включение в метаанализ, исследования должны измерять жестокое воздействие видеоигр и физическую агрессию в один момент времени и измерять физическую агрессию по крайней мере через 3 недели.Поскольку взаимосвязь интересов характерна для подмножества видеоигр с содержанием насилия или содержания для взрослых, исследования были исключены, если они оценивали общее воздействие видеоигр (а не воздействие жестоких игр или игр для взрослых) или если они оценивали воздействие фильмов с насилием или СМИ, кроме видеоигр. Были включены только исследования, которые измеряли явную физическую агрессию в реальном мире, исходя из того, что видеоигры вызывали изменения в познании (например, отношения, предвзятость атрибуции), эмоции (например,ж., враждебность, эмоциональная десенсибилизация), чувства (например, эмпатическое беспокойство) и возбуждение принципиально важны, поскольку они проливают свет на психологические процессы, которые могут служить посредниками для установленного поведенческого эффекта. Самостоятельные сообщения об агрессивном поведении в реальном мире были приемлемыми мерами агрессии, как и аналогичные оценки, предоставленные родителями, учителями или сверстниками. Сообщения с использованием гипотетических сценариев и сообщения, ограниченные словесной агрессией, не считались приемлемыми мерами.Наконец, поиск ограничился продольными планами, учитывая их силу в снижении вероятности обратной причинности. Хотя обзор ограничивается продольными исследованиями реального мира, явная физическая агрессия не исключает исследований, в которых используются экспериментальные схемы, но исключает из рассмотрения те лабораторные эксперименты, эффекты которых можно критиковать как имеющие только временное влияние на поведение. С каждой группой авторов итоговых исследований связались, чтобы узнать о любой информации, которую они могли бы иметь относительно других опубликованных или неопубликованных лонгитюдных исследований видеоигр и агрессии.

    Для всех исследований использованная оценка величины эффекта представляла собой стандартизованный коэффициент регрессии, связанный с жестокими видеоиграми и последующей физической агрессией, рассчитанный с учетом предшествующей агрессии в качестве коварианты. Эта оценка была предпочтительнее корреляции нулевого порядка, потому что она лучше характеризует интересующую взаимосвязь, а именно связь между агрессивным воздействием в видеоиграх и последующим изменением агрессии, что требует учета предшествующей агрессии.Кроме того, поскольку исследователи включали ковариаты помимо жестоких видеоигр и предшествующей агрессии в свои первоначально опубликованные эффекты, мы связались с каждой исследовательской группой и попросили их предоставить нам стандартизованный коэффициент регрессии, связанный с исходной агрессивной видеоигрой, когда он используется для прогнозирования последующих физическая агрессия при коваринге: ( i ) только базовая физическая агрессия и ( ii ) базовая физическая агрессия и пол.

    Статистический анализ.

    Мы оценили общие эффекты и неоднородность в размерах эффектов, используя метааналитическое моделирование как с фиксированными, так и со случайными эффектами. Затем мы проверили, была ли некоторая наблюдаемая неоднородность предсказуемой по трем идентифицируемым характеристикам исследования: этническая принадлежность большинства участников, средний возраст участников на момент начала исследования и продольный временной лаг при измерении агрессии. Наконец, мы выполнили анализ систематической ошибки публикации, подробно описанный ниже. Мы использовали как SPSS v20, так и пакет R «meta» (22) для проведения метаанализа и анализа систематических ошибок публикаций.

    Результаты

    Результаты поиска литературы.

    В конечном итоге наш поиск дал 24 исследования (19⇓ – 21, 23⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓ – 40) (Таблица 1), из которых только 5 появились в более раннем метаанализе Андерсон и др. (6) и 8 из которых появились в более позднем метаанализе Грайтемейера и Мюгге (9). В этих исследованиях приняли участие более 17 000 участников из самых разных стран (Австрии, Канады, Германии, Японии, Малайзии, Нидерландов, Сингапура и США). Средний возраст участников колебался от 8 лет.От 9 до 19,3 года, а продольная временная задержка варьировалась от 3 мес. До чуть более 4 лет. Подавляющее большинство этих исследований измеряли агрессивную игру в видеоигры и агрессивное поведение в начальный момент времени, а затем использовали обе меры для прогнозирования последующего агрессивного поведения в одновременном регрессионном анализе (или анализе пути или модели структурного уравнения), включая различные средства контроля. ковариаты. Во всех исследованиях измерялось воздействие жестоких видеоигр, а не экспериментальное манипулирование воздействием видеоигр.

    Таблица 1.

    Лонгитюдные исследования VGV и агрессии

    Таблица 1 суммирует основные характеристики этих исследований, включая национальность участников и нашу категоризацию участников как представителей трех основных этнических групп: белых, испаноязычных и азиатских. Кроме того, таблица включает краткое описание используемой меры физической агрессии, среднего возраста участников на исходном уровне, временного лага до оценки последующей физической агрессии и оценок размера эффекта без других ковариаций, кроме исходной агрессии, с исходной агрессией и полом. и со всеми ковариатами, включенными в исходный отчет.

    Базовый анализ.

    Оценка размера эффекта с использованием только авторегрессионного запаздывания в качестве ковариаты.

    Для всех наборов данных, кроме одного, мы смогли получить оценки стандартизованного коэффициента регрессии, связывающего только начальную жестокую видеоигру с последующей физической агрессией, совпадающей с начальной физической агрессией (таблица 1). Метаанализ с фиксированными эффектами дал средний коэффициент β = 0,113, 95% ДИ = (0,098, 0,128), z = 14,815, P <0.001, и статистика Q, χ 2 (22) = 61,820, P <0,001, что указывает на значительную неоднородность. Метаанализ случайных эффектов Хеджеса – Вевеа дал аналогичные оценки величины эффекта, β = 0,106, 95% ДИ = (0,078, 0,134), z = 7,462, P <0,001, и статистика Q, χ 2 (22) = 28,109, P = 0,172, что указывает на незначительную неоднородность.

    Оценка размера эффекта с использованием авторегрессионного запаздывания плюс ковариаты.

    Последующий анализ был проведен с учетом оценок, скорректированных по всем ковариатам, использованным в 24 первоначально опубликованных результатах.В большинстве исследований сообщалось о положительных оценках, указывающих на то, что жестокие видеоигры были связаны с увеличением со временем физической агрессии, контролирующей предшествующую агрессию и все другие коварианты.

    Метаанализ с фиксированными эффектами дал средний коэффициент β = 0,080, 95% ДИ = (0,065, 0,094), z = 10,387, P <0,001 и статистику Q, χ 2 (23) = 50,556, P = 0,001 (что указывает на значительную неоднородность). Анализ случайных эффектов Хеджеса – Вевеа дал аналогичные оценки размера эффекта, β = 0.078, 95% ДИ = (0,053, 0,102), z = 6,173, P <0,001 и статистика Q, χ 2 (23) = 27,404, P = 0,239, что указывает на незначительную неоднородность. (Результаты анализов, которые включали как авторегрессионную задержку, так и пол в качестве ковариат, оказались между оценками из этих двух анализов. Их можно получить у авторов по запросу.)

    Смещение публикации.

    Мы провели три анализа для оценки возможной систематической ошибки публикации, ни один из которых не нашел доказательств переоценки эффекта в литературе.Оценки Rosenthal Fail-Safe n показали, что потребуется более 700 нулевых результатов, чтобы поставить под угрозу вывод о существовании положительной продольной связи между жестокими видеоиграми и физической агрессией (оценки с использованием только ковариаты авторегрессионного запаздывания агрессии, Fail-Safe n = 1334; оценки с использованием всех ковариат, Fail-Safe n = 723). Ранговая корреляция Бегга и Мазумдара (41) τ-b была несущественной для обеих моделей случайных эффектов, которые включали только авторегрессионную задержку предшествующей агрессии, τ-b = -0.269, P = 0,072, а модель, которая включала все ковариаты, τ-b = -0,033, P = 0,823. Наконец, анализ обрезки и заполнения (42, 43), примененный к этим данным, не добавил каких-либо эффектов к распределению, что еще раз указывает на отсутствие систематической ошибки публикации.

    Анализирует модератор.

    Чтобы изучить потенциальных модераторов этих наблюдаемых эффектов, мы изучили вариации в оценках размера эффекта, связанные с тремя характеристиками исследования: этнической принадлежностью участников, возрастом и временным лагом между измерениями агрессии.

    Этническая принадлежность.

    Модераторный анализ был проведен для проверки различий в величине эффекта в зависимости от этнической принадлежности участников. Во всех случаях, кроме одного, исследования были разделены на категории в зависимости от преобладающей этнической принадлежности в выборке: белые, испаноязычные или азиатские (таблица 1). В случае исследования Hull et al. (33) можно было рассчитать величину эффекта отдельно для каждой из этих этнических категорий на основе самоидентификации каждого участника. Хотя во всех других анализах использовались общие оценки величины эффекта из Hull et al.Общая выборка ( n = 2723), анализ, проверяющий смягчающий эффект этнической принадлежности, вместо этого включал конкретные размеры эффекта, связанные с каждым из трех Hull et al. подвыборки: белые ( n, = 1831), испаноязычные ( n, = 442) и выходцы из Азии / Тихого океана ( n, = 49).

    Модераторный анализ с фиксированными эффектами с использованием трех этнических категорий в Таблице 1, примененный к оценкам «только авторегрессивное запаздывание», дал значительный модераторный эффект, χ 2 (2) = 13.658, P = 0,001. Отдельные анализы показали, что эффект был наибольшим среди белых участников, промежуточным среди азиатских участников и наименьшим среди испаноязычных участников (см. Рис. 1 для оценок внутри каждой группы в дополнение к общим оценкам, основанным на этих выборках исследования). Модераторный анализ с фиксированными эффектами с использованием двух этнических категорий испаноязычных и неиспаноязычных также дал значительный модераторный эффект, χ 2 (1) = 6,820, P = 0,009. Как модераторное сравнение со случайными эффектами трех этнических групп, так и сравнение со случайными эффектами латиноамериканского и латиноамериканского происхождения.образцы неиспаноязычного происхождения приблизились к значимости [χ 2 (2) = 5,125, P = 0,077 и χ 2 (1) = 3,745, P = 0,053, соответственно].

    Рис. 1.

    Стандартизованные коэффициенты регрессии (β), связывающие исходные насильственные видеоигры с последующей физической агрессией, включая авторегрессионную задержку агрессии и основанные на данных, выбранных для модераторного анализа этнической принадлежности. Расчетная величина эффекта β (ES; квадрат) и 95% доверительный интервал (CI; линии) отображаются для всех эффектов, введенных в метаанализ (19⇓ – 21, 23⇓⇓⇓⇓⇓⇓⇓ – 31, 33⇓⇓⇓⇓ № – 40).Ромбы представляют собой метааналитически взвешенное среднее значение β. Весовые проценты для моделей с фиксированными эффектами и со случайными эффектами обозначены соответственно W (исправление) и W (рандом). Для исследований с несколькими независимыми выборками результат для каждой выборки сообщается отдельно и пронумерован 1, 2 или 3.

    Модераторный анализ с фиксированными эффектами с использованием трех этнических категорий, примененных к оценкам «всех ковариат», дал значительный модераторный эффект. χ 2 (2) = 9,059, P = 0,011, в той же форме, что и ранее.В этом случае, ни сравнение модератора случайных эффектов трех этнических групп, χ 2 (2) = 3,915, P = 0,141, ни сравнение испаноязычных и неиспаноязычных, χ 2 (1) = 2,280 , P = 0,131, достигнута статистическая значимость.

    Время задержки.

    Анализ замедлителя с фиксированными эффектами с использованием трех категорий запаздывания (менее 1 года, 1 год, более 1 года), примененных к оценкам «только авторегрессивное запаздывание», дал значительный эффект замедлителя, χ 2 (2) = 14.218, P <0,001. Отдельные анализы показали, что эффект был наибольшим в исследованиях с лагом более 1 года, β = 0,157, 95% ДИ = (0,130, 0,184), z = 11,220, P <0,001 и меньше в исследованиях. с запаздыванием, равным 1 год, β = 0,094, 95% ДИ = (0,069, 0,120), z = 7,243, P <0,001 или менее 1 года, β = 0,095, 95% ДИ = (0,070 , 0,120), z = 7,441, P <0,001. Анализ модератора случайных эффектов не достиг общепринятых уровней значимости, χ 2 (2) = 4.001, P = 0,135.

    Возраст.

    Модераторный анализ с фиксированными эффектами с использованием двух возрастных категорий (возраст 12 и младше, 13 лет и старше) дал эффект модератора, приближающийся к значимости, χ 2 (1) = 3,788, P = 0,052. Отдельные анализы показали, что эффект был немного больше в исследованиях, в которых изучались эффекты среди детей старшего возраста, β = 0,128, 95% ДИ = (0,109, 0,147), z = 13,119, P <0,001, чем в исследованиях с детьми младшего возраста, β = 0.097, 95% ДИ = (0,072, 0,122), z = 7,456, P <0,001. Анализ модератора случайных эффектов не достиг общепринятых уровней значимости, χ 2 (1) = 0,982, P = 0,322.

    Обсуждение

    Исследователи разделились во мнениях относительно того, связана ли игра в жестокие видеоигры с последующим увеличением физической агрессии. Хотя большинство исследователей утверждали, что такая связь существует, меньшинство заявило, что существующие доказательства ошибочны во многих отношениях.Наши результаты говорят о трех из четырех конкретных критических замечаний этой литературы, изложенных ранее.

    Во-первых, чтобы ответить на критику в отношении того, что во многих существующих исследованиях использовались «несерьезные» меры агрессии (например, агрессивное познание или аффект), мы ограничили наш метаанализ исследованиями, которые измеряли изменения в явной физической агрессии в течение месяцев или лет. Наши результаты продемонстрировали надежный метааналитический эффект в лонгитюдных исследованиях даже при контроле базовых уровней физической агрессии, предполагая, что эффекты жестоких видеоигр распространяются на осмысленное поведение в реальном мире.

    Во-вторых, для рассмотрения аргументов о том, что оценки этого эффекта были ложными из-за отсутствия адекватного статистического контроля, мы провели наш анализ сначала с исходной агрессией в качестве единственной коварианты, а затем снова со всеми ковариатами, изначально включенными в каждое исследование. Результаты показали, что включение ковариат, по-видимому, оказывает лишь незначительное влияние на предполагаемую связь игры и агрессии. Действительно, в двух из трех исследований, опубликованных Ferguson et al. (20, 21), включение их предпочтительных ковариат немного увеличило размер ассоциации (таблица 1).

    В-третьих, в то время как существующие метаанализы критиковались за то, что они не учитывали возможность систематической ошибки публикации, мы не обнаружили доказательств того, что исследования с нулевой или отрицательной величиной эффекта были недостаточно представлены в литературе, несмотря на использование трех различных аналитических подходов для оценки публикации. предвзятость. Важно отметить, что аналитические подходы, использованные для получения этого вывода, продемонстрировали дополнительные качества: метод обрезки и заполнения имеет высокую статистическую мощность, но высокий коэффициент ошибок типа I, тогда как критерий ранговой корреляции Бегга и Мазумдара имеет меньшую мощность, но практически не дает ошибок I типа (44).Тот факт, что оба этих теста приходят к одному и тому же выводу, предполагает, что результаты надежны.

    Что касается четвертой критики, сфокусированной на размере этих эффектов, наш метаанализ дал скромный размер эффекта ≈0,11, если не были включены дополнительные ковариаты. Фергюсон и его коллеги отметили, что коэффициент регрессии 0,10 связан только с 1% дисперсии результата, и пришли к выводу, что это настолько мало, что не имеет смысла. Однако другие возражали, что квадрат коэффициентов регрессии является менее подходящим показателем для оценки практической значимости эффектов по сравнению с оценками относительного риска (1, 45).Фактически, Розенталь (45) утверждал, что использование значений r 2 для интерпретации размеров эффекта особенно проблематично в контексте изучения антисоциального поведения, такого как агрессия, заявив, что «наша способность предсказывать и контролировать антисоциальное поведение не является идеальной. все тривиально с практической точки зрения, несмотря на кажущееся малое значение r 2 s, полученное в большинстве исследований »(45). Независимо от субъективного определения величины значимого эффекта, очевидно, что в литературе существует статистически значимый и надежный эффект.

    Хотя наше исследование поддерживает скептический взгляд на вышеупомянутую критику литературы о VGV и агрессии, наши результаты предлагают возможное альтернативное объяснение различных выводов, к которым пришли исследователи, находящиеся на противоположных сторонах дискуссии. В частности, мы нашли доказательства того, что влияние VGV на агрессию регулируется этничностью выборки, при этом белые участники показали самый сильный эффект, а испаноязычные участники не показали значительных эффектов. Эффект для азиатских участников оказался посередине между двумя другими группами.

    Возможность того, что влияние жестоких видеоигр на агрессию регулируется этнической принадлежностью, была поднята в предыдущем метаанализе Anderson et al. (6), которые включали как западные, так и азиатские (но не латиноамериканские) образцы. В то же время эти авторы обнаружили, что: ( i ) сдерживающий эффект этнической принадлежности только приблизился к общепринятым уровням значимости и ( ii ) не может быть отделен от вариаций в методологии исследования. Последующий метаанализ, проведенный Фергюсоном (15), повторил и расширил это открытие, показав, что эффекты видеоигр присутствовали среди западных, но не азиатских или испаноязычных образцов.Однако, поскольку эти анализы включали исследования всех типов дизайна (включая непродольные) и не принимали во внимание тип игры (насильственная или ненасильственная) в измерениях воздействия видеоигр в исследованиях, результаты не говорят напрямую о вопросе о том, Эффекты ВГВ с течением времени.

    Напротив, настоящий метаанализ был сфокусирован конкретно на исследованиях жестокого воздействия видеоигр, в которых использовались продольные модели и были расширены выводы Anderson et al. (6) включив в него множество лонгитюдных исследований, опубликованных с тех пор, и выделив латиноамериканцев в дополнение к выборкам белых и азиатов.Наши результаты показали статистически значимый эффект модерации этнической принадлежности (хотя и с использованием оценок с фиксированными эффектами), так что самая сильная связь наблюдалась среди белых выборок, промежуточная ассоциация для азиатских выборок и небольшая, несущественная ассоциация для испаноязычных выборок. Тем не менее, учитывая небольшое количество исследований с латиноамериканскими выборками, очевидно, что необходимы дополнительные исследования этой группы, прежде чем делать твердые выводы о влиянии жестоких игр на эту группу.

    Даже если различия между этническими группами установлены, остается вопрос, почему этническая принадлежность может смягчать влияние жестоких видеоигр на агрессивное поведение.Андерсон и др. (6) разработали пять причин ожидать меньшего размера медиа-эффекта в восточных обществах, чем в западных. В частности, они обсуждают межкультурные различия в том, что касается: ( i ) того, как насилие контекстуализируется в средствах массовой информации; ( ii ) степень, в которой люди обращают внимание на ситуативный контекст действия; ( iii ) значение, переживание и обработка эмоций; ( iv ) общественно-частный контекст, в котором обычно играют в видеоигры; и ( v ) социальные сети геймеров.К этим причинам мы бы добавили различия между культурами в том смысле, что они являются преступником и жертвой агрессии. С этой точки зрения культуры, которые продвигают социальную ответственность и сочувствие к жертвам насилия, могут уменьшить эффекты насильственной игры, заставляя людей психологически дистанцироваться от своей виртуальной агрессии и ее последствий для их личных ценностей и поведения в реальном мире. И наоборот, культуры, пропагандирующие суровый индивидуализм и воинственный менталитет, могут побуждать людей отождествлять себя с ролью агрессора и ослаблять симпатию к своим виртуальным жертвам с последствиями для их ценностей и поведения вне игры.

    Что касается такого объяснения умеренности на основе этнической принадлежности эффекта VGV на агрессию, наблюдаемого в текущем метаанализе, Anderson et al. (6) обнаружили, что культура смягчает влияние жестоких видеоигр на снижение чувствительности к насилию и эмпатии, так что участники из западных культур демонстрировали большую десенсибилизацию и большее снижение эмпатии, чем участники из восточных культур. Результаты Ramos et al. (46) предполагают, что, подобно представителям восточных культур, латиноамериканские участники, по-видимому, сохраняют сочувствие к жертвам перед лицом изображений насилия в средствах массовой информации.Что касается десенсибилизации и снижения эмпатии, являющихся причиной воздействия VGV на последующую агрессию, Bartholow et al. (47) обнаружили, что эмпатия опосредует влияние VGV на агрессию в эксперименте. В то же время, в то время как сочувствие к жертве VGV может уменьшить последующую агрессию, сочувствие к преступникам может фактически усилить последующую агрессию, мотивируя свои действия оправданием (например, ссылки 48 и 49). Очевидно, что хотя наша оценка согласуется с множеством эмпирических данных, необходимы дополнительные исследования, чтобы установить эмпатию в качестве правдоподобного посредника наблюдаемого сдерживающего влияния этнической принадлежности на агрессию в текущем метаанализе.

    Заключение

    На основании этого метаанализа мы пришли к выводу, что жестокие видеоигры связаны с более высокими уровнями явной физической агрессии с течением времени после учета предшествующей агрессии. Эти результаты подтверждают общее утверждение о том, что жестокие видеоигры связаны с увеличением физической агрессии с течением времени. Кроме того, результаты говорят о трех конкретных критических замечаниях этой литературы, демонстрируя: ( i ), что жестокие видеоигры связаны с увеличением показателей серьезного агрессивного поведения (т.е., явная физическая агрессия), ( ii ), что оценки этого эффекта лишь незначительно уменьшаются за счет включения статистических ковариат, и ( iii ) из-за отсутствия доказательств предвзятости публикации.

    Результаты также предполагают, что влияние VGV на агрессию может быть ограничено этничностью выборки, так что это наиболее сильно наблюдается среди белых участников, менее сильно, но надежно наблюдается среди азиатских участников и ненадежно среди латиноамериканских участников. Кроме того, конструкции, предполагающие более длительные задержки во времени, по-видимому, связаны с более значительными эффектами, что согласуется с наблюдениями в многоволновых исследованиях (например,г., исх. 33).

    В целом, результаты нашего метаанализа бросают серьезный вызов нескольким основным критикам литературы, связывающей ВГВ и физическую агрессию, и они предлагают простое объяснение противоречивым выводам исследователей, придерживающихся противоположных сторон дискуссии. Мы надеемся, что эти результаты помогут исследователям решить вопрос о том, усиливают ли жестокие видеоигры агрессивное поведение, и перейти к вопросам о том, почему, когда и на кого они оказывают такое влияние.

    Сноски

    • Авторы: A.

  • Ваш комментарий будет первым

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *